Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Корнилов: артобстрелов Славянска и Краматорска Донбасс не простит

Читать ria.ru в
Владимир Корнилов — историк по образованию, выпускник Донецкого университета. Сегодня он, наверное, главный специалист в Европе, да, видимо, и в мире, по Донецко-Криворожской Республике. Корреспондент МИА "Россия сегодня" Александр Чаленко обратился к Владимиру Корнилову с просьбой прокомментировать нынешние события в Донбассе.

— Почему Донецк и Луганск больше не захотели находиться в составе Украины?

— Донбасс устал. Донецк и Луганск долго пытались примириться с тем, что они оказались за пределами одного с Россией государства. И почти примирились, даже в 2004-м выбрали себе президента (Виктора Януковича — ред.), но миллионам дончан на киевском майдане было продемонстрировано, что они не могут руководить этой страной. Донбасс снова стерпел, выждал пять лет и опять избрал себе того же президента. Но на очередном майдане Донбассу вновь было продемонстрировано, что он ни при каких обстоятельствах не может рассчитывать на демократическое переизбрание своих лидеров. Дончан в который раз поставили перед фактом: что их рассматривают как бесправную колонию. Как и предупреждали многие специалисты, в рамках унитарного государства очередное потрясение должно было привести к срыву этих туго закрученных гаек. Вот оно и привело. Не Донбасс начал эту войну. Ее начали те, кто устроил "евромайдан".

— А какова, на ваш взгляд, роль России в этом бунте Донецка и Луганска? Она активна или пассивна?

— Россия, конечно, присутствует. Без моральной и дипломатической поддержки Москвы этот протест подавили бы в крови (и, конечно, никакая Европа не пикнула бы, как легко можно догадаться). Но ясное дело, что многим дончанам и луганчанам хотелось бы более осязаемой поддержки — вроде той, которая была оказана Крыму.

— Как вы считаете, должна ли Россия в таком случае отправить в Донбасс, условно говоря, экспедиционный корпус или она должна ограничиться только моральной и гуманитарной поддержкой?

— Беда наших экспертов, дипломатов и журналистов в том, что они почему-то видят лишь две крайности: война или чуть ли не полное невмешательство. А ведь за примером того, как можно поступать в таких случаях, далеко ходить не надо. Его нам не раз демонстрировали и США, и НАТО, и ЕС. Вспомним, как они реагировали на Ливию или на Сирию. До армейского вторжения можно применять массу иных методов воздействия: прямая военная поддержка повстанцев, официальная поставка им оружия и продовольствия, посылка военных экспертов в зону конфликта, полная торговая блокада режима, нанесение точечных ударов по военным объектам режима. Как крайняя мера до вторжения — введение беспилотной зоны с тем, чтобы не дать расстреливать с вертолетов и авиации мирные города. На мой взгляд, у России достаточный арсенал и основания для подобных действий. И мне удивительно, почему Москва пока обсуждает лишь два из них.

— Почему, на ваш взгляд, русскоязычная интеллигенция Киева поддержала "евромайдан"? Почему она фактически поддержала киевскую хунту, которая держится на нацистском терроре или угрозе его применения?

— Такая она — либеральная интеллигенция по своей сути. А Киев — это вообще особый город, чья природа замешана не просто на мещанских традициях, а на традициях сельского мещанства и сельской интеллигенции. Я знаю, многие киевляне со мной не соглашаются по этому поводу. Но ведь пьеса "За двумя зайцами" написана в конце 19-го века! А посмотри на современную "элиту" Киева — чистой воды "кожемяцкие аристократы"!

Киевская интеллигенция, вообще никогда не знавшая украинский язык, поддержала Украинскую Народную Республику в 1918-м, а потом хлебом-солью встречала немцев. Булгаков все это красиво в свое время описал. Тоже ведь искренне оскорблялись, когда их спрашивали, как "кит" будет по-украински (при этом не знали, как он будет-то). Шапки перед украинством ломали, но при этом твердые знаки с вывесок своих контор и аптек на всякий случай припрятывали (до прихода деникинцев). Все удивительно повторяется…

— Киев и Москва после Крыма окончательно и бесповоротно стали врагами?

— Да я вас умоляю! Ничего в истории не бывает окончательного и бесповоротного. Если бы лет 60-70 назад кто-то сказал, что Франция и Германия будут союзниками, — никто бы не поверил. И таких примеров не счесть. На Западе, к примеру, судя по комментариям тамошних аналитиков, прекрасно понимают, что враждебная Москве Украина не может существовать, сколько бы денег МВФ в нее ни вкачивали. Смею заверить, сколько бы той Украины ни осталось после этого "евромайдана", рано или поздно в ней воцарится свой гетман, которому кушать захочется.

— Ваш прогноз: состоится ли Новороссия как самостоятельное государство или Киеву все-таки удастся подавить зарождающуюся сейчас в Донбассе новороссийскую государственность?

— В данном случае прогноз — дело неблагодарное. Поскольку очень многое зависит от целого ряда факторов субъективного характера. В частности, от того, как сложатся взаимоотношения у новых лидеров Новороссии, поднявшихся на этой волне.

Мы пока видим, к примеру, что Донецкая и Луганская республики не могут выступить единым фронтом, единым Донбассом. Что уж говорить о более широком образовании — Новороссии. Но как бы ни сложились дальнейшие события, даже если предположить, что киевской власти удастся подавить в крови народное восстание Донбасса, можно смело прогнозировать: "как прежде" уже не получится. Киев не понимает, что каждый выпущенный в сторону Славянска снаряд, каждый украинский танк в мирных городах Донбасса рождает новых и новых сторонников отделения от Украины.

Да, нелегитимная власть может расстрелять тысячи своих сограждан и заявить о восстановлении контроля над непокорными регионами.

Но неужели кто-то думает, что десятки тысяч их родных, сотни тысяч их знакомых и близких сразу после этого станут "патриотами Украины"? Идея донецкой государственности (имеющая, кстати, за плечами столетнюю историю) теперь будет жить, несмотря ни на что.

Уж артобстрелов Славянска и Краматорска Киеву Донбасс не простит никогда.

— Видите ли вы преемственность Донецкой и Луганской народных республик по отношению к ДКР? В чем разница между этими государственными образованиями?

— Они пока не объявили о своей преемственности, что мне кажется странным. Лидеры Донецкой Республики явно не учитывают важности использования идеологических и исторических символов (в отличие от их оппонентов в Правом секторе).

Разница, конечно, ощущается во многом. Лидеры Донецко-Криворожской Республики образца 1918 года имели за плечами богатый опыт подпольной и революционной деятельности, были идеологически подготовленными, были к тому же замечательными ораторами и организаторами. Лидеров же Донецкой Республики образца 2014 года, конечно, ситуация застала врасплох. Они не по своей воле и внезапно стали постигать военное дело, государственное строительство. Неизбежно столкнутся и с проблемой финансирования.

Но есть и общее: и те, и другие видят свой регион неотъемлемой частью Русского мира, независимым от враждебной России Украины. Или же автономной частью Украины, но являющейся частью этого Русского мира. И те, и другие отказались признавать над собой власть неизвестно кем назначенного в Киеве "начальства". И те, и другие сражались и сражаются на своей земле против киевского агрессора.

***

Владимир Корнилов — историк по образованию, выпускник Донецкого университета. Сегодня он, наверное, главный специалист в Европе, да, видимо, и в мире, по Донецко-Криворожской Республике. В 2011 году Корнилов написал и издал книгу "Донецко-Криворожская Республика. Расстрелянная мечта" — подробную историю этого уникального государственного образования времен Гражданской войны в России.

Историческая наука мало занималась этой темой — в СССР на нее было наложено табу. Дело в том, что возникшая в начале 1918 года Донецко-Криворожская Республика со столицей в городе Харькове (вторая столица республики некоторое время была в Луганске) видела себя частью России, а не Украины. ДКР вошла в состав советской Украины только по указанию Ленина. Вождь российских большевиков хотел "разбавить" крестьянскую Украину пролетариатом, имевшимся в массовом количестве на территории ДКР. Именно российский пролетариат в те годы был опорой большевиков. Председателю Совнаркома ДКР Артему (Федору Сергееву) пришлось подчиниться указанию Москвы.

История республики, таким образом, несколько противоречила мифу о вековечной дружбе русского, украинского и белорусского народов.

Раз дружба, то почему кто-то не хотел жить на Украине? На этот вопрос было тяжело ответить, не выходя за рамки вышеупомянутого мифа.

Историк Корнилов вырос в Донецке. Там началась его не только научная, но и общественно-политическая карьера. Вместе с братом Дмитрием он в конце 80-х создавал Интердвижение Донбасса, которое вместе с коммунистами было главной силой, противостоявшей в те годы украинским националистам, набиравшим силу в Киеве и Львове.

Кстати, знаменитый красно-сине-черный флаг Донецкой Народной Республики был первоначально флагом Интердвижения. Его придумали именно братья Корниловы. Активисты Донецкой Республики позже только добавили русского двуглавого орла.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала