Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Как сохранить Россию, а затем и приумножить

© РИА НовостиВладимир Лепехин, директор Института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня"
Владимир Лепехин, директор Института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба МИА Россия сегодня
Сегодня российские элиты должны исходить из необходимости "консервативной модернизации" — такого формата социального развития, который позволит обществу динамично двигаться вперед на базе сохранения и преумножения имеющихся активов и достижений, считает член Зиновьевского клуба Владимир Лепехин.

Владимир Лепехин, член Зиновьевского клуба

В ответ на статью Алексея Севарина "10 неидеологических тезисов о Петербургском форуме" Владимир Лепехин формулирует 10 идеологических тезисов на эту же тему.

На прошлой неделе, когда в Петербурге подводили итоги Русского национального Форума, названного его устроителями также "Международным консервативным форумом" или "Первым международным форумом против толерантности", в Агентстве "Россия Сегодня" состоялось очередное заседание Зиновьевского клуба, в рамках которого также обсуждались альтернативы неолиберализму.

Зиновьевский клуб в контексте Петербургского форума

Международный русский консервативный форум
10 неидеологических тезисов о Петербургском форумеМеждународный консервативный форум в Санкт-Петербурге вызвал в российском обществе множество эмоциональных, противоречивых и не всегда логичных откликов. Алексей Севарин предлагает свою оценку и самого форума, и потребности общества в дискуссиях на ценностные темы.
В статье "Десять неидеологических тезисов о Петербургском форуме" её автор Алексей Севарин задал правильный тон обсуждению перспектив праворадикальной и вообще правой (консервативной) идеи в современной России. Он, в частности, заметил, что "обозначившийся в России и в Европе "запрос на систему консервативных ценностей есть ответ на ультралиберальные перегибы последнего времени".

Заметим в продолжение данного тезиса, что в России (о Европе такого пока не скажешь) не просто оформляется ответ на перегибы ультралиберализму — нарастает запрос на сущностный ответ либеральной идеологии как таковой.

И если участники Петербургского форума увидели этот ответ в праворадикальной теории (в том числе — в национализме, как бы его не понимать), то на заседании Зиновьевского клуба было произнесено, что альтернатив у либерализма несколько, и национализм в их число не входит.

Нелиберальная критика правых

Журналист Максим Соколов на IV Московском международном открытом книжном фестивале
Петербургское совещаниеЕсли не совещания в жанре "Петров-Водкин", то во всяком случае какие-то контакты с силами консервативной Европы явно необходимы, считает Максим Соколов.
По итогам Петербургского форума в СМИ появилось немало публикаций, критикующих его с либеральных позиций. Между тем главный минус форума вовсе не в том, что он сформулировал некую альтернативу либералам, а в том, что собравшиеся на мероприятие праворадикалы попытались сделать это с консервативных позиций, сыграв, таким образом, либералам на руку.

В результате, во-первых, организаторы форума в очередной раз дискредитировали консервативную идею. Во-вторых, либералы получили повод в очередной раз обвинить Кремль (а кого же еще?) в пособничестве нацистам. А в-третьих, был запущен ложный месседж о том, что у России имеются де союзники в Европе в лице правых (праворадикальных) сил.

На самом деле после 1917 года европейские правые никогда не были (за очень небольшим исключением) союзниками России. Таким союзником всегда были левые силы. И сегодня именно левые партии и движения Европы (в Греции, Италии, Испании, Германии и т.п.) последовательно выступают против глобализма и неонацизма.

Симптоматично, что сегодня в России именно либералы разжигают межнациональные противоречия, поддерживая чеченскую, крымско-татарскую и иные этнооппозиции и вместе с русскими националистами скандируя в СМИ лозунг "хватит кормить Кавказ!"

Похоже, что за Петербургским форумом нужно искать кукловодов, организующих подобные мероприятия не для поиска ответов на насущные вопросы политической повестки дня, но для того, чтобы в непростой для мира период сбить с толку и Россию, и её союзников.

Государство, безусловно, должно создавать условия для политического плюрализма. Но в то же время общество должно понимать, что идеология — не игрушки.

10 идеологических тезисов о российском консерватизме

Заседание Зиновьевского клуба: Современный консерватизм
Заседание Зиновьевского клуба: "Современный консерватизм"Существует точка зрения, что в условиях продолжающегося кризиса либеральных идей возрастает ценность консервативной идеологии. Что такое консервативная идеология в мире и в России, учитывая, что существуют разные взгляды на современный консерватизм?
Либерализм — тупик, а революции и радикальные эксперименты — западня. Но чтобы консерватизм стал альтернативой многочисленным тупикам и ловушкам, а также конкурентной по отношению к либерализму идеологией, нужно посмотреть на традиционный консерватизм предельно критически — так же, как и на либерализм.

Ниже — десять идеологических тезисов-аксиом, из которых нужно исходить в ходе любых содержательных дискуссий о перспективах консерватизма в нашей стране.

Прежде всего, нужно иметь в виду, что современный консерватизм — совсем не то же самое, что консерватизм классический. За тысячу лет реализации множества консервативных, либеральных и социалистических проектов все эти стилистические определения были неоднократно дискредитированы и перевернуты с ног на голову и обратно. В итоге практически все идеологии изменили свои имена, знаки и содержание. Вот почему сегодня слова не стоят почти ничего — нужно научиться разбираться в сущностях.

Дмитрий Косырев
Не всякий консерватор консервативен: уроки петербургского форумаКто-то, возможно, хочет, чтобы в России было как во Франции, где приезжие мусульмане вместе с коренными мусульманами жгут автомобили "белых" французов. Извините, а мы не хотим, замечает Дмитрий Косырев.
Консерватизм — идеология сохранения культуры, ценностей и всего того, в чем кровно заинтересовано человечество. Нужно только понимать, что для него объективно ценно. Это непросто, поскольку консерватизм многослоен и многообразен. Он — продукт самых разных культур и субкультур. Так, для России характерны русский, советский и российский консерватизмы, а также конфессиональные (православные, исламские и т.п.) традиционалистские доктрины. Отсюда вопрос: а кто сегодня в России консерватор? Русские и православные люди, стремящиеся сохранить национальную и православную культуры? Посткоммунисты, сохраняющие приверженность ценностям советского периода? Неоконы от крупных компаний и бюрократии, стремящиеся сохранить достижения перестройки? А кто консерватор сегодня на той же Украине? Бандеровцы, ополченцы, олигархи, Киевская православная церковь, униаты?

Очевидно, что все противоборствующие силы в России и на Украине стремятся сохранить некие ценности, но каждая — свои.

Ни один из видов консерватизма тем не менее не может быть отброшен в сторону за ненадобностью. Напротив, все они должны стать элементами новой и эффективной идеологии современной России. Хотя очевидно, что названные выше виды отечественного консерватизма находятся во все большем диссонансе с западным неоконсерватизмом, стремящимся сохранить разделение мира на избранных и прочих.

В силу своей объемности, многомерности и противоречивости, российский консерватизм носит не национальный, и даже не государственный, но цивилизационный характер. С учетом же того, что современные войны (на Украине, в Сирии, Йемене или Ираке) имеют все больше не межгосударственное, а межцивилизационное измерение, наиболее близок к подлинному тот консерватизм, который нацелен на сохранение всего самого ценного из имеющегося в распоряжении той или иной цивилизации.

А самое ценное в любой цивилизации — это её сущности.

Сегодня нужно переоткрыть сущности российской цивилизации — и только на этой основе может сформироваться четкое понимание того, что следует сохранять и преумножать. Сущности нашей цивилизации (созидательность, совесть, справедливость, солидарность и т.п.), известны — и именно они определяют её базовые ценности. И, кстати, ни национализм (нацизм — тем более), ни империализм, часто записываемые в характерные черты российского народа, не относятся к числу цивилизационных сущностей России.

Один из важнейших сущностных признаков российской цивилизации — её суверенитет, а потому способность власти и народа противостоять внешним вызовам — важнейший элемент российского цивилизационного консерватизма.

Консерватизм должен быть позитивным и созидательным. Там, где консерваторы выступают за разрушение или уничтожение чего-либо, они противостоят сами себе, а потому правые радикалы и сторонники разного рода этнократий — антагонисты любого здорового консерватизма.

Реализация в России консервативного проекта — это важнейший, но не единственный и не ключевой фактор противостояния либерализму. Во внешней политике государства альтернативой неолиберализму должен стать антиглобализм, во внутренней — синтез консервативных и солидарных идей.

И последнее. Консерватизм должен уметь развиваться. Без развития общество обречено на загнивание и последующие революции. Подобно американским неоконам, еще в 70-е годы прошлого века выдвинувшим лозунг "консервативной революции", сегодня российские элиты должны исходить из необходимости "консервативной модернизации" — такого формата социального развития, который позволит обществу динамично двигаться вперед на базе сохранения и преумножения имеющихся активов и достижений.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала