Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Успешное" разрешение иранского ядерного кризиса

© AFP 2021 / Rick Wilking/PoolМинистр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и госсекретарь США Джон Керри. Архивное фото
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и госсекретарь США Джон Керри. Архивное фото
Читать ria.ru в
Подписав соглашение, лидеры США и Ирана получат политические козыри, а иранцы останутся в плену излишних иллюзий, что с них в ближайшей перспективе могут быть сняты все санкции, замечает Владимир Евсеев.

Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований, для МИА "Россия сегодня"

Состоявшийся 5 марта 2015 г. в Монтре (Швейцария) очередной раунд переговоров между представителями Исламской Республики Иран (ИРИ) и "шестерки" международных посредников (пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии) прошел "на ура". Тем не менее, США и Иран по-прежнему не могут договориться даже по рамочному соглашению с целью урегулирования ядерного кризиса.

Первый энергоблок атомной электростанции Бушер в Иране. Архивное фото
Глава МИД: Иран может согласиться на ограничение ядерной программыМинистр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил о готовности принять определенные ограничения на определенный период, отказавшись уточнить, какие именно меры и в какие сроки будут приняты.
Этому предшествовали трехдневные переговоры между государственным секретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел ИРИ Мохаммадом Зарифом.

Несмотря на мощное внешнее давление и сложное экономическое положение, Тегеран не собирается свертывать свою ядерную программу путем, например, закрытия подземного предприятия по обогащению урана в Фордо. При этом Тегеран согласен ограничить такую программу при максимально возможном уровне контроля за ее реализацией со стороны инспекторов МАГАТЭ и даже пойти на некоторое уменьшение количества работающих газовых центрифуг.

Однако иранцы выступают против длительных сроков ограничения своей ядерной деятельности (не менее 10 лет) и требуют поэтапного снятия односторонних санкций со стороны ЕС, США и некоторых других стран. Последнее представляет наибольшую сложность, так как президент Барак Обама может лишь приостановить такие санкции сроком на один год, что делает возможным полномасштабное применение американских санкций против ИРИ после изменения Администрации США.

Меньше разногласий наблюдается по вопросу строящегося тяжеловодного исследовательского реактора в Араке. Американцы настаивают на изменении конструкции этого реактора, чтобы свести к минимуму его возможности по наработке плутония оружейного качества. В принципе на это требование Тегеран может согласиться ввиду отсутствия промышленных мощностей по переработке отработанного ядерного топлива.

Конгресс против Обамы

Серьезную проблему представляет излишне жесткая позиция по этому вопросу Конгресса США, где многие выступают за введение против Тегерана новых финансово-экономические санкций. Более того, ИРИ предъявлен ультиматум: или она соглашается пойти на американские условия, и подписывает так называемое всеобъемлющее соглашение, или против нее вводятся новые санкции.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Архивное фото
Нетаньяху доволен реакцией США на его доводы по ИрануПредложенная альтернатива исключает автоматическое снятие санкций с Ирана до прекращения им террора по всему миру, до отказа от агрессии против соседних с ним стран и угроз уничтожить Израиль, заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.
А после только что состоявшегося в Вашингтоне выступления израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, заявившего о недопустимости подписания с Тегераном даже рамочного соглашения, американские законодатели пошли еще дальше.

Так, в сенате готовы рассмотреть ранее подготовленый законопроект, касающийся возможного соглашения между ИРИ и "шестеркой" международных посредников. В случае его принятия администрация США будет вынуждена согласовывать с конгрессом любые свои соглашения с ИРИ в ядерной сфере. Конечно, президент Барак Обама может наложить на него свое вето, но в силу множества причин он явно не готов идти на противостояние с Конгрессом США.

Иранцы отвечают взаимностью, предупреждая о возможности отставки умеренного президента Хасана Роухани, на смену которому может прийти, например, такой "борец с Западом" как Махмуд Ахмадинежад.

Информация о последних как двусторонних (в первую очередь, американо-иранских), так и многосторонних ("шестерка" международных посредников) переговоров по урегулированию иранского ядерного кризиса крайне скудна. Но есть основания предположить, что США отказались от увязывая иранской ядерной программы со средствами доставки оружия массового уничтожения.

Такая зависимость между иранской ракетной и ядерной программой установлена соответствующими резолюциями Совета Безопасности ООН, но это отсутствует в Совместном плане действий от 24 ноября 2013 г. Такое решение было обусловлено и тем, что аравийским монархиям Персидского залива началась поставка из США зенитных ракетных комплексов Patriot PAC-3 и системы противоракетной обороны THAAD. Это сняло озабоченности аравийских монархий в отношении нанесения по ним иранского ракетного удара.

Во-вторых, США убрали из категории внеочередных свое требование о ратификации со стороны ИРИ Дополнительного протокола (1997 г.) к Соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий. Это было сделано вопреки Совместному плану действий, где четко установлено, что ратификация Дополнительного протокола (1997 г.) является составной частью всеобъемлющего соглашения с ИРИ по урегулированию иранского ядерного кризиса. Тегеран на это мог бы пойти в случае снятия с него всех односторонних санкций. Но этого американцы как раз делать не собираются, так как финансово-экономические санкции являются серьезным рычагом влияния на ИРИ, который Вашингтон предполагает сохранить в течение длительного периода времени.

С другой стороны, отсутствие ратификации Ираном Дополнительного протокола (1997 г.) сохраняется как обязательное требование со стороны МАГАТЭ, где утверждают, что только это позволяет выявлять незаявленную (незаконную) ядерную деятельность. Такой подход США позволяет показать свою готовность к поиску с ИРИ компромисса, не снимать с Тегерана жесткие финансово-экономические санкции и при этом сохранять в отношении Тегерана международные санкции со стороны Совета Безопасности ООН. Сама возможность снятия требования о Дополнительном протоколе (1997 г.) обусловлена и тем, что в отношении иранской ядерной программы действует чрезвычайно жесткий режим инспекций МАГАТЭ, далеко выходящий за рамки стандартного Соглашения с агентством о применении гарантий.

Это позволило американцам в ходе переговоров сконцентрироваться только на одной задаче: максимального ограничения иранской программы по обогащению урана. При этом были выдвинуты чрезвычайно жесткие требования: ограничить количество работающих газовых центрифуг до 4 (6) тыс. центрифуг тира Р-1 (малой мощности). И это при том что только количество подключенных газовых центрифуг в ИРИ составляет 19 тыс., из которых 1 тыс. является более совершенными, как в отношении производительности (в 3-4 раза), так и надежности.

И все-таки это прорыв

Тем не менее, подписание рамочного соглашения между ИРИ и "шестеркой" международных посредников отвечает интересам и Барака Обамы, и Хасана Роухани, но по внутриполитическим причинам.

Для Барака Обамы, после неудач в Ливии, Ираке, Сирии, Афганистане и даже на Украине исключительно важно иметь хоть какой-то внешнеполитический успех. Подписание любого, даже рамочного соглашения с ИРИ такую возможность ему предоставляет. Конечно, речь идет не о реальном успехе, а лишь о его тиражировании в СМИ.

Подобное наблюдается и в Иране, где президент Хасан Роухани все больше находится под давлением как консерваторов во главе с Духовным лидером Али Хаменеи, так и реформаторов. При этом консерваторы упрекают президента Роухани за излишние уступки Западу, что, по их мнению, угрожает национальным интересам ИРИ. Реформаторы считают, что по вине Хасана Роухани процесс сближения Ирана с Западом идет слишком медленно.

Подписание любого, даже формального соглашения позволит президенту Роухани говорить консерваторам, что он добился уступок со стороны Запада, реформаторам — что процесс сближения ИРИ и Запада продолжается. А иранцы останутся в плену излишних иллюзий, что с них в ближайшей перспективе могут быть сняты все санкции.

Таким образом до конца июня 2015 г. может быть подписано не реальное, а формальное соглашение по урегулированию иранского ядерного кризиса, которое могут назвать всеобъемлющем. При этом будет наблюдаться лишь тенденция к улучшению ирано-западных отношений при незначительном смягчении действующих против ИРИ односторонних (со стороны Запада) и сохранении многосторонних (со стороны Совета Безопасности ООН) санкций. Все это крайне трудно назвать успехом в разрешении ядерного кризиса.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала