Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Впереди Горбачева: Егор Яковлев и "Московские новости"

© РИА Новости / Владимир Родионов / Перейти в фотобанкГлавный редактор газеты "Московские новости" Егор Яковлев, архивное фото, Москва, 1987 год.
Главный редактор газеты Московские новости Егор Яковлев, архивное фото, Москва, 1987 год.
Александр Гельман о главном редакторе легендарной газеты эпохи перестройки

С 1986 года "гласность" становится международным брендом и внешнеполитической витриной СССР. На поддержание этой витрины в должном виде переориентируется один из главных советских PR-ресурсов – Агентство Печати "Новости". Заместителем председателя правления АПН и главным редактором принадлежащей АПН газеты "Московские новости" в августе 1986 года становится партийный журналист с опытом международной работы (в редакции пражского журнала "Проблемы мира и социализма" и в пражском же корпункте "Известий") Егор Яковлев (1930-2005). Под его руководством "Московские новости" из сделанной "под" Олимпиаду-1980 малоизвестной пропагандистской газеты для изучающих русский язык иностранцев стремительно превращаются в популярнейшее медиа и один из символов перестройки: "МН" моментально раскупаются в киосках, у стендов со свежим номером газеты у здания редакции на Пушкинской площади в Москве всегда толпы народа, поэт Александр Кушнер пишет стихотворение, в котором имя газеты выступает символом политической либерализации. В свой работе Яковлев, однако, наталкивается на рамки официальной "гласности"; попытки их расширения встречают противодействие осторожничающего Горбачева, не говоря о консерваторах внутри ЦК КПСС. Пользуясь новым Законом о печати, в сентябре 1990 года Яковлев выводит "МН" из-под  опеки государства и КПСС в лице учредителя – АПН, регистрируя газету в качестве независимого издания. О личности главреда "МН" вспоминает один из членов Совета учредителей газеты Александр Гельман.

Егора Владимировича Яковлева я помню в самых разных состояниях и обстоятельствах. Веселым, радостным, печальным, озабоченным, раздраженным, неприятным, злым, дружелюбным, очаровательным, полным энергии, упорства, настойчивости, обессиленным, усталым, обескураженным, несколько дней подряд пьяным и вдруг таким трезвым, ясновидящим, мудрым, что не верилось глазам, что это он. Все эти настроения, качества, черты характера, внутренние противоречия проявлялись в нем, служили ему для того, чтобы делать одну из лучших газет эпохи перестройки – "Московские новости". Сейчас уже все забыто и излагается упрощенно, искаженно: вот пришел Горбачев, вот он объявил политику гласности и тогда появились "Московские новости", которые эту гласность и воплощали. Люди не знают, что между объявленной гласностью и гласностью реальной, практической, был период тяжелейшей борьбы за эту гласность, за ее воплощение. Этот период длился примерно четыре года,  и именно в этот промежуток 1986-1990 годов Егор Яковлев проявил себя как замечательный, первоклассный, неутомимый, я бы даже употребил здесь слово героический, руководитель подлинно народной газеты, которая войдет не только в историю  российских СМИ, но и в политическую историю борьбы за демократию и за свободу слова.

© РИА Новости / Борис Бабанов / Перейти в фотобанкАрхив. Секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев (справа) и главный редактор газеты "Московские новости" Егор Яковлев (слева), Москва, 1990 год.
Архив. Секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев (справа) и главный редактор газеты Московские новости Егор Яковлев (слева), Москва, 1990 год.

Политика гласности была разрекламирована на весь мир, но ее инициаторы и проповедники упорно сопротивлялись ее реализации. Цензура не была отменена. Приходилось буквально вырывать из лап цензуры каждую запрещенную фамилию, каждый запрещенный факт. Чтобы добиться разрешения на публикацию новых сведений, новых свидетельств о трагических событиях времен сталинщины, времен застоя, каждый раз требовалось разрешение чуть ли не самого Горбачева, в крайнем случае  Александра Николаевича Яковлева. Всеми этими переговорами, согласованиями, посещениями высоких кабинетов занимался Егор. Исключительно благодаря его упорству в каждом номере газеты появлялись статьи о драматических судьбах людей, фамилии которых многие десятилетия в СССР не упоминались. С большим трудом, после двух лет изнурительной борьбы с начальством, Яковлеву разрешили выпускать газету без предварительной цензуры. Но при этом почти после каждого номера его вызывали на ковер и резко, грубо отчитывали, предупреждали, указывали, что он не оправдывает оказанного ему партией доверия. Несколько раз были подготовлены проекты приказов о его снятии с должности главного редактора.

По-настоящему газета задышала свободно только после провала путчистов в августе 1991 года.

При этом Егор качеством публикуемых материалов, их остротой, выразительностью, яркостью был озабочен ничуть не меньше, чем возможностью говорить правду. Он собрал в "Московских новостях" когорту талантливых журналистов, впоследствии многие из них стали главными редакторами ряда известных изданий.

Я не числился в штате редакции, поэтому не всегда соглашался написать тот или иной материал, особенно когда требовалось сделать это срочно. Но если речь шла о важной, очень нужной статье, отказать Егору было невозможно. Его настойчивость была неукротимой. Он мог приехать к тебе домой и не уходить, пока не добьется твоего согласия. При этом он был готов приносить тебе сигареты, сходить в магазин за продуктами, заваривать чай, быть буквально твоим слугой, лишь бы ты сделал то, что ему нужно. Это проявлялось далеко не только по отношению ко мне. Я помню, как он однажды уговорил Даниила Гранина написать статью. Егор узнал от меня, что Даниил Александрович в Москве, нашел его, послал за ним машину, посадил в отдельный кабинет. У Гранина были другие планы на вечер, а в полночь он возвращался "стрелой" в Питер. Планы были отброшены, сопротивление Гранина сломлено, ему пришлось сесть и писать. Егор отвез его на Ленинградский вокзал перед самым поездом, по пути накупив бутербродов, конфет, пива, весь стол в купе был завален продуктами. Он обладал особой, редкой обаятельной настойчивостью, противостоять которой ни у кого не было сил.

© РИА Новости / Борис Бабанов / Перейти в фотобанкАрхив. Раиса Горбачева и главный редактор газеты "Московские новости" Егор Яковлев в перерыве между заседаниями. XIX Всесоюзная конференция КПСС. Кремлевский Дворец съездов. Москва, 1988 год.
Архив. Раиса Горбачева и главный редактор газеты Московские новости Егор Яковлев в перерыве между заседаниями. XIX Всесоюзная конференция КПСС. Кремлевский Дворец съездов. Москва, 1988 год.

Когда в 1989 году были выборы в народные депутаты СССР, мы с ним оказались избраны депутатами от Союза кинематографистов. Нас было пять депутатов. Если не ошибаюсь, где-то за полтора месяца до открытия знаменитого первого съезда народных депутатов СССР в Тбилиси произошел разгон мирной демонстрации, солдаты били людей саперными лопатками, более десяти человек от побоев скончались. Когда об этом стало известно, Егор обзвонил депутатов – мы должны немедленно ехать в Тбилиси, установить всю правду, что случилось, почему погибли люди. Союз кинематографистов Егора поддержал, мы прилетели в Тбилиси в день похорон погибших. Нас было четверо – мы двое, писатель Борис Васильев и сценарист Юра Клепиков. Под руководством Егора мы провели достаточно подробное расследование, встречались с партийным и военным руководством Грузии, с организаторами митинга, в том числе со Звиадом Гамсахурдиа, записали свидетельства многих людей. Уже в самолете, когда мы возвращались, Егор поручил Васильеву и мне написать большой материал обо всем, что мы видели и узнали. На работу у нас было меньше суток, надо было успеть в номер – в течение этих суток Егор звонил нам через каждые два часа, интересовался, как идет работа, не нужно ли что-то привезти, чем-то помочь. Он был счастлив, когда вышел номер с нашим материалом – это была чуть ли не первая в мире подробная публикация о трагических событиях в Грузии.

© РИА Новости / Рухкян / Перейти в фотобанкАрхив. Участники несанкционированного митинга у Дома правительства в Тбилиси в ночь с 8 на 9 апреля 1989 года.
Архив. Участники несанкционированного митинга у Дома правительства в Тбилиси в ночь с 8 на 9 апреля 1989 года.

Не могу забыть и одно тяжелое для Егора, и не только для него, событие. После провала путча, 28 августа 1991 года ему предложили возглавить ВТРК, нынешний Первый канал телевидения. Он согласился, оставил газету. Главным редактором стал его друг и соратник Лен Карпинский. Как мне казалось, Егор вполне справлялся с новой должностью, тем не менее спустя год с небольшим Борис Ельцин, как у него было принято, без объяснений, Яковлева с этой работы снял. Егор хотел вернуться в "Московские новости". Он полагал, что его встретят с распростертыми объятиями. Но этого не случилось. Коллектив не хотел расставаться с Карпинским. Да и сам Карпинский не спешил уступить ему место. Дело в том, что Егор был жесткий главный редактор, мог и наорать, мог и обидеть сотрудника, грубо возвращал материалы, которые его не устраивали, – правда, быстро отходил, не был злопамятным. В редакции его и уважали, и боялись. А с Леном Карпинским работать стало спокойней, уютней, и газета не стала хуже, а в некоторых отношениях, может быть, и лучше. Когда Егор понял, что коллектив не хочет его возвращения, он обратился к совету учредителей, который был в свое время им придуман, собран, сформирован. В совет входили около двадцати человек, и люди были как на подбор – Юрий Рыжов, Галина Старовойтова, Александр Яковлев, Марк Захаров, Юрий Афанасьев, Юрий Черниченко, Борис Можаев… Егор опять-таки был уверен, что уж совет учредителей его наверняка поддержит.

Вышло так, что мне пришлось вести это заседание совета. Егор хотел присутствовать на заседании, совет отказал ему. Я зачитал его заявление. Обсуждение было коротким – большинство членов совета, включая меня, решили, что нельзя возвращать Егора вопреки четко выраженной позиции коллектива редакции. Егор ушел обиженный, злой. Со мной он порвал.

Через короткое время он пришел в себя, создал "Общую газету". Это была по-яковлевски боевая, смелая газета, резко критиковавшая власти. Между "МН" И "ОГ" возник здоровый дух соперничества. Как-то поздно вечером мне позвонил Егор — мы помирились, и оба были этому рады. Я писал заметки и в "МН", и в "ОГ". Постепенно наладились отношения и между Егором и Карпинским.

© РИА Новости / Борис Кауфман / Перейти в фотобанкАрхив. Главный редактор "Общей газеты" Егор Яковлев, Москва, 1994 год.
Архив. Главный редактор Общей газеты Егор Яковлев, Москва, 1994 год.

Егор Владимирович Яковлев был одним из наиболее последовательных, неотступных, настойчивых бойцов за свободу слова. Больше всего его огорчали, вызывали недовольство самим собой те случаи, когда он в этом отношении что-то упускал, соглашался на какие-то компромиссы, занимал недостаточно отчетливую позицию. Он  был уверен на все сто процентов: то наступление на гласность, которое наблюдалось в последние годы его жизни, с которым многие журналисты мирились, а некоторые ему даже содействовали, приведет общество к тяжелым последствиям. Он был одним из наиболее активных организаторов слома цензуры и до последнего дня своей жизни оставался одним из наиболее активных сопротивленцев попыткам ее возрождения.

Автор – драматург, сценарист, публицист, в 1989-2005 годах сопредседатель Совета учредителей газеты "Московские новости"

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала