Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Социальные сети против международных СМИ

© AFP 2019 / Carl de SouzaСолдат сил самообороны Кении возле университета в городе Гарисса
Солдат сил самообороны Кении возле университета в городе Гарисса
Чья жизнь "ценнее" – 10  французских карикатуристов или 148 кенийских студентов? Обозреватель Анастасия Мельникова изучила реакцию прессы и соцсетей на теракт в Кении.

Анастасия Мельникова, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Второго апреля международным СМИ было о чем писать: Йемен, Иран, в России — кораблекрушение в Охотском море. Информация о расстреле террористами-исламистами почти 150 кенийских студентов-христиан, конечно, появлялась в выпусках новостей, но не так, чтобы потрясла мир до слез.

Восточно-африканская страна Кения (сафари, кофе, фламинго), воюющая с соседней Сомали (пираты, сепаратисты, исламисты) — всё это совсем не про нас, европейцев или американцев, далеко-далеко, и вообще, в Африке постоянно кто-то гибнет. То есть вроде как "не ужас-ужас, а просто ужас" (извините).

Просто ужас

О "просто ужасе" даже как-то позабыли в последующие дни, анализируя итоги переговоров по Ирану, военный конфликт в Йемене и приветствуя Пасху. Правда, в воскресенье, 5 апреля Глава Англиканской церкви во время пасхальной проповеди назвал погибших в Кении мучениками за веру.

Выступил и Папа Римский Франциск: он считает, что международное сообщество не должно делать вид, что не заметило этого чудовищного преступления.

Позже активизировались и пользователи соцсетей — по всему миру стали появляться возмущенные посты о том, что расстрел кенийских студентов не вызвал в прессе должного внимания:

И, конечно, многие сразу вспоминали о том, какую реакцию вызвали январские теракты во Франции, когда террористы расстреляли художников и журналистов журнала Charlie Hebdo, а также посетителей кошерного супермаркета и полицейских.

Госсекретарь США Джон Керри. Архивное фото
МИД Франции: Керри извинился, что не участвовал в марше в ПарижеСМИ ранее раскритиковали президента Барака Обаму и других высокопоставленных чиновников за то, что они не поехали на марш против терроризма, который прошел в Париже и других городах Франции.
Тогда, в течение нескольких дней, если не недель, сообщения о терактах и реакциях на эту трагедию были основными в выпусках новостей. СМИ также критиковали Барака Обаму и других высокопоставленных чиновников за то, что они не поехали на марш против терроризма, который прошел в Париже и других городах Франции.

Тогда на улицы вышли более трех с половиной миллиона человек, на марш приехали лидеры многих стран.

Je suis Kenya

В случае же с терактом в кенийском городе Гариссе внимание к проблеме исламского терроризма пришлось привлекать, в основном, обычным интернет-пользователям, а не официальным лицам и прессе (в самой Кении, правда, проходили и акции скорби, и марши протеста, был объявлен трехдневный траур). На этой неделе в соцсетях появились сообщества памяти погибших студентов, а записи о кенийской трагедии сопровождались "говорящим" хэштегом #‎Africanlivesmatter.

Возмущение блоггеров вполне справедливо: по всему миру не проводятся ни многотысячные марши, ни акции памяти, никто не несет к зданиям кенийских посольств тысячи букетов и свечей, никто не стоит в молчаливой скорби с табличкой Je suis Kenya (по аналогии с Je suis Charlie), не забывая при этом делать обязательные selfie.

И если в адрес французских карикатуристов когда-то летели оскорбительные реплики типа "сами виноваты, провокаторы-кощунники", то расстрелянным кенийским студентам нечего предъявить даже самым отъявленным религиозным фанатикам.

Погибшие были христианами, и только.

Кения и Сомали

Университет в городе Гарисса в Кении, на который напали боевики, 4 апреля 2015
Выжившая в атаке на университет в Кении девушка найдена спустя два дняДевятнадцатилетняя Синтия Чаротич сообщила, что она с четверга пряталась в большом шкафу, накрыв себя одеждой. Она отказывалась покинуть свое убежище, даже когда ее однокурсники выходили из своих укрытий по требованию боевиков.
Напомню, четверо вооруженных исламистов из сомалийской экстремистской группировки "Аш-Шабаб" рано утром 2 апреля ворвались в общежитие университета Гариссы. Студентов взяли в заложники, допрашивали по одному, заставляли цитировать Коран, мусульман отпускали, остальных расстреливали. Всего были убиты 148 человек, почти все они — учащиеся в возрасте от 18 до 23 лет.

Кенийские силы безопасности смогли взять территорию кампуса под контроль только через несколько часов, боевиков уничтожили.
Расстрел безоружных студентов — это фактически месть за участие кенийской армии в спецоперациях против сомалийских боевиков-исламистов. Город Гарисса находится на востоке Кении, в приграничной с Сомали провинции. Там располагается центр епархии Римско-Католической Церкви (около 80 процентов населения Кении — христиане). Однако большинство жителей Гариссы – это этнические сомалийцы, они считают город своим, а не кенийским.

Само же государство Сомали раздроблено на несколько частей из-за гражданской войны. Активное противостояния группировок сепаратистов продолжается там десятки лет, различные территории то получают статус автономных, то независимых, то самопровозглашенных, то попадают под управление соседних районов-автономий.

Теракт, совершенный 2 апреля сомалийскими боевиками в университете Гариссы стал самым кровавым (но далеко не единственным) в истории Кении. Но даже полторы сотни жертв не убедили "прогрессивное" (а вернее, считающее себя таковым) человечество в том, что жизни кенийских студентов "стоят" ничуть не меньше, чем жизни французских карикатуристов или американских офисных работников.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала