Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

Тимур Бекмамбетов: кинематограф всегда отражает амбиции государства

Продюсер фильма "Горько!" Жоры Крыжовникова Тимур Бекмамбетов рассказал РИА Новости о том, как комедия дебютанта оказалась в пакете производителей "Дозоров" и чего ждать зрителям дальше.

На прошлой неделе в Нью-Йорке состоялась мировая премьера "свадебной" комедии "Горько!" дебютанта в большом кино Жоры Крыжовникова. Фильм этот рассказывает о молодой паре — Роме и Наташе, которые собираются пожениться и мечтают о романтичной "европейской" свадьбе на берегу моря, в то время как родители будущих молодоженов собираются "сыграть свадьбу" так, чтобы "перед людьми не было стыдно". В результате получается суровая комедия о столкновении поколений, русских обычаях и семейной жизни. Продюсером проекта выступила компания "Базалевс" Тимура Бекмамбетова. О том, как комедия дебютанта Крыжовникова оказалась в пакете производителей "Дозоров" и чего ждать зрителям дальше, корреспонденту РИА Новости рассказал сам Бекмамбетов. Беседовала Мария Токмашева.

— Как фильм "Горько!" появился в компании "Базелевс"?

— Тут было неожиданное стечение обстоятельств. Замечательный человек Маша Затуловская, которая начала у нас свою творческую судьбу и работала в нашем офисе в Лос-Анджелесе, сейчас вернулась в Москву и занимается девелопментом и продюсированием наших фильмов. Маша — один из ключевых игроков для меня в этой истории. С другой стороны — человек, который эту идею разрабатывал. Зовут его Илья Бурец, который у нас тоже работал много лет, он стал продюсером и вместе с Жорой Крыжовниковым делал этот фильм.

© Базелевс Продакшн/Lunapark (2013)Кадр из фильма "Горько!"
Кадр из фильма Горько!

Жора Крыжовников — это же псевдоним. На самом деле режиссера зовут Андрей Першин, он выпускник ГИТИСа.

— Да. В недрах их буйных голов зародилась идея сделать фильм про русскую свадьбу. После первых трех слов обсуждения стало понятно, что мы в этом хотим участвовать. Мы знаем Илью давно, я его знаю, как говорится, с детских лет. И Жора произвел замечательное первое впечатление. Идея родилась зимой, кажется. И года не прошло.

И так быстро уже появился фильм?

— Да, зимой прошлого года. Был долгий процесс. Маша с Жорой, Ильей, сценаристом Алексеем Казаковым и еще одним сопродюсером — Димой Нелидовым долго занимались сценарием. Это был серьезный девелопмент. По понятиям человеческим — долго, по кинематографическим — очень быстро, потому что это произошло за 3-5 месяцев.

© Базелевс Продакшн/Lunapark (2013)Кадр из фильма "Горько!"
Кадр из фильма Горько!

Светлаков сразу в этом проекте появился?

— Не сразу, но идея позвать Сергея родилась очень быстро. В результате он выступил не только актером, но и сопродюсером.

Он сразу согласился?

Да, потому что идея очень хорошая. Она, знаете, как искра, которая вспыхивает в сознании.

Ну и донесли ее хорошо, раз вы не побоялись взять молодых ребят.

— Просто мы многих из них знаем, поэтому было легко представить, что из этого получится. Тем не менее это был абсолютно экспериментальный проект, где у ребят была абсолютная свобода и они делали все, что хотели. И я рад этому. Из советов, которые я им дал, они половину просто пропустили мимо ушей. И слава богу.

На премьере фильма вы сказали, что теперь не знаете, как его продать.

— Нет, я знаю. Просто понимаю, что его потенциал гораздо больше того, что можно продать словами.

И проблема в трейлере, конечно. Потому что когда его посмотришь, мне, например, совершенно не хотелось идти в кино. Опять фильм со Светлаковым — ну невозможно! Но фильм в итоге совсем не о том.

— Но критики и зрители — все-таки разные сущности. Для зрителей нужен какой-то момент понятности. Зритель, когда идет в кино, должен понимать, что он получит. Критики могут пойти в кино с ощущением, что лучше не знать, что там будет. Это ваша профессия. А у зрителей профессии другие, и они имеют огромный выбор развлечений в своей жизни. Они могут играть в компьютерные игры, смотреть телевизор, и для того, чтобы пойти в кино, надо понимать, что ты получишь. А проблема в том, что все изменилось. В последние 10 лет мы так сильно научились делать хорошие трейлеры, что зритель много раз обманывался. И для него, и для меня как для зрителя самая страшная вещь — поверить трейлеру, прийти и понять, что тебя обманули. Это особенный талант, который у нас уже выработался — понимать по трейлеру, какие проблемы будут в фильме. Первое — это недоверие к рекламе, отсутствие времени. И те, кто производит и выпускает фильмы, должны быть уверены, что в самой концепции фильма есть что-то, что зритель понимает, что он получит.

© Базелевс Продакшн/Lunapark (2013)Кадр из фильма "Горько!"
Кадр из фильма Горько!

А вы не боитесь, что та публика, которая идет на комедии со Светлаковым…

— Они разочаруются?

Нет, они не до конца поймут этот фильм.

— Нет, что вы?! Я уверен, что кто бы ни смотрел этот фильм…

Они увидят в этой свадьбе себя и испугаются.

— Нет, люди гораздо умнее. Я уверен, что этот фильм стопроцентно понравится молодым людям. Вы, может, удивитесь, но я скажу, что этот фильм понравится и людям от 45 лет и старше. Потому что фильм очень добрый и очень человечный.

Комедия для семейного просмотра?

— Да, она в себя все собрала. С одной стороны, это история про молодых людей, которые только выходят в жизнь, первый раз женятся. А с другой — комедия про их родителей, которые пережили огромный шок, пройдя через все эти испытания двух свадеб. И самое главное, что в этом фильме удалось сделать, — показать, как в результате невероятного хаоса, безумия и жестокости русской свадьбы рождается семья. Настоящая, полноценная, где все друг друга любят. Просто я представляю себе, что после такой свадьбы это будет самая крепкая семья. Просто они прошли через такое, что стали близкими друг другу. А сблизиться можно, только выпив, подравшись. Это реальность, правда. Это смешно, как и все настоящее в жизни, но для того, чтобы сблизиться, надо реально столкнуться. Выпить, подраться и, в конце концов, стать родственниками. Это история про то, как рождается семья.

Ваша компания "Базелевс" за последнее время набрала себе столько разнообразных проектов, что теперь не очень понятно ее позиционирование.

— Да, так и есть.

Как вы собираетесь двигаться дальше?

— Только путем проб и ошибок. Два аспекта есть у этого вашего наблюдения. Один — действительно мы находимся в поиске. И другой — то, что мы любопытные люди, которым много что интересно.

© Базелевс Продакшн/Lunapark (2013)Кадр из фильма "Горько!"
Кадр из фильма Горько!

Для вас как для продюсера интересно новое? Вы начали работать с молодым режиссером Жорой Крыжовниковым, с анимацией.

— Да, еще с Ильей Найшуллером, который снимает сейчас фильм "Хардкор". А Лео Габриадзе снимает в Лос-Анджелесе фильм "Оффлайн", где действие будет происходить на экране компьютеров. Он снят уже, скоро выйдет. У нас есть большой проект "Я убиваю драконов" с грандиозным, компьютерным, фантастическим миром. У нас есть "Елки 1914. Возвращение" — это попытка срастить рекламу банка "Империал" с "Елками". То есть у нас есть очень гламурные проекты, есть артхаусный проект. Очень интересный сценарий "Уроки персидского" о заключенном концентрационного лагеря во время Второй мировой войны. Сценарий написал Илья Цоффлер. Замечательный человек, выпускник ВГИКа, который в течение 20 с лишним лет занимался бизнесом, и неожиданно мы с ним познакомились и решили сделать этот проект.

Кто будет режиссером?

— Режиссер будет не он, но пока не могу сказать, кто. Илья написал замечательный сценарий совершенно не похожего на наши проекты фильма. Но когда были "Дозоры", никто не думал, что будут "Дозоры", потому что до этого мы занимались рекламой банка "Империал", потом мы сняли "Иронию судьбы", которую никто не ожидал.

Но это были некие этапы в развитии компании, а сейчас у вас сразу много совершенно не похожих друг на друга проектов.

— Потому что компания разрослась, людей стало больше. Так получилось, что за последние пять лет "Базелевс" стал домом, где рождаются кинематографисты. Лео Габриадзе снял "Выкрутасы", Саша Войтинский — "Черную молнию", а Жора Крыжовников — "Горько!". Еще один талантливый дебютант — Илья Найшуллер сейчас заканчивает наш новый проект — "Хардкор".

К тому же "Базелевс" сейчас сам занимается прокатом.

— Мы все время боялись, что никто так не понимает наши фильмы, как мы сами. Мы очень нянчимся с ними. Я хочу, чтобы продюсеры, которые участвуют в создании фильма, принимали участие и в прокате, чтобы на этапе запуска фильма думали о том, как его будут доносить до зрителя. Для этого и нужна своя компания. Я же не могу замечательным компаниям Sony или Universal говорить, как прокатывать наши фильмы. Это их бизнес. А тут режиссер и продюсер могут все сами. Это отдельный вид деятельности, и мне он кажется важным для того, чтобы творческие люди, которые производят фильм, могли и сами участвовать в его выпуске.

На одном из кинорынков была информация, что "Базелевс" будет выпускать свои фильмы под двумя брендами — "темным" и "светлым".

— Да, есть такая история. Мы зрителя, конечно же, путаем. Когда под моим именем выпускаются детские мультики или "Особо опасен", в голове зрителя происходит путаница. У нас есть замечательная стратег Оля Харина, она предложила разделить "Базелевс" на темный и светлый — "Дневной дозор" и "Ночной дозор" соответственно. На семейное кино и на более жесткое.

И когда это будет?

— Мы сейчас уже должны это сделать, иначе невозможно. Так есть у "Диснея", когда они выпускают разные фильмы под разными брендами.

Тогда же предполагалось, что "темная сторона" начнется фильмом "Шопинг-тур" Михаила Брашинского. Но вы в итоге отказались от этого проекта?

— Да, потому что мы не смогли найти нишу. К сожалению, журналисты активнее, чем дистрибьюторы. Вы быстрее все узнаете и быстрее информацию распространяете. Действительно, такие переговоры были, и мы даже договорились с Брашинским, что будем такое делать, но мы просто не нашли способа, как это зрителю донести, и честно ему об этом сказали.

Еще была информация, что именно ваша компания займется российском прокатом последнего фильма Хаяо Миядзаки "Ветер крепчает".

— Очень на это надеюсь, потому что это было бы очень здорово, ведь этого никто не делал по-настоящему в России. Дату пока мы точно не знаем.

Вам самому сейчас комфортнее работать продюсером или режиссером?

— Я не разделяю. Если нужно сделать фильм и я понимаю, что я не лучший для этого режиссер, я лучше приглашу кого-то. Для меня это неважно.

Новую версию "Бен-Гура" для MGM вы будете делать?

— Есть такой проект, который MGM собирается делать. Мы "варим" историю про то, как сделать новую версию "Бен-Гура". Страшно. Но очень интересно. Вот там я буду как режиссер. Как продюсер — не хочу. Это еще страшнее. Там колесницы, многомиллионные бюджеты. Сценарий есть, сейчас должны сделать режиссерскую версию.

Когда ждать?

— Буквально в скором времени должен узнать подробности.

Еще у вас есть проект "Опричник", который вы должны были снимать в России.

— Он сейчас так не называется, он называется "День дурака". Это мой продюсерский проект, который снимает Саша Баранов. Они запускаются буквально через неделю. Это комедия по мотивам "Ревизора". Там будет Антон Богданов в главной роли. Это современная история про молодого человека, которого в одном городке приняли за проверяющего из Следственного комитета.

Хотелось бы уточнить и про проект "Золотой воин".

— Есть написанный сценарий, но пока его не удалось в жизнь воплотить по разным причинам. Поясню, что есть сценарий, который был написан в Москве, и есть какой-то сценарий, который написан в Казахстане. Но ни тот, ни другой не подходят.

Вы сейчас больше себя чувствуете человеком Америки или России?

— России, конечно. У меня паспорт русский, даже "грин-карты" нет. Я просто по визе езжу в командировку в Америку.

Российская индустрия, на ваш взгляд, может достойно выглядеть в общемировом процессе?

— Достойно она пока сейчас не выглядит, к сожалению. Кинематограф всегда отражает амбиции государства, по-моему. Как только у государства появляются амбиции завоевывать мир, кинематограф начинает завоевывать мир. Так было с Германией, Италией, Францией, Японией. Поэтому если вдруг российское общество дозреет до идеи экспансии и захвата новых территорий, то тут же появится новый кинематограф, который сможет эти идеи нести.

В этом году Россия выдвинула на премию "Оскар" фильм Федора Бондарчука "Сталинград". Вы его смотрели?

— Нет еще, не видел, к сожалению. У нас есть большая компания, которая занимается 3D-камерами — вот они как-то помогали в производстве этого фильма.

Вы как человек, работающий в Америке, как считаете, что нужно отправлять на "Оскар"?

— Вообще не знаю, зачем туда что-то отправлять. Это чемпионат мира по кинематографии что ли?

Многие воспринимают это именно так.

— Не знаю, я могу только порассуждать на эту тему.

Давайте. Как вы думаете, что интересно американским киноакадемикам увидеть из России? Войну, свадебную комедию, фильм "Долгая счастливая жизнь", "Легенда №17"?

— Академики — это немолодые люди в основном. Давайте просто прецеденты вспомним. Вот есть фильм "Москва слезам не верит", который получил "Оскар". Они просто хотят удивляться и видеть профессиональное, искреннее кино. Это может быть комедия, что угодно. Они хотят видеть фильмы национальные — чтобы было видно, что это не американское кино. Фильм, похожий на американский, они, думаю, видеть не хотят. Вряд ли они могут быть удивлены любому подражанию.

Попробуете подать заявку на выдвижение фильма "Горько!"?

— В следующем году. Я, правда, даже не знаю, как это делается. Хотя я думаю, что это совершенно не важная вещь.

Но мне кажется, "Горько!" надо отправить.

— Я на днях встречаюсь с Харви Вайнштейном — пролоббирую этот вопрос. Я думаю, что у "Горько!" есть шансы, потому что это живое кино.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала