Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Война Израиля и Сирии: бомбят, но по-соседски

Израилю падение режима Башара Асада совершенно не нужно, считает Константин Богданов. И объясняет, почему.

Константин Богданов, военный обозреватель РИА Новости.

Израиль опять наносит воздушные удары по территории Сирии. Данное действие можно прямолинейно квалифицировать как помощь сирийской оппозиции, однако роль и интерес Израиля в сирийском конфликте куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Хроника необъявленной войны

3 и 5 мая израильские ВВС нанесли удары по территории Сирии. Осмысленного описания произошедшего до сих пор нет, сообщения сирийских оппозиционеров, тиражируемые в СМИ, выглядят как-то уж совсем неправдоподобно: удар 18 самолетов сразу по 43 целям без входа в воздушное пространство Сирии трудно воспринимать иначе, нежели как сильное преувеличение.

Израиль не комментирует сообщения о том, что целью ударов были иранское оружие (ракеты Fateh 110), которое перевозилось в Ливан транзитом через Сирию в интересах движения "Хезболла". Такую информацию со ссылкой на представителей западных спецслужб передало агентство Рейтер. Иран, в свою очередь, все отрицает.

Израильский удар по сирийской территории – уже не первый в этом сезоне. Эта же цель – в районе исследовательского центра в Джамрие – по ряду сведений, уже подвергалась атаке с воздуха 30 января 2013 года (по другим данным, тогда была накрыта с воздуха колонна, перевозившая оружие). В данном случае сценарий повторился: как пишут в прессе, первый удар 3 мая адресовался очередной колонне, а удар 5 мая – окрестностям Джамрии.

Что это – война? Израиль пытается нанести удар в спину своему давнему и многолетнему врагу? Со стороны именно так и выглядит. Если не присматриваться.

Воюющие союзники

Наиболее оригинальная часть этого спектакля состоит в том, что Израиль – едва ли не единственная страна в регионе, если не считать Ирана, которая совершенно не заинтересована в падении алавитского режима Асадов.

Мнение о том, что Тель-Авив спать и кушать не может без того, чтобы лишний раз не насолить сирийцам, широко распространено, но, к сожалению для адептов этого мифа, мало обоснованно.

Дело в том, что наличие в Дамаске пусть враждебно настроенного, но централизованного и светского офицерского режима, конечно, исключительно неприятно. Но возможная альтернатива Башару Асаду – хаос, продолжение гражданской войны в Сирии, потеря элементарной управляемости, пошедшее по рукам огромное количество оружия (в том числе тяжелого и зенитного) и превращение страны в рассадник исламского экстремизма. Выбор отвратителен, но однозначен.

Израиль поступает цинично, но совершенно рационально и прагматично: Сирия уже воспринимается им не как целостное и управляемое государство, а скорее как геофизическое пространство, не структурированное политически. В этом пространстве перемещаются и чем-то занимаются разнообразные игроки – и некоторые из них (не все) заняты делами, которые Израилю чрезвычайно не нравятся.

До недавнего времени Израиль не мог себе позволить разносить с воздуха каждый конвой, перевозящий по сирийской территории иранское оружие для "Хезболлы". Но радикальное ослабление дамасского режима позволяет Тель-Авиву усилить давление на своих давних врагов, неплохо обжившихся в Сирии еще до того, как ее захлестнула нынешняя волна партизанщины. В которой, к слову, все отчетливее ощущается нотка радикального политического ислама.

Вот, например, одна из группировок, борющихся в Сирии с Асадом – "Джабхат ан-Нусра", уже загремела в список террористических организаций по версии США, и вот-вот попадет в другой список, уже по версии ООН. Группировка, к слову, вполне честная: считает себя частью "Аль-Каиды" и официально признает власть Аймана аз-Завахири (наследника Усамы бен Ладена).

Химия ближневосточной политики

Классическим примером того, чего всерьез следует бояться Израилю, служит мутнейшая история с применением в Сирии химического оружия. Таких случаев с декабря 2012 года насчитано уже как минимум четыре, в том числе 19 марта 2013 года в Алеппо.

Вопрос о том, кто это сделал, тут же получил двоякое толкование. Дамаск заявил, что это дело рук оппозиции, оппозиция возразила, что это как раз дело рук властей. Первая волна в мировых СМИ, естественно, приписала применение химоружия Асаду. Однако подобная рефлекторная реакция очень быстро увяла: что-то не сходились в сюжете концы с концами.

На данный момент на руках у наблюдателей имеется свидетельство Карлы дель Понте, бывшего генпрокурора Швейцарии, на этом посту хорошо запомнившейся российским гражданам по участию в так называемом "деле "Мабетекс", а в дальнейшем занимавшей пост главного обвинителя в Международном трибунале по бывшей Югославии. В данный момент дель Понте входит в состав комиссии ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии.

Заявила она дословно следующее: комиссия имеет на руках полностью и достоверно не подтвержденные, но вполне надежные факты, которые свидетельствуют о том, что нервно-паралитические отравляющие вещества (а конкретно, зарин) применяли, цитирую, "повстанцы, некоторая их часть, а не официальные власти". Что же до применения химоружия властями, то, по словам дель Понте, отыскать этому свидетельств пока не удалось вовсе.

Этот факт еще можно, при наличии большого желания, проигнорировать, но так или иначе с ним придется что-то делать. Сирийская ситуация для Запада потихоньку начинает переходить в фазу, которую принято называть "когнитивным диссонансом".

С одной стороны – арабская весна, борцы за свободу, демократия и иные понятные категории. С другой стороны – исламский радикализм, терроризм, "Аль-Каида" и иные не менее понятные явления, ощущаемые американцами на собственной шкуре. Особенно в свете недавних взрывов в Бостоне – американские СМИ в тот же день увязали радикальный исламский экстремизм с тем, что происходит сейчас в Сирии.

И это на фоне сокращения реальных возможностей США по вмешательству в сирийскую ситуацию. И резкого повышения активности исламистских кругов Катара и Саудовской Аравии, отмечавшегося еще в истории с Ливией. Закваска такая, что близко подходить совершенно не хочется.

Сирийская вилка

Теперь поставьте себя на место израильского руководства. К северу от Голанских высот, во враждебно настроенной, но довольно понятной, привычной и предсказуемой Сирии, закипает весьма подозрительное варево, крепко приправленное радикальным исламом.

Если оно выплеснется через край, то на территории некогда централизованного государства возникнет главная "темная подворотня" Ближнего Востока, в которой будут шнырять подозрительные личности с неясными целями – и без всякого элементарного контроля.

И так интересно получается, что часть этих личностей уже оперирует невесть откуда взявшимся (впрочем, понятно откуда – с армейских складов сирийской армии) химическим оружием. Да не какой-нибудь слезогонкой, а зарином, нервно-паралитической фосфорорганикой, редкостной дрянью, занимающей солидное место в современных химических арсеналах.

Получается презабавнейшая логическая вилка, которую в шахматной терминологии можно описать как цугцванг: ситуацию, когда любой возможной ход ведет к ухудшению позиции. Тель-Авив, в принципе, кровно заинтересован в том, чтобы власть Башара Асада максимально ослабла, но при этом устояла и сохранила контроль над территорией Сирии.

В результате алавитский режим станет покладистей в неформальных торгах и сфокусируется на внутренних проблемах, перестав активно вмешиваться, например, в ливанскую внутреннюю политику и, возможно, сократив поддержку изрядно досаждающей Израилю "Хезболлы".

Однако выступить в поддержку Асада Израиль, естественно, не может, даже если такая смелая идея пришла бы в голову израильскому кабинету. Поэтому все, что остается – пользуясь беспомощностью дамасского руководства, ловить по сирийской территории деятелей "Хезболлы", перевозящих оружие в Ливан.

А самое главное – тех, кто проявляет нездоровый интерес к сирийским армейским складам. Там много чего интересного лежит. Перед глазами всех, желающих видеть, уже проходило резкое усиление боевых возможностей исламистов Сахеля, чуть было не приведшее к катастрофе в Мали. Оно стало в том числе и следствием разграбления военных складов режима Каддафи в Ливии. Повторять эту историю на Ближнем Востоке вряд ли стоит.

Дамасское правительство тоже неплохо понимает, что в сложившейся обстановке всерьез ответить Израилю ему нечем, а главное – совершенно незачем. По той же самой причине: это ни на грамм не улучшит внутреннее положение режима Асада и не укрепит его позиции в борьбе с суннитскими инсургентами. Признаваться в этом Дамаск тоже не готов, это попросту угробит остатки авторитета шатающейся власти в глазах населения страны.

Вот такая получается "война" двух врагов-союзников: смесь неприятного с бесполезным.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Обрезка труб производится на платформе по левому борту Castoro 10 морской части газопровода Северный поток-2
"Газпром" обжалует максимальный штраф Польши из-за "Северного потока — 2"
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала