Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

Режиссер Вернер: главного героя обязательно хоронят

© VIADATA Photo / Holger JohnНемецкий режиссер Кристиан Вернер
Немецкий режиссер Кристиан Вернер
27 ноября в "Открытом показе" немецкий кинодокументалист Кристиан Вернер представит свой фильм "Ходж и я" — документальное свидетельство о том, как он боролся с раком и победил его. Накануне своего приезда в Москву Вернер поговорил с РИА Новости.

27 ноября в "Открытом показе" немецкий кинодокументалист Кристиан Вернер представит свой фильм "Ходж и я" — документальное свидетельство о том, как он боролся с раком и победил его. Накануне своего приезда в Москву Вернер поговорил с РИА Новости. Беседовала Наталья Аредова.

— Кристиан, я хотела бы поговорить с вами не только о "Ходж и я", но и о документальном кино вообще. Вы следите за премьерами?

— Я вообще не эксперт в этой области. Как зритель, могу сказать, что не являюсь фанатом жанра докуфикшн (псевдо-документальное кино — прим. ред.), которое сейчас страшно популярно на немецком телевидении. По-моему, это все влияние BBC, они произвели на свет такое количество докуфикшн, что все поневоле стали снимать так же, как они. А если честно, то я считаю себя, скорее, режиссером художественного кино. Конечно, тема сама диктует жанр, и зачастую о том, о чем ты хочешь рассказать, можно снять только документальное кино.

© Christian WernerКадр из фильма "Ходж и я" (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер
Кадр из фильма Ходж и я (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер

Кристиан Вернер в фильме Ходж и я
Биография Кристиана ВернераВ рамках проекта "Открытый показ" в пресс-центре РИА Новости покажут документальную ленту Кристиана Вернера "Ходж и я".
— То есть о раке — это всегда только документальное кино?

— Да нет, конечно. К примеру, мой любимый фильм — "Время прощания" Франсуа Озона. Там главный герой — фотограф, умирающий от рака печени и легких. Вообще это уже стало законом жанра: во всех фильмах про так называемую терминальную болезнь главного героя в конце обязательно хоронят. Несмотря на то, что статистика говорит: 50% заболевших раком выживают. Мой фильм как раз об этом.

— Есть еще один закон жанра: в фильме про рак у главного героя есть девушка. Она поначалу всецело на его стороне, а потом бросает его. Ваша подруга Катарина — один из центральных героев фильма. Вы по-прежнему вместе?

— Катарина очень помогла мне — мы вместе пережили последствия химиотерапии и много чего еще. Но жизнь не всегда добра к нам. Мы с Катариной расстались. Так что тут закон жанра соблюден.

— Снимая кино о самом себе, вы устанавливали для себя рамки: здесь я с камерой, здесь нет? Насколько искренним может быть документалист?

— Насколько я был честным, снимая "Ходж и я"? Абсолютно честным. Снимал все, как есть. Ничего не добавил, ничего не убавил. Небольшая редакция при монтаже — и все. Я снимал интуитивно и с одной целью: показать как можно точнее все чувства и переживания человека, в данном случае свои собственные, в период жизни, когда ничего не понятно. Я вам больше скажу: когда я все это снимал, фильм даже в планах у меня не стоял. Я снимал просто, чтобы руки чем-то занять, но быстро понял, что камера помогает мне бороться с раком.

© Christian WernerКадр из фильма "Ходж и я" (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер
Кадр из фильма Ходж и я (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер

— В русском языке есть выражение "слишком близко к телу" — так говорят, когда история рассказана слишком откровенно. "Ходж и я" именно такая история: например, вы сообщаете родителям, что у вас рак, и снимаете их в эту минуту.

— Ответьте на такой вопрос: вы когда обычный фильм смотрите, надеетесь, что переживаемый актерами момент — это правда? Так почему в документальном кино должно быть иначе? Я никого не заставлял сниматься в моем фильме насильно. Особенно своих родителей, которые знают, как важно для меня то, что я делаю. Но вы верно подметили — именно с ними я немного схитрил. Момент, когда я впервые говорю с ними о своем раке, в фильм не вошел. Это было как раз то, что вы назвали "слишком близко к телу". Но все последующие интервью абсолютно реальные. Они оказались очень важными для всей моей семьи: с помощью камеры родителям и брату удалось пересилить панику и выразить самые светлые чувства по отношению ко мне.

© Christian WernerКадр из фильма "Ходж и я" (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер
Кадр из фильма Ходж и я (Hodsch Und Ich). Режиссер Кристиан Вернер

— Видели ли фильм врачи, которые вас лечили и которых вы также снимали?

— Да, конечно. И они были весьма довольны увиденным. Многие подходили ко мне и говорили, что в фильме процесс лечения показан точно таким, какой он есть. Они, кажется, даже сейчас показывают фильм медсестрам в больницах, чтобы те понимали, насколько важно каждое слово и каждое действие для тех, кто приходит к ним на химиотерапию.

— Вы по-прежнему всюду ходите с камерой и снимаете каждый свой шаг?

— Нет, с этим все, завязал. Фильм про себя я уже снял. Теперь моя личная жизнь — это секрет, а не полигон для изучения повадок человека, страдающего болезнью Ходжкина. Я тут подумал, хорошо бы снять фильм о людях, которые борются с чем-то еще. Господи, да уж не с раком точно! Ведь сколько всего на свете, с чем можно бороться.

Фильм Кристиана Вернера "Ходж и я" будет представлен в рамках "Открытого показа" 27 ноября в 20:00.

После показа состоится дискуссия с участием режиссера: "Рак: принять – значит победить?".

Ведущая Катерина Гордеева.

ММПЦ РИА Новости Как попасть
Обязательная регистрация по e-mail

Смотрите также: Знаменитости, победившие рак — в фотоподборке РИА Новости >>

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала