Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Интеграционная история Армении продолжается

© AP Photo / Sergey PonomarevЛюди на фоне флага Армении.
Люди на фоне флага Армении.
Читать ria.ru в
Октябрьская встреча в Минске лидеров стран-участниц Евразийского союза, где будет обсуждаться присоединение Армении, окажется непростой, считает Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ — МИА "Россия сегодня"

В первый осенний день президент России Владимир Путин распорядился подписать Договор о присоединении Армении к Евразийскому экономическому союзу, представленный ему правительством. Практическое обсуждение механизмов вступления РА в это интеграционное объединение состоится 10 октября в Минске в формате встречи президентов стран-участниц.

После того, как в течение трех с половиной лет (то есть с момента вступления в силу договоренностей о создании Таможенного союза в июле 2010 года) Россия и ее ближайшие партнеры (Казахстан и Беларусь) сделали целый ряд шагов по институциональному оформлению евразийского интеграционного проекта, возникла перспектива серьезного переформатирования постсоветского пространства. В особенности, если принять во внимание возможности присоединения к изначальному "союзу трех" других республик бывшего СССР.

Насколько важным будет участие в нем Армении? Изменит ли это принципиально расклад сил в Закавказье, одном из наиболее турбулентных регионов постсоветского пространства с неразрешенными этнополитическими конфликтами?

Путь Еревана к евразийству

Президент Армении Серж Саргсян. Архивное фото
Армения не исключает подписание договора о вступлении в ЕАЭС до осениРоссия, Белоруссия и Казахстан подписали 29 мая в Астане договор о Евразийском экономическом союзе, он вступит в силу с 1 января 2015 года. Премьер-министр Армении Овик Абрамян сообщил 10 июля, что соглашение о вступлении Армении в ЕАЭС будет подписано до конца октября.
Армения традиционно рассматривается как главный союзник России в Закавказье. Из всех стран региона только она намерена идти по направлению к Таможенному и к Евразийскому экономическому союзу. В ходе своего визита в Москву 3 сентября 2013 года президент Армении Серж Саргсян заявил о присоединении своей страны к ТС. Уже в декабре была подготовлена "дорожная карта" для интеграционных действий этой республики. 29 мая 2014 года президент глава Армении обратился к руководителям стран — членов Евразийского экономического союза с предложением рассмотреть вопрос о присоединении его государства к этому интеграционному проекту.

У ближайших соседей Армении — иные приоритеты. Грузия в ноябре прошлого года парафировала Соглашение об Ассоциации с ЕС. Украинский кризис, а также срыв изначальных планов Евросоюза по парафированию и подписанию серии соглашений в Вильнюсе побудили Европу ускорить процесс подписания документа с Тбилиси. Грузинский парламент уже его ратифицировал.

Более осторожную позицию занимает Азербайджан. В ноябре 2013 года на саммите в Вильнюсе он не парафировал соглашения об Ассоциации с ЕС. Но и по поводу ТС и евразийской интеграции официальный Баку более чем скептичен. Присоединяться к этому объединению азербайджанские власти не намерены.

А Москва, признавая важность партнерства с Баку и потенциального участия прикаспийской республики в евразийской интеграции, не стремится форсировать свои усилия на этом направлении. Для Москвы создание структуры, в которой будут одновременно участвовать две противоборствующих стороны затяжного этнополитического конфликта, автоматически приведет к воспроизводству СНГ, пусть в несколько измененном формате. Но российское руководство не видит евразийскую интеграцию в качестве "инструмента для цивилизованного развода".

Резоны политические и экономические

Между тем, описанная выше картина отражает лишь внешние контуры тех сложных процессов выбора между евроатлантической и евразийской интеграцией, которые происходят в Закавказье сегодня. Помимо них, есть немалые тонкости и нюансы.

До самого сентября 2013 года армянское руководство колебалось относительно того, какую линию поведения избрать. Скепсис ряда высокопоставленных чиновников относительно ТС (включая и бывшего премьер-министра Тиграна Саркисяна, оставившего свой пост в начале апреля нынешнего года) объяснялся целым рядом резонов. Среди них называлось и отсутствие общей границы с Россией, и зависимость от "грузинского окна" во внешний мир, на который приходится две трети экспорта и импорта в республику, и необходимость диверсифицированной внешней политики ради недопущения одностороннего усиления Баку на Западе.

Никуда не делись и такие "технические проблемы" (на самом деле, имеющие большое значение для армянской внутренней политики), как вопрос о тарифах. Таможенные пошлины в Армении ниже, чем в странах-членах ТС, и сохранение собственных тарифов рассматривается Ереваном как важная задача. Иначе, считают экономисты, есть опасность роста цен, а значит, и потенциала для протестных настроений, от которых, кстати, и Россия не будет в выигрыше. При этом и без всякой евразийской интеграции присутствие российского бизнеса в экономике Армении выглядит весьма внушительным.

Нагорный Карабах
Армяно-азербайджанский конфликт как тест на эффективность посредниковРастущее противостояние на Украине отвлекло внимание экспертного сообщества от положения дел на Южном Кавказе. Однако Закавказье, похоже, не хочет уйти из топа международной повестки дня, время от времени напоминая о себе новыми событиями. Их смысл можно свести к следующей формуле: "Прогресс почти не виден", считает Сергей Маркедонов.
Но в случае с Арменией соображения "чистой экономики" недостаточны для принятия тех или иных решений даже в рамках этой сферы жизнедеятельности. Неразрешенный конфликт с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха и закрытая граница с Турцией (при значительном интересе Анкары к стратегическому взаимодействию с Баку в разрешении конфликта не в пользу Еревана) становятся, говоря словами Глеба Жеглова, тем пистолетом (в данном случае дело фигурой речи не ограничивается), который перевешивает тысячи других аргументов. То есть самых рациональных и экономически просчитанных резонов. В особенности тогда, когда отношения между Россией и Западом обостряются, а нагорно-карабахский конфликт не разрешен. И в случае любой попытки его "разморозить" единое и координированное участие всех стран-посредников (США, Россия и Франция) не гарантировано. Велика опасность превращения мирного процесса вокруг Карабаха в заложника украинского политического кризиса.

Евросоюз же при всех своих разговорах о демократии и транспарентности, экономической устойчивости и прогрессе, не готов обсуждать те механизмы гарантирования безопасности, которые "здесь и сейчас" обеспечивает для Армении Россия.

Не будем забывать и о том, что всякое решение по конкретному вопросу возникает в определенном контексте. И решение Сержа Саргсяна формировалось, среди прочего, под психологическим впечатлением от гражданского конфликта в Сирии. С перспективой прямого военного вовлечения в него Турции, что могло бы рассматриваться и как определенный прецедент и в нагорно-карабахском контексте. Поэтому крайним упрощенчеством выглядит позиция тех, кто считает фактор Москвы единственным инструментом, обеспечившим выбор Армении в пользу евразийской интеграции.

Наверное, если бы соображения безопасности не носили столь критического для республики характера, Ереван попытался бы следовать иным путем. Но политика — искусство возможного. И ЕС может сам себя винить за отсутствие инструментов жесткой и дипломатической силы для гарантирования статус-кво. И в этом плане стоит согласиться с теми армянскими экспертами, политиками и общественниками, кто говорит о евразийской интеграции как о политическом предприятии, а не о чисто экономическом проекте.

История еще продолжается

В то же самое время никакой благостной картинки создаваться не должно. И думается, октябрьский разговор в столице Белоруссии у президентов стран — членов Евразийского экономического союза будет непростой.

Уже не раз глава Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначал публично свою позицию относительно устремлений Армении. С его точки зрения крайне важно, чтобы Армения вошла в Союз в границах, зафиксированных ООН, то есть без Нагорного Карабаха. Не надо быть Кассандрой, чтобы ответить на вопрос, согласится ли Ереван поставить границы и таможню между территорией Армении и, допустим, Лачинским или Кельбаджарским районом. И у Астаны, и у Минска — свои отношения с Азербайджаном, и свои оценки возможностей для урегулирования конфликтов в Евразии.

Таким образом, интеграционная история Армении (как и евразийская интеграция в целом) продолжаются. Но ведь никто не сказал, что этот процесс выстроен по линейке и лишен внутренних сложностей и интриг.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала