Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Украина: близко ли прозрение

© РИА НовостиМихаил Ростовский
Михаил Ростовский
Читать ria.ru в
Украине стоит приглядеться к грузинскому опыту и понять: чем раньше наступит прозрение, тем меньше будет сделано того, что невозможно исправить, считает Михаил Ростовский.

Михаил Ростовский

На что имеет смысл потратить несколько лет: на то, чтобы сделать максимум гадостей соседу или на то, чтобы изменить к лучшему свою собственную жизнь? Ответ кажется очевидным до банальности — но только на первый взгляд.

Не только отдельные люди, целые государства выбирают первый вариант, и лишь пройдя через состояние катастрофы, приходят ко второму. Конкретные примеры — Грузия и Украина. Обе эти страны совершили один и тот же судьбоносный политический просчет.

Министр Внутренних Дел Грузии Ираклий Гарибашвили
Гарибашвили: Грузия желает хороших отношений с РФГоворя об отношениях с Россией, премьер-министр Ираклий Гарибашвили отметил, что Грузия сделала много конструктивных шагов. Кроме того, страна делает все для того, чтобы найти пути примирения с абхазским и осетинским народами.
Правда, есть между ними и фундаментальная разница. Грузия уже вступила на путь по крайней мере частичного исправления своих прошлых ошибок. Украина, напротив, находится на самых ранних стадиях этого тяжелого политического заболевания.

В самом конце сентября этого года премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил с трибуны Генеральной ассамблеи ООН: " Мы, грузины, хотим хороших отношений с Россией… Ради этой цели мы проводим в отношении России новый курс, отличный от политики наших предшественников. Мы проводим в жизнь… стратегию, которая базируется на том, что мы являемся ответственным, прагматичным и конструктивным соседом".

Простые, логичные и ожидаемые слова — но как много времени лидеры Грузии созревали для того, чтобы их произнести! Вспомним события недавнего прошлого — времен президентства Михаила Саакашвили. В истоке откровенно русофобской политики Саакашвили лежали не только его личные предрассудки и отсутствие у президента понимания России.

Курс Михаил Саакашвили основывался еще и на постулате, который тогдашний лидер Грузии искренне считал трезвым и хитроумным политическим расчетом. Саакашвили был уверен: рассуждения о том, что с соседями надо дружить — для сентиментальных лузеров и слабаков. Дружить надо с самой сильной страной в современном мире — Америкой. А она уж решит за Грузию все ее проблемы и прижмет к ногтю Россию.

Чем все закончилось — общеизвестно. Америка не стала таскать за Грузию каштаны из огня. Политика Саакашвили, основная на принципе "с Россией можно не считаться", привела в 2008 году Грузию к болезненному военно-политическому поражению. И вот спустя шесть лет после тех событий новые лидеры в Тбилиси занимаются тем, чем Грузии надо было заниматься еще как минимум десятилетие тому назад — наведением мостов с Москвой.

А вот в Киеве большинство политиков увлечено прямо противоположной задачей — разбором тех мостов с Россией, которые еще не успели взорвать. При этом о выгоде для страны или о долгосрочных национальных интересах Украины никто особенно не думает. Задача формулируется совсем по-иному.

Не могу удержаться от зрелищного примера. 16 сентября этого года правление Национального банка Украины приняло постановление №571, которое среди прочего предусматривает ввод в оборот памятной монеты, посвященной 500-летию битвы при Орше. Сгораю от стыда: до своего ознакомления с постановлением №571 правления Национального банка Украины я ничего не знал про битву при Орше. Но тут стало любопытно. Я залез в справочники и вот что обнаружил.

8 сентября 1514 года русское войско в битве под Оршей потерпело поражение от объединенных армий Великого княжества Литовского и Королевства Польского. Оба высших руководителя наших войск были взяты в плен. Воевода Иван Челяднин умер почти сразу после этого. Воевода Михаил Булгаков-Голица провел в статусе военнопленного 37 лет.

Оставлю за кадром тот факт, что даже после выигранного сражения под Оршей король Польши и великий князь Литвы Сигизмунд не смог достичь своей главной стратегической цели — вернуть себе потерянный летом того же 1514 года Смоленск. Не буду акцентировать внимание и на том обстоятельстве, что, проиграв одну крупную битву, Россия не проиграла войну. По условиям подписанного в сентябре 1522 года в Москве перемирия король и великий князь Сигизмунд официально признал включение смоленских земель в состав русского государства.

В интересующем нас контексте все эти познавательные исторические детали не важны. Что важно, так это понять: зачем Национальному банку Украины потребовалось так торжественно отмечать юбилей битвы при Орше? Только для того, чтобы показать Москве "неприличный жест"? Если да, то возникает другой вопрос: а в чем от этого польза для Украины? Может, выпуск памятной монеты поможет остановить падение курса гривны и процесс разрушения украинской экономики? Ну а если нет, то в чем же смысл — если этот смысл есть вообще, конечно?

Жесты, лишенные глубинного смысла и нацеленные лишь на внешний эффект — это первый и самый верный признак политического инфантилизма. Украинский политический класс сегодня не просто теряет драгоценное время, растрачивая его на бессмысленные патриотические жесты. Киевская элита все глубже закапывает свою страну в яму, из которой выбраться будет очень непросто, даже после наступления момента прозрения.

Вернусь к Грузии — стране, в которой этот миг прозрения уже наступил. В своей речи в ООН премьер-министр Гарибашвили говорил о России не только приятное. Упомянув о многочисленных позитивных последствиях восстановления нормальных отношений с Москвой, грузинский премьер в то же время посетовал:

"Попытки Грузии сократить трения и протянуть России оливковую ветвь не были встречены в том же самом духе сотрудничества. Мы предприняли все возможные конструктивные шаги. Теперь пришла пора, когда и российское правительство должно остановить оккупацию (Абхазии и Южной Осетии — МР) и начать движение по пути к долговременному миру".

Я не являюсь сторонником принципа "моя страна всегда права потому, что эта моя страна". Но я не согласен с этими словами грузинского премьера. Проблема Гарибашвили не в том, что в Москве отсутствует дух сотрудничества. Проблема Гарибашвили в том, что лидеры прошлого режима в Тбилиси слишком многое разрушили. А то, что можно разбить и уничтожить за секунду, минуту, день или месяц, восстанавливается в течение многих десятилетий. И ускорить этот процесс невозможно.

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили, архивное фото
Гарибашвили: Грузия хочет примирения с абхазцами и осетинамиНакануне Хаджимба заявил, что следует укреплять государственную границу с Грузией по реке Ингур, и там должен функционировать только один пропускной пункт, все остальные пункты необходимо закрыть.
Это не Россия "оккупировала" Абхазию и Южную Осетию. Это политики в Тбилиси в периоды правления Гамсахурдия, Шеварнадзе и Саакашвили вытолкали эти регионы из состава Грузии. И чтобы сейчас ни предпринимали Гарибашвили и его политический патрон Борис Иванишвили, они не могут исправить прошлое.

Украине, на мой взгляд, стоит пристально приглядеться к грузинскому опыту. Приглядеться и понять: чем раньше наступит прозрение, тем меньше будет сделано того, что невозможно исправить.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала