Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Десять часов, которые изменили телеэфир

© Фото : эфир "Первого канала""Первый канал" впервые за многие годы организовал телемарафон, в рамках которого вся страна помогала людям, потерявшим дома во время наводнения на Дальнем Востоке.
Первый канал впервые за многие годы организовал телемарафон, в рамках которого вся страна помогала  людям, потерявшим дома во время наводнения на Дальнем Востоке.
Главным событием недели стал благотворительный телемарафон "Всем миром", который 29 сентября шел в прямом эфире "Первого канала". Впервые за долгие годы телеканал предстал не только главным политическим информационным ресурсом власти, фабрикой сериалов и телешоу, а коммуникатором, объединившим всю страну. Как это было – рассказывает Арина Бородина.

Главным событием недели стал телевизионный благотворительный марафон "Всем миром", который 29 сентября шел в прямом эфире "Первого канала". Впервые за долгие годы общенациональный телеканал предстал не только главным политическим информационным ресурсом власти, фабрикой сериалов и телешоу, а коммуникатором, объединившим всю страну, которая сопереживала беде своих сограждан. Как это было – рассказывает обозреватель Арина Бородина.

Всем миром

Я не помню подобных телевизионных благотворительных акций в новой истории российского телевидения.

Примеры есть, но не такого масштаба. В 2004-м году на НТВ проходил пятичасовой ночной телемарафон "SOSТРАДАНИЕ" в поддержку жертв теракта в Беслане. Тогда в эфире НТВ выступали музыканты и собирались пожертвования от всех, кто мог помочь людям, перенесшим эту трагедию. 

Других телевизионных марафонов на главных телеканалах страны после этого не было. Да и до 2004-го не помню, чтобы это было телевизионной традицией. Хотя катастроф и терактов в России, увы, хватает. Но почему-то телевидение не реагировало на это так масштабно.

Конечно, нельзя не отметить телеканал "Дождь", который, несмотря на свою молодость, фактически единственный, кто только за последнее время дважды проводил многочасовые телемарафоны в прямом эфире. В частности, это были акции в поддержку свободы выбора и свободы слова, в котором участвовали журналисты, политики, общественные деятели, а также марафон в поддержку детей-сирот, детей-инвалидов, оставшихся без родителей. Но возможности "Дождя", особенно по охвату сигнала, несопоставимо меньше эфирных телевизионных каналов, вещающих на всю страну.

На региональном телевидении в Томске, Екатеринбурге, в других городах уже много лет существуют традиции проведения благотворительных акций с помощью многочасовой телевизионной поддержки.

Но "Первый канал" задумал телевизионную акцию, которая охватила буквально всю страну.

Главная цель благотворительного марафона, которому дали название "Всем миром" – помочь тем, кто потерял свои дома, хозяйство, имущество, работу в районах наводнения, которое этим летом произошло на Дальнем Востоке. Скоро зима, а многие люди живут либо в палатках, либо у знакомых, либо в своих затопленных домах и сараях. Каждый спасает себя и свою семью, как может. Несмотря на принятые меры, выделенную государством помощь, поддержку волонтеров, ситуация в затопленных районах ужасающая.

Вопросов, "почему так", конечно, осталось много. Вопросы, почему "Первый канал" проводил марафон именно сейчас, спустя два месяца после наводнения, тоже есть. На канале объясняют, что толчком для проведения телемарафона стал прогноз на раннюю зиму на Дальнем Востоке, опасения, что дома замерзнут, и людям будет совсем тяжело. Впрочем, ведь и раньше всем было понятно, что зима в России никогда не приходит вовремя. Так же, как и наводнения. Но лучше провести телеакцию поддержки, может быть и поздно, чем никогда.

За неделю до марафона в эфире "Первого" пошли ролики, в которых лица канала, известные телеведущие, призывали зрителей отправлять sms-сообщения или сделать электронный платеж с пожертвованиями для тех, кто пострадал от наводнения в районах Дальнего Востока. Слова "Всем миром", "вместе", "4447", "число сообщений не ограничено" записанные за кадром голосом Константина Эрнста, в эти дни в межпрограммных блоках "Первого канала", стали, наверное, самыми популярными в их эфире.

Такого, кстати, тоже еще не было, чтобы проморолики стратегически важной для эфира телеакции записывал в студии сам генеральный директор телеканала. Эрнст, конечно, любит эффекты, и периодически, в отличие от конкурентов, появляется в программах и акциях своего телеканала. Но здесь все было выверено. И интонация роликов для марафона выбрана точная. Вместе — так вместе.

Десять часов прямого эфира

29 сентября с 8 утра до 18.00 в прямом эфире "Первый" выстроил невероятно мощную, многослойную телевизионную акцию-трансляцию. Она была не только эмоциональной, созидательной, гуманной, народной (в самом буквальном смысле этого слова), но и технологически отточенной. По всем законам телевизионного жанра.

В течении десяти часов переключались между собой разные студии программ канала, переплетались разные жанры и совершенно разные ведущие с разным уровнем владения профессией и умением вести разговор со зрителями. В студиях "Первого канала" по телефону в прямом эфире на протяжении нескольких часов десятки известных людей разных поколений (от Иосифа Кобзона и Льва Лещенко до Андрея Мерзликина и Дарьи Мороз) говорили с теми, кто пережил наводнение и оказался в очень тяжелой жизненной ситуации. И с теми, кто проявил участие, отправив пострадавшим рекордное количество sms.

В Москве, в Парке Горького шел многочасовой благотворительный концерт, в котором принимали участие популярные музыканты. Шли включения оттуда. В эфире "Первого" пели и члены жюри, и участники проекта "Голос", выступал Владимир Спиваков со своими музыкантами.

"Первый канал" во время этого марафона впервые смог показать, какой важной может быть роль телевидения не только в период предвыборных кампаний и государственного официоза. Он показал, что и во время беды можно поддерживать тысячи обычных людей, которым кажется, что они уже никому не нужны.

Энергетика телемарафона пробивала телеэкран. Эмоция держалась фактически все десять часов, несмотря на то, что, конечно, эфир не мог быть ровным. Иногда мелькали и фальшь, и излишний пафос, и неумение точно найти интонацию и повести правильный разговор. Это приходит либо с опытом, либо не приходит никогда. Кому как дано.

Слава Богу, что во время телемарафона фактически обошлось без политики. Владимир Жириновский, если и мелькнул, то исключительно в роли принимавшего телефонные звонки от людей. Андрей Макаров, адвокат, депутат и телеведущий "Первого", попытался было говорить про эффективность проводимого "Единой Россией" курса, но и это пафосное выступление как-то само собой свернулось, и в эфире продолжился хоть и официальный, но вполне конкретный разговор.

За эти десять часов эфира не было излишней патриотической риторики, никто не вспоминал и не благодарил Владимира Путина (за исключением того же Макарова), не говорили о роли РПЦ в жизни пострадавших жителей Дальнего Востока, не обращался к предсказаниям и мистификации, что сегодня часто любят делать на телевидении. На "Первом" обошлись без этого. И вот эта правильно выбранная телемарафоном интонация передавалась через экран зрителям. Когда так близко показывают много чужого горя, реагировать непросто. Но когда ты видишь, что все кругом хотят помочь, столько известных людей участвуют и призывают поступить так же других, у зрителей это вызывает ответную реакцию – помогать и сострадать. Как минимум не быть равнодушными.

У каждого своя роль

Почти все ведущие телемарафона "Всем миром" стали заложниками своих телевизионных форматов. Звонкими, бодрыми и радостными (видимо, так приучил утренний канал) выглядели в эфире "Первого канала" Арина Шарапова, Екатерина Стриженова, Светлана Зейналова. Почти без интонаций, информационно говорила с экрана ведущая программы "Время" Екатерина Андреева. Из амплуа весельчака-балагура с трудом выходил Иван Ургант (почти не попадая в интонацию этого марафона). Чрезмерно правильной, а местами неуместно абсурдной, выглядела обычно чуткая Елена Малышева. Статусный Петр Толстой, напротив, оказался очень к месту в такой телеакции.

Ведущий Леонид Якубович выполнял важную миссию: ему больше других ведущих "Первого", за те двадцать лет, что он в эфире, доверяют люди. И именно он объяснял зрителям, куда пойдут собранные деньги и рассказывал, что на них "Первый канал" будет строить дома для пострадавших от наводнения.

Трогательная Мария Шукшина (вот уж кто мог говорить часами со зрителями, пережившими беду), неутомимый, бесперебойно работающий в своей студии Андрей Малахов (он тоже, кончено, местами сбивался, что объяснимо при прямом эфире, таком количестве людей, переживших горе и гостей, обязательно желающих что-то сказать).

Но все они вместе, кто как мог, как умел, делали одно дело. "Всем миром". В итоге, благодаря этой работе, зрители со всей страны и далеко за ее пределами (СНГ и дальнее зарубежье) передали более 14 миллионов sms в рамках пожертвований для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. Рекордное количество sms – 683 – как оказалось, прислал, например, житель города Баку.

Реальная картинка

Не знаю, понимал ли это сам "Первый канал", когда готовил телемарафон "Всем миром", но за десять часов эфира зрителям он рассказал в несколько раз больше и честнее, чем этот же канал рассказывал в своих новостях про наводнение на Дальнем Востоке предыдущие два месяца. Масштаб бедствия, условия, в которых оказались люди после этой катастрофы в подготовленных телесюжетах (всего около 60) и историях, звучавших в студиях, в том, что и как говорили они по телефону прямого эфира со знаменитостями, — все оказалось несоизмеримо страшнее, а местами и безысходнее, чем это было в официальных телематериалах.

Вот сидит в московской студии 89-летняя жительница села Славянка в Хабаровском крае, Екатерина Михайловна. Ее на тракторе вывезли из затопленного дома. Сидит в студии у Малахова, а на руках ее собачка-дворняжка, с которой ее вместе доставили в эвакуационный пункт. Зрители видят на экране условия, в которых сейчас живут беженцы (десятки едва утепленных палаток) и все, что осталось от довольно скромного, бывшего и до наводнения далеко не в лучшем состоянии, дома этой пожилой женщины-ветерана.

Дом, конечно, восстановить невозможно. Там осталась ее дочь, которой самой за 60. Она, в резиновых сапогах до колен, спасает на чердаке чудом выживших коз. В доме плавают вещи. За домом кругом вода. И рядом земли не видно. И как тут жить зимой — решительно невозможно представить. В доме Екатерины Михайловны стоит старый-старый комод, на котором среди вороха какого-то хлама, сверкает единственная ценная вещь — серебристый телевизор – плазма. И дочка маме машет рукой в камеру: "Мам, ты не волнуйся, все будет хорошо, телевизор мы проверяли, он работает".

В каком-то смысле этот телевизор, действительно, может стать талисманом и для Екатерины Михайловны, и еще тысяч людей, оказавшихся в такой же тяжелой ситуации. Потому что именно он вдруг захотел не просто говорить и развлекать, но еще и помочь. И заставить это сделать других.

Или другая история, двух родных братьев из-под Хабаровска, у которых нет родных. Они взяли кредит в банке, построив дом на две семьи: у каждого дети. Дом затоплен, жить там нельзя. В итоге оказались и без жилья, и без средств, и еще с большими долгами банку.
Сидели они в студии у Андрея Малахова с совершенно опрокинутыми лицами. И каждый зритель, видевший их, мог почувствовать, в какой ситуации оказались эти люди.

Они даже не поняли, когда ведущий вместе с одной из гостей предложили братьям с их семьями совершенно безвозмездно перебраться в благоустроенный дом в Тверской области. Тишина, воцарившаяся в студии, и оцепенение на лицах этой несчастной семьи, когда прозвучало предложение хоть завтра переехать в новый дом, говорили за себя гораздо больше, чем эффект от всех постановлений правительства вместе взятых.

Цифры

Конечно, телемарафон "Всем миром" не мог стать рекордсменом по рейтингам – не тот случай. Это не шоу и не сериал. Зритель, как бы он ни был благороден и чуток, не способен физически находиться столько времени у телеэкрана, да еще в воскресный день.

Что смотрели в телеэфире на неделе с 16 по 23 сентября. Россия

Тем не менее, "Первый канал" стал лидером дня в целом, и в рамках трансляции марафона обогнал своих конкурентов. В Москве, среди зрителей старше 18 лет, доля "Первого" за десять часов прямого эфира составила 11,5% (у экрана, по данным TNS Russia, было около 285 тысяч человек), по стране в целом доля телемарафона составила 15% (около двух миллионов зрителей). Для сравнения: 29 сентября с 8.00 до 18.00 канал "Россия 1" смотрело 10,4% аудитории. Канал НТВ – 8,2% зрителей.

Что смотрели в телеэфире на неделе с 16 по 23 сентября. Москва

Больше всего зрителей на "Первом канале" среди общероссийской аудитории во время марафона было с 10.00 до 11.00 и с 17.00 до 18.00, когда прямой эфир уже заканчивался. В среднем у телеэкрана к завершению телеакции было более двух миллионов человек.

Активнее всего "Всем миром" смотрели зрители старше 55 лет (sms-сообщения, как рассказывали ведущие и сообщали социальные сети, отправляли и дети от 6 лет, и пенсионеры, которым больше 85 лет). Максимальный показатель аудитории среди россиян старше 55 лет у марафона был в интервале между 13.00 и 14.00. Доля аудитории в этот момент составляла 22,6%. Немало было и зрительниц в возрасте от 25 до 54 лет – в среднем доля 17-18%. Заметно меньше у марафона зрителей – мужчин этого же возраста: около 8%.

Примечателен показатель у аудитории в возрасте от 14 до 24 лет. Молодые люди довольно активно смотрели телемарафон "Первого" утром: с 9.00 до 10.00. Здесь доля была на уровне 14,5%. Но в среднем молодежи среди тех, кто смотрел "Всем миром", было меньше, чем их родителей, бабушек и дедушек – на уровне 8-9%. Но и это по нынешним временам довольно значимый результат.

Каждый за себя

"Первый канал" в рамках марафона собрал более 717 миллионов рублей (результат на 1 октября). Кроме того, от рекламных поступлений за 29 сентября "Первый" передал на счет сбора средств для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке 75 миллионов рублей.

Ни один российский канал не стал поддерживать инициативу "Первого": никто не присоединился к телемарафону. Не думаю, что на "Первом канале" отказались бы от такой поддержки.

Если не совместная акция, то хотя бы сюжет в новостях, бегущая строчка, картинка, упоминание… Ничего. Ни звука. Ни на одном канале, где выходят новости. И главные каналы — "Россия 1" и НТВ, — в новостях о марафоне тоже не рассказывали. Исключение в эфире "Дождя": там сказали про марафон и сбор средств.

Ситуация с марафоном "Первого" напомнила отчасти историю с "Евровидением". Когда Россию представляла на конкурсе Дина Гарипова, "Первый канал", согласно регламенту, вел оттуда трансляцию. Но ни о самом конкурсе, ни о его итогах, в новостях российских телеканалов тогда ни слова не сообщили. Как будто его и не было.

Но то был песенный конкурс. А это — помощь согражданам, оказавшимся в тяжелом положении из-за природной стихии.

Телевизионный марафон мог быть еще эффективнее, и средств могло быть собрано еще больше, если бы к акции подключились со своими технологическими возможностями другие телеканалы. Но каждый делает свой выбор.

Конечно, сплоченность трех главных телеканалов – "Первого", "России 1" и НТВ (или двух первых государственных), — случается в делах стратегически важных, как, например, "прямая линия" Владимира Путина.

Или как на прошлой неделе, когда ни "Первый", ни "Россия 1" ни звуком не обмолвились в своих выпусках новостей о наводнении и чрезвычайной ситуации в Сочи (НТВ сюжет об этом в эфир дали), хотя о природных катаклизмах в других регионах страны рассказывали подробно. Но информацией о разгуле стихии, последствиях и ее ликвидации в олимпийском Сочи госканалы зрителей "беспокоить" не стали. Люди узнавали об этом по радио или из интернета.

Или еще пример: три телеканала дружно говорят о деле арестованного экипажа Greenpeace, попытавшихся взобраться на российскую нефтедобывающую платформу в Арктике (судебный процесс на членами экипажа сейчас идет в Мурманске) только как о "диверсии" и "экологическом терроризме". Канал НТВ на эту тему как всегда срочно даже снял отдельный фильм с говорящим названием "Под зеленой крышей".

Или после письма Надежды Толоконниковой о жестоком обращении и тяжелом труде заключенных, федеральные телеканалы (за исключением РЕН ТВ) одинаково молчат, либо рассказывают в новостях, как вполне комфортно живут, оказывается, в мордовской колонии. И даже показывают, что в туалетах есть биде. В таких ситуациях и с такими темами единение федеральных телеканалов более чем ощутимо.

Вот так бы, в одном строю — и в благотворительном телемарафоне все поучаствовали. Или каждый мог бы на будущее придумать свою телеакцию, чтобы помочь людям. А не разжигать в согражданах ненависть друг к другу, как это делают в рамках некоторых программ одного госканала, а будить отзывчивость, сострадание, желание понять и помочь.

"Настя, не хлюпай носом, ну чего ты ревешь?"

Самой, наверное, щемящей и определяющей всю эту телеакцию историей, в рамках десятичасового телемарафона на "Первом канале", был телемост между Амурской и Смоленской областями.

Из затопленных районов в центральную часть страны, в оздоровительные лагеря, вывезли детей разных возрастов, чтобы они после катастрофы пожили в нормальных условиях. Но родители остались в своих домах на Дальнем Востоке. Связи нет, не общались уже несколько месяцев. И вот телевизионщики устроили им сеанс прямой телевизионной связи.

Экран поделен на две части. Там, где Амурская область – стоят родители. Где Смоленская – дети. И вот они начинают общаться. Сначала все кричат: "Нина, как ты? Ты меня видишь? Алеша, ну-ка улыбнись маме! Света, как твои зубы? Миша, ты меня видишь? Помаши мне рукой! Юля, как ты ешь? Бабушка по тебе скучает. Мама, как там папа? Олеся, все хорошо, папа едет на рыбалку и охоту. Мама, ну че там, Максим, не сломал еще сегу-то? Да все нормально, не сломал, ждет, когда ты вернешься и доломаешь. Настя, я смотрю, ты там поправилась. Бабушка тебе напишет письмо. Аленка тебя ждет…" 

Но дети есть дети. И они начинают плакать. Сначала аккуратно смахивают слезы, а потом просто рыдают в голос, от того, что видят родителей, от того, что давно ни дома и вообще далеко, в чужом месте. Родители держатся, пытаются их успокоить: "Юля, прекрати плакать, у нас все хорошо. Настя, не хлюпай носом, ну чего ты ревешь? Мы вам напишем. Расскажите, как вы там? Мам, мы на самолете летели. Высоко было…"

И снова все плачут.

Хорошо, что "Первый канал" не стал прерывать этот телемост. Его потом еще трижды повторяли в эфире. Показывали все как есть. Всю безысходность и радость одновременно. Как разделенные тысячами километров родители и дети махали руками, кричали друг другу что-то, смеялись. В конце закричали хором: "Мы вас любим". И все равно плакали, плакали, плакали. И зрители по обе стороны экрана, которые смотрели на эту человеческую драму, тоже наверняка плакали.

Хорошо бы если телевидение всегда вот так себя проявляло. Со всем миром. Вместе.

Другие материалы автора читайте на ее странице "Теленеделя с Ариной Бородиной"

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала