Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Владимир Путин в Пекине: ничего кроме бизнеса

© РИА Новости / Михаил Климентьев / Перейти в фотобанкПрезидент РФ Владимир Путин выступает на заседании секции в рамках Делового саммита форума АТЭС
Президент РФ Владимир Путин выступает на заседании секции в рамках Делового саммита форума АТЭС
По итогам закончившегося во вторник саммита АТЭС политический обозреватель МИА "Россия сегодня" Дмитрий Косырев замечает, что о санкциях против России там не говорили. Просто потому, что они никому не интересны.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Самое интересное из рабочей программы Владимира Путина в Пекине, где проходил ежегодный форум АТЭС — это его выступление на Деловом саммите, "средней" части программы форума. Сам российский президент не произнес в этом выступлении слово "санкции". Но и из зала (а Деловой саммит — это конференция, где идет свободное общение участников) тоже никто ни про какие санкции даже не спрашивал. Они там, в АТЭС, никому не интересны и ни на что не влияют.

Никакой геополитики?

Главы государств стран участников саммита АТЭС в Пекине. Архивное фото
Лидеры АТЭС за рабочим завтраком обсуждают тему привлечения инвестицийВторой рабочий день саммита начался с обсуждения вопросов углубления региональной экономической интеграции. Лидеры подробно обсудили китайские предложения о принятии пекинской "дорожной карты" по содействию формирования азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли.
Дело, конечно, в атмосфере АТЭС (Азиатско-тихоокеанское экономическое сообщество), то есть в том, что АТЭС — это ничего кроме бизнеса. Существованию этого интеграционного механизма для Тихоокеанского региона в этом году как раз исполнилось 25 лет. В нем состоит 21 экономика, расположившаяся по периметру океана, и политических споров и всяческой неприязни среди них за эти годы было сколько угодно, и еще будет немало.

Допустим, Китай, хозяин встречи, находился в последние годы в сложных отношениях с Японией. Но в рамках АТЭС эта пара участвует, как и все прочие, во многих десятках программ по сближению экономик региона и устранению препятствий для торговли и сотрудничества. И в этот раз так было; кстати, лидеры Китая и Японии провели в Пекине отдельную встречу и приняли программу из четырех пунктов об улучшении отношений.

Характерен и язык документов, принимаемых в ходе идущей круглый год работы многочисленных министерских и прочих встреч в рамках АТЭС: он обтекаемый. Там говорится только о том, в чем стороны согласны, и это опять же не политика, а бизнес.

Теперь посмотрим на Деловой саммит, который на форумах АТЭС располагается по времени между встречей министров и саммитом АТЭС — финальным заседанием высших лидеров. Это конференция деловых кругов, капитанов бизнеса, которые хотят что-то сказать политикам и послушать их ответы.

В этот раз в Пекине были представлены главы 130 из крупнейших 500 корпораций мира по версии журнала Fortune. На эти встречи приглашают и лидеров, но далеко не всех. Путин в этот раз оказался одним из троих избранных, наряду с новым президентом Индонезии Джоко Видодо (он всем интересен) и Бараком Обамой.

О чем российский президент говорил (и отвечал на вопросы)? О рубле и юане, о транспортных связках через территорию России, о курсах валют и политике российского Центробанка. Никакой геополитики и того, о чем тот же Путин уже сказал недавно на заседании клуба "Валдай". А здесь — зачем повторяться? Интереснее другие вещи. Например, то, что сейчас торговля со странами региона составляет всего четверть российского товарооборота, но Москва планирует довести этот показатель до 40%. Санкции этому скорее помогут, чем помешают.

Итогом форума считается заседание лидеров (саммит), но оно закрытое, его продукт — такое же расплывчатое, как и все документы АТЭС, заявление.

Говорил ли кто-то в заявлении или на саммите, что санкции одного члена АТЭС против другого — это против самого духа тихоокеанского сотрудничества? Что-то подсказывает, что если и говорил, то это был не Владимир Путин. Зачем тратить слова, если есть очевидная реальность. В виде очередного подписанного накануне между Россией и Китаем пакета соглашений по инвестициям, кредитам, газу и авиации; в виде только что достигнутых аналогичных договоренностей Москвы с несколькими другими лидерами стран региона.

Голос певца за сценой

Владимир Путин на саммите АТЭС
Путин предостерег от разделения АТР на конкурирующие объединенияНеобходимо действовать, подчеркнул российский лидер, на основе принципов прозрачности и открытости.
Глобальная политика, впрочем, в Пекине очень даже присутствовала — но как бы в виде голоса певца за сценой. Речь о борьбе за лидерство. АТЭС все эти 25 лет служил наглядной демонстрацией того, что сначала если не в мировом масштабе, то в масштабе Тихоокеанского региона Китай постепенно выходил на первое место как экономика, да и как политическая сила тоже. А США, соответственно, эту роль теряли. Теперь это происходит уже не только в регионе, а глобально.

Что в этом плане интересного творилось вокруг нынешнего форума, и в целом годового китайского председательства в АТЭС? Для начала, китайцы показали всю свою организационную мощь, продвинув программы сотрудничества в АТЭС как никто другой. Это называется "меры нового поколения" — сотрудничество по инновационному развитию, по небольшим регионам, поддержке инвестиций в инфраструктуру и экономические реформы. Обо всем этом говорится в громадном, с приложениями, документе, принятом в начале форума на встрече министров иностранных дел и экономики. Этот документ, по сути, и есть итог китайского председательства с передачей эстафеты следующему председателю, Филиппинам. За каждым пунктом — подравнивание национальных законов, те или иные программы и обязательства. В общем, конкретика.

Азиатско-Тихоокеанский форум экономического сотрудничества
Что такое АТЭССаммит лидеров экономик Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества стартовал в Пекине 10 ноября. На форуме собрались десятки глав государств, сотни высокопоставленных чиновников и влиятельных бизнесменов.
И все это принято единогласно или почти единогласно, везде стоят подписи практически всех участников ("практически" — потому что в АТЭС к каким-то программам можно поначалу не присоединяться).

И при этом все знают, что в то же самое время США, не отказываясь от участия в АТЭС, продвигают свою идею Транстихоокеанского партнерства. В котором должны участвовать только 12 стран из 21 члена АТЭС. Без Китая (и, понятно, без России). Президент Обама даже провел их отдельное заседание в Пекине, за надежными стенами американского посольства. В общем, анти-АТЭС.

Дело в том, что США никогда не любили АТЭС, именно потому, что там, насколько это возможно, все равны; и еще потому, что там растет роль Китая… Завести себе организацию, где нет никаких Китаев и твое лидерство очевидно — это большой соблазн.

Кроме того, для США главная цель участия в АТЭС — создание зоны свободной торговли, то есть открытие рынков для американских товаров. Что не всем экономикам выгодно, в регионе есть ведь небольшие и слабые страны. А АТЭС добивалась успеха по части интеграции во всех областях, кроме свободной торговли. Собственно, можно сказать, что АТЭС — это успешный способ обойти тяжелую проблему "открытых рынков".

И как же отнесся хозяин встречи, Китай, к по сути раскольнической деятельности США внутри АТЭС? А никак. Заседают, и пусть себе. В конце концов, у Китая тоже есть зона свободной торговли с расположенным к югу от него регионом Юго-Восточной Азии, и ничего, работе АТЭС — мощной, многоплановой — это не мешает. А заодно в Пекине подписано соглашение о такой же зоне с Южной Кореей.

Главное же, транстихоокеанская инициатива США, как это в очередной раз стало ясно в Пекине, пока продвигается не очень хорошо. Теперь говорят, что, возможно, следующей весной все наладится, и все кандидаты поставят свои подписи.

В США говорят, что Барак Обама в своей нынешней поездке в Азию смотрится слабо. А Китай, ставший главным торговым партнером для 17 из 23 своих соседей — сильно.

Но не стоит поддаваться американскому пессимизму, они там сейчас только и делают, что говорят о слабости Обамы. Американский бизнес будет продвигать свои интересы с помощью любых инструментов, АТЭС и/или Транстихоокеанского партнерства. И не будет возражать против инструментов политического давления на конкурентов — лишь бы эти инструменты работали.

Санкции, как видим, в рамках АТЭС не работают. Из этой реальности и будем исходить.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала