Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Продюсер KUBANA: фестиваль без идеи - это просто длинный концерт

© Фото : предоставлено KUBANAПродюсер KUBANA Илья ОстровскийПродюсер KUBANA Илья Островский
Продюсер музыкального фестиваля KUBANA Илья Островский рассказал в интервью РИА Новости о том, как KUBANA из двухдневного фестиваля превратилась в недельный оупен-эйр со звездами мирового масштаба, как первая зарубежная команда решилась приехать в Краснодарский край, о "дедовщине" на фестивале и мечтах о его будущем.

 

Один из крупнейших российских музыкальных фестивалей KUBANA, ежегодно проходящий на Черноморском побережье, в этом году встретит свой первый юбилей. Пятилетие оупен-эйр будет праздновать с 1 по 7 августа на новом месте — совсем рядом с Анапой, в станице Благовещенская. Продюсер фестиваля Илья Островский рассказал в интервью РИА Новости о том, как KUBANA из двухдневного фестиваля превратилась в недельный оупен-эйр со звездами мирового масштаба, как первая зарубежная команда решилась приехать в Краснодарский край, о том, чем шляпа Боярского круче жужжащих гитар рок-гигантов, о "дедовщине" на фестивале и мечтах о его будущем. Беседовала Ирина Гордон.

- Почему вы решили проводить фестиваль именно в Краснодарском крае?

— Идея провести фестиваль на море появилась еще лет за пять до того, как все началось. Изначально инициатива исходила от администрации Краснодарского края — они хотели, чтобы в регионе появилось какое-то яркое молодежное мероприятие. Но поскольку четко сформулированной идеи не было, все: край, аудитория и мы созрели лишь к 2009 году. Основная идея — KUBANA должна была проходить на море, а в Краснодарском крае их даже два. Черное море было выбрано как наиболее востребованная часть побережья.

- У названия же есть несколько смыслов?

— Когда мы выбирали место проведения, у нас было несколько вариантов. Один из них — поселок Веселовка на Таманском полуострове, который, с одной стороны, показался идеальным местом для южного фестиваля, а с другой — смущал своей дикостью и разрухой: полузаброшенными советскими базами отдыха, самодельными кафе под открытым небом и так далее. Мы долго думали, как затащить людей за тридевять земель в такую атмосферу, и решили обыграть эту ситуацию в свою пользу. Регион называется Кубань, а мы все это стилизовали под развалины Гаваны, поэтому получилось сочетание Кубани и Кубы — KUBANA. Первое время, пока бренд не сформировался, мы даже активно эксплуатировали в оформлении тему музыкальной революции, образы Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевары. Сейчас мы все дальше уходим от этой концепции и единственное, что осталось — это "Полуостров свободы".

- Вы опирались на опыт других фестивалей?

— За всю историю проведения KUBANA я ни разу не ориентировался на российские аналоги, потому что, к сожалению, наша музыкальная индустрия очень сильно отстает от европейской и американской. За основу я всегда брал какие-то примеры и идеи, подсмотренные за рубежом. Наверное, на сегодняшний день мне хотелось бы в KUBANA объединить все самое лучшее от фестивалей Rock am Ring, Sziget, Coachella и Glastonbury. Почти на всех я бывал и, признаюсь честно, подглядывал, что и как, пытаясь со временем реализовать увиденное на KUBANA. Rock am Ring — это грандиозный лайн-ап, Sziget — это фантастическая развлекательная инфраструктура, Coachella — неповторимая атмосфера, Glastonbury — легендарность и статус. И все эти вещи хотелось бы объединить в KUBANA.

- Чего-то уже удалось достигнуть?

— Однозначно это очень серьезный, мощный лайн-ап, который зачастую не уступает многим европейским фестивалям. Мы научились решать инфраструктурные проблемы. Нам еще очень многое предстоит сделать в том, что связано с развлекательной программой, потому что для меня залог успешного фестиваля состоит из трех пунктов — это непосредственно музыка, развлекательная инфраструктура и некая невербальная идея, атмосфера, если хотите, которую невозможно привнести на мероприятие искусственно.

Любой современный фестиваль за границей — это тематический парк развлечений. И если в "Диснейленде" это Микки Маусы и Дональды Даки, то на музыкальных фестивалях многое завязано на выступающих артистах. Причем это работает так, что если, например, на фестивале Sziget мы вообще уберем концертные площадки, то человеку и без них будет, чем заняться. Это то, чего не хватает любым российским оупен-эйрам, но нам в этом смысле очень сильно повезло — у нас есть море, которое решает огромное количество проблем. Но возникает вопрос, зачем ехать на KUBANA, ведь море есть в Египте, Турции или на том же побережье, что и KUBANA, но не на ее территории? Поэтому развлекательная и идейная составляющие для меня сегодня являются первостепенными. Если музыкальную составляющую мы научились реализовывать на все сто, то здесь предстоит воспитывать и создавать целую культуру.

- А идея на KUBANA уже есть?

— Как я сразу сказал, это некая неосязаемая основа, которая зачастую возникает без нашего ведома. Так получилось, что у KUBANA первичная идея родилась сама собой — "полуостров Свободы", музыкальная революция. Здесь я обычно уточняю, что свобода — это не вседозволенность, тем не менее мы всегда позиционировали фестиваль как отдушину для людей, которые целый год сидят в офисах, на учебах или еще где-то, а вот на KUBANA они могут почувствовать возможность быть самими собой и радость от проявления своих эмоций, общения и так далее. Эту атмосферу создать удалось, а дальше все стало происходить независимо от нашего желания. Например, у KUBANA есть специфический юмор, который понятен только тем людям, которые ездят на фестиваль и тусуются у нас в соцсетях. Это уже какая-то сформировавшаяся группа людей, говорящая на своем языке в сети.

Сейчас группа фестиваля KUBANA "ВКонтакте" насчитывает около 85 тысяч человек, где в течение всего года происходит общение, обмен информацией, порой вовсе не связанной с фестивалем. Это уже клуб по интересам, костяк которого составляет около 15-20 тысяч человек. Ближе к фестивалю группа увеличивается, появляются новички, к которым изначально относятся с подозрением, а иногда даже жестко и агрессивно — типа "дедовщины" в армии. Но эта атмосфера очень быстро затягивает, и вот уже новички — не новички вовсе. Если говорить об идеях на фестивалях, то в пример можно привести российские оупен-эйры, у которых есть идеи и атмосфера: "Нашествие", "Пикник "Афиши", "Усадьбу Jazz". Есть фестивали, на которых идеи нет, но для меня это просто очень длинные хорошие концерты.

- Вы начинали в 2009 году с двух дней и без зарубежных артистов. Как развивался фестиваль?

— С самого первого фестиваля я говорил, что хочу делать мероприятие по европейскому лекалу, а на любом большом зарубежном фестивале не меньше 70% интернациональных коллективов. Учитывая наше положение в 2009 году, я понимал, что достигнуть этой цели можно лишь спустя годы, но в итоге очень удивился, что эти годы не растянулись на десятки лет. Прорыв произошел в 2010 году, когда мы получили в хедлайнеры группу NOFX. Сделать это было в разы сложнее, чем сейчас забукировать System of a Down, хотя это артисты совсем разного уровня.

Сегодня фестиваль известен тем, что на нем побывало огромное количество иностранцев. Все артисты, их менеджеры и агенты между собой так или иначе общаются, и информация о хорошем, качественном оупен-эйре в Краснодарском крае разлетелась по всему миру. А в 2010 году это было реально сложно и состоялось все только благодаря авантюрному духу музыкантов NOFX, известных своей любовью к выступлениям во всевозможных экзотических местах. На тот момент у них было много предложений из Москвы и Петербурга, но они выбрали KUBANA, потому что в столицах они уже все видели, а вот фестиваль "in the middle of nowhere", как они тогда сказали, их заинтересовал. Вот так мы прорвали заслон для зарубежных артистов, и с 2011 года их количество сильно выросло.

В этом году мы приближаемся к тем заветным 70%. И это, на мой взгляд, единственный путь развития для нас, поскольку, при всем моем желании, при отборе российских коллективов выбор падает на те же самые имена, которые были на первой, второй и третьей KUBANA. Есть определенный список групп, которые переезжают с одного фестиваля на другой. Все они отличные, но ими уже никого не удивишь. Я и рад бы позвать кого-то нового, но в российской рок-музыке практически ничего не появляется. Хотя мы стараемся — в этом году я пригласил два совсем новых имени — Biting Elbows и План Ломоносова.

- С российскими музыкантами понятно, а по какому принципу вы приглашаете на фестиваль зарубежных артистов?

— У меня есть некое внутреннее ощущение и сложившаяся в голове концепция того, что подходит для KUBANA, а что нет. Ошибки за эти годы, конечно, были, но это единичные случаи. Мне кажется, что я очень хорошо чувствую и понимаю нашу аудиторию. И даже если изначально тот или иной коллектив принимается ими в штыки, то на самом фестивале все меняется. Например, в прошлом году так случилось с японским гитаристом Miyavi — в интернете было много иронии и шуток по поводу его приезда, тем не менее это был один из самых ярких концертных сетов фестиваля, который многие до сих пор с удовольствием вспоминают.

В целом же у меня есть какое-то примерное процентное распределение, несмотря на всю нашу музыкальную пестроту. Рока у нас должно быть примерно процентов 50, потому что костяк аудитории интересуется в первую очередь именно рок-музыкой в различных ее проявлениях. Процентов 30 всегда — это электроника, ну и процентов 10-20 мы традиционно отдаем хип-хопу, у которого тоже очень много поклонников по всей стране. В этом году мы пригласили Wu-Tang Clan а рамках реюнион-тура в честь 20-летия группы. Я их видел на фестивале Coachella — музыканты в отличной концертной форме, а для меня лично это одна из самых культовых хип-хоп формаций. На KUBANA они будут смотреться круто.

- А идея привлечения Боярского, Дюны, вот теперь Антонова — это специфический фестивальный юмор?

— Ни в коем случае! Приглашение этих спецгостей не является каким-то юмористическим ходом с нашей стороны. И доказательством тому стал Михаил Боярский, которого два года назад воспринимали именно в такой роли, но после его выступления стало понятно, насколько это было ошибочно. Его выступление однозначно стало одним из самых лучших за всю историю KUBANA. С Боярским могут конкурировать разве что группы Korn и The Offspring — по энергетике, количеству собравшихся перед сценой людей и той отдаче зала, которая была во время концерта. Я в этом ни на секунду не сомневался и понимал, что это выступление на KUBANA станет разрывом всех стереотипов и Боярский разнесет всех вдребезги. Сколько бы не силились рок-гиганты и альтернативные монстры со своими жужжащими гитарами, басами и барабанами, когда на сцену вышел один Боярский без какого-либо сопровождения, он 40 минут держал аудиторию так, как не удавалось никому. Потому что каждая из его песен — это хит, живущий в сердце любого жителя этой страны. У меня лично никакой иронии не было, а если у кого-то она и была, то после выступления совершенно точно пропала. Та же самая история с "Дюной" и, очень надеюсь, с Юрием Антоновым в этом году. Идея его выступления у меня родилась так: до сих пор каждый уезжающий на отдых в Анапу или даже Египет выплясывает на дискотеках под "Летящей походкой" и другие нетленные хиты этого великого композитора, а на KUBANA люди приезжают также отдыхать, так почему бы им не плясать под привычное и любимое? Думаю, Антонов будет как нельзя к месту. А вот что делать дальше, это, конечно, вопрос.

- А вам каждый раз нужно поднимать и перепрыгивать планку, да?

— Каждый раз, начиная с 2010 года, после очередного проведенного фестиваля возникает вопрос — как теперь сделать еще лучше? Тем не менее лучше все-таки получается. Даже с точки зрения музыкального состава, положа руку на сердце, есть еще куда двигаться. Существует огромное количество артистов, которые никогда не были на KUBANA, да и вообще в России. Но даже если мы достигнем потолка с точки зрения музыкальной программы, нам есть куда стремиться в области развития инфраструктуры и расширения жанров. Уже в этом году мы начали этот процесс — фестиваль открывает полноценная театральная постановка Эмира Кустурицы "Время цыган", которая до этого ставилась единожды во Франции. Для России это впервые, и уж тем более на открытом воздухе, что можно считать очень смелым экспериментом. Чего только нет в их райдере, даже 15 живых гусей! Кроме того, у нас будет отдельная цирковая сцена — до сегодняшнего дня это искусство не было представлено на российских оупен-эйрах. Это будет венгерский цирк RECiRQUEL, который также еще никогда не бывал в России. У нас, конечно, не будут бегать лошадки, мишки и обезьянки, но жонглеры, акробаты и клоуны будут точно! В общем, есть еще куда двигаться — оперетта, балет, да все, что только может прийти в голову.

С какими проблемами вы сталкиваетесь при организации фестиваля?

Не считая артистов, которых нужно уговорить приехать в Краснодарский край (зачастую эта проблема решается только при помощи арендованных чартеров), наш основной вопрос — отсутствие в России подготовленных площадок для проведения такого рода мероприятий. Если большинство зарубежных аналогов проходит на территориях с уже существующей инфраструктурой, то в нашем случае ее приходится строить с нуля самим. А я совсем не строитель и тем более не инженер, поэтому каждый год это отдельная проблема — создать автономные водопровод, электроснабжение, оградительные сооружения, сантехнические зоны и так далее. Плюс ко всему — непоколебимый менталитет отечественного предпринимательства, который в своей жадности не знает никаких границ. Во время проведения KUBANA цены в близлежащих гостиницах, базах отдыха и кафе, а также тарифы такси взлетают в несколько раз по сравнению с и без того высокими курортными ставками. Ну не бывает такого, чтобы номер в гостинице уровня три с минусом звезды стоил от 100 евро и выше. Мы пытаемся решать эти вопросы: регулировать ценовую политику в близлежащих базах отдыха, договариваться с транспортными компаниями, но не всегда это получается.

- Из чего формируется бюджет фестиваля?

— Пропорция четко соблюдается с самого первого фестиваля: порядка 30% инвестиций — это спонсорские деньги, включая коммерческих партнеров, госструктуры или кого-то еще, а 70% — привлеченные частные инвестиции. Конечно же, хотелось бы эту пропорцию менять в меньшую для нас сторону, но пока это так.

- А что за история с депутатами Краснодарского края? У вас возникали проблемы с Администрацией региона?

— Администрация Краснодарского края и лично губернатор Александр Ткачев нам всегда помогали и, надеюсь, будут помогать в дальнейшем. Но нужно понимать, что Краснодарский край достаточно специфичен — это родина казачества, регион с очень сильными православными традициями, с исторически сложной многонациональной территорией. И то, что такое разноплановое co всех точек зрения мероприятие проходит в Краснодарском крае, скорее исключение. Без поддержки администрации и лично губернатора ничего бы не получилось. Время от времени мы сталкиваемся с провокациями определенной группы людей, которая совершенно точно немногочисленна, но агрессивно настроена и устраивает нападки на все то, что происходит на фестивале. У KUBANA молодая аудитория, зачастую состоящая из людей, которые уже не помнят Советского Союза, знают иностранные языки, часто ездят за границу, у них значительно меньше внутренних ограничений, предрассудков и так далее. Очевидно, что есть другие люди, для которых поведение наших гостей кажется слишком вызывающим. Это им не нравится, и время от времени они пытаются причинять нам различные неудобства. Но пока безуспешно. Были какие-то акции протеста против проведения KUBANA, но все они носили малочисленный и локальный характер. В результате этих протестов свое скептическое мнение о фестивале высказали даже депутаты Законодательного собрания Краснодарского края. Началась серьезная информационная шумиха по этому поводу. Все это, конечно же, негативно сказывается на имидже фестиваля, поэтому не обращать на это внимания невозможно, хотя в последнее время мы стараемся именно так и поступать. На мой взгляд, тема себя исчерпала, руководство региона высказало свою позицию, мы высказали свою, и добавить больше нечего. Будем надеяться, что эти люди успокоятся и займутся более полезными для общества делами, которые можно применить в положительном русле и достичь намного более внушительных результатов.

- Какой вы хотите видеть KUBANA лет через десять?

— Имея пятилетний опыт проведения KUBANA, сейчас очень сложно предположить, какой она будет даже через пять лет, потому что если бы мне в 2009 году сказали, что фестиваль станет таким, какой он есть сейчас, я бы не поверил. Я сейчас не кокетничаю. Я тогда мог предположить, что к своему пятилетию мы научимся привозить три зарубежных коллектива и разрастемся с двух до трех дней, но поверить в то, что произошло в итоге, просто невозможно. И при той динамике, которая есть, по идее, через 10 лет это должен быть какой-то город будущего, в котором выступают голограммы вместо музыкантов. Артисты будут находиться у себя в Лос-Анджелесе, а голограмма — на сцене, все будут перемещаться по фестивалю на летательных аппаратах, и будут стоять какие-нибудь сцены, созданные при помощи технологии 3D Mapping, и одна из них обязательно расположится под водой на расстоянии 50 метров от берега. В этом городе будут свои гостиницы, кафе, аттракционы, причал, система трансферов, чтобы мы могли существовать совершенно автономно от внешнего мира и отвечать за все происходящие внутри фестиваля процессы сами. Но, наверное, все это утопия — так не бывает. Да и в нашей стране прогнозировать что-то на такие большие промежутки времени достаточно сложно.

 

Оценить 32
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала