Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Сирийский плен кузбасского пенсионера: 54 дня под бомбами

Читать ria.ru в
Похищение, бронированные машины, подростки-боевики с автоматами, постоянная бомбежка и выбитые взрывной волной двери… Пенсионер Виктор Горелов видел такое раньше только в кино. Инженер из Новокузнецка даже не мог допустить, что станет непосредственным участником конфликта на Ближнем Востоке.

НОВОКУЗНЕЦК, 13 фев — РИА Новости, Стас Бендиченко.

Сейчас, расположившись дома, в сибирском Новокузнецке, на уютном диване, он говорит,  что ни за что бы не поверил, предупреди его кто о возможности захвата в заложники. Талантливый инженер на пенсии, работавший на металлургическом гиганте ЗСМК, часто бывал в командировках, консультировал иностранных специалистов строящих сталелитейные заводы. Сирия должна была стать для него рядовой командировкой…

Мешок на голову, подростки с автоматами 

Завод, принадлежащий сирийской компании "Хмишо Стил", в строительстве которого принимал участие Горелов, находится в промышленном районе под названием Хасия. В абсолютно незнакомую страну кузбасский инженер, уже вышедший на пенсию, поехал по приглашению фирмы из Екатеринбурга, которая занимается проектировкой воздухонагревателей для доменных печей. Задача Виктора Горелова, проработавшего большую часть жизни в доменном цеху Западно-Сибирского металлургического комбината, заключалась в том, чтобы разогреть установленные воздухонагреватели, а также "просушить" и подготовить к работе доменную печь для выплавки металла. Заработок по контракту обещали приличный — 100 долларов в день.  

"Не было предчувствия. Никакого. Ездили два с половиной месяца по одной и той же дороге (на стройку завода).  Спокойно, без напряга. Перед этим как раз приехал, числа пятого декабря, сам хозяин завода на бронированной машине. Вот вам автомобиль, говорит. Ездите на нем, я за вашу безопасность отвечаю", — говорит Горелов.

Но он на бронированном автомобиле не поехал. Да и вряд ли броня как-нибудь спасла бы в той ситуации. Как говорит новокузнечанин, уже в плену появилось подозрение, что кто-то дал наводку на то, что трое инженеров в тот день поедут с завода позже, чем обычно. "Итальянец (итальянский инженер Марио Беллуомо) в тот день, 17 декабря, оформлял документы, чтоб завтра поехать домой. Должны мы были поехать (с завода) в 16.00, а поехали почти в 17.30. На дороге нас уже ждали. В форме правительственных войск. Якобы проверка документов", — рассказывает собеседник.

Виктор Владимирович сидел на переднем сиденье. В ушах — наушники от плеера, в котором "крутились" российские песни. "Чувствую — тормоз. Нас тут же за шиворот, через бруствер (насыпь), а там уже машины стоят без огней, заведенные", — говорит инженер.

Поначалу никто ничего даже не понял. Паники не было. Впихнув в машину россиян Виктора Горелова, Абдессаттара Хассуна, который также имеет гражданство Сирии и итальянца Марио Беллуомо, боевики повезли их по дороге с выключенными фарами. Единственное, что запомнилось по дороге пленнику, это то, что по обочинам росли оливки. "Повезли. На голову мешок одели. Привезли. Сторожка, там логово этих боевиков. Потом, в сторожке, спросили: "У вас деньги есть? Миллион долларов". Ответил: "Какие деньги? Я пенсионер. Я приехал помочь сирийскому народу возродить металлургию и маленько подзаработать. Прямо так и сказал", — рассказывает Горелов.

По словам бывшего заложника, охраняли их четырнадцатилетние подростки и сорокалетние мужчины. С боевиками Горелов не общался, да и желания, говорит, такого не было. "Вот дали ему, четырнадцатилетнему, автомат Калашникова. Подходит он, подставит дуло ко лбу. Я говорю: "Убери, он иногда может стрельнуть". Тот смеется. Причем показывает на автомат: "Вот русский Калашников — хороший, а китайский – плохой".

Первые пять дней плена заложников не закрывали. Они свободно перемещались по дому, выходили во дворик с высоким забором. У пленников пошли разговоры о побеге. "Эти говорят: "давай убежим!" Но куда побежишь?  Сразу пристрелят. Тем более языка не знаю, документов нет (забрали боевики). Я эту идею сразу отмел",- вспоминает металлург.

После того как пленники от идеи побега отказались, буквально через несколько дней их перевезли на новое место. "Интерьер везде одинаковый. Дом. Закрытый двор. Мы в комнате. Там коврик, стеганое одеяло. Спали одетыми", — рассказывает инженер. Вот с чем не было проблем, так это с питанием. "Кормили два раза в день. Куриный фарш, тунец в баночках. Давали одну пачку сигарет в сутки на троих, — говорит собеседник. 

Возможность помыться у пленников была раз в пять дней. Специально для этого нагревали котлы. Руки мыть строго требовали перед каждым приемом пищи. 

Солнечные часы 

Часы, мобильники, ноутбуки и всю прочую электронику у пленников отобрали сразу. Который сейчас час,  никто из боевиков не говорил. О том, что скоро наступит день, узнавали по пению муллы. "Вот мулла запел, значит, есть рассвет. Солнышко выходит, спичку ставишь, падает тень, значит столько-то времени", — вспоминает Горелов,.

Чтобы знать, сколько дней они находятся в плену, Виктор Горелов вел календарь. "Как Робинзон Крузо. Отмечал дни. Сегодня такое-то число. В книжке о доменной печи, которую они мне вернули ",- улыбается инженер. 

Отчаяние и бомбежки 

Через две недели плена, по словам Виктора Горелова, за инженера Марио Беллуомо итальянские власти предложили боевикам миллион долларов. "А этот (один из лидеров группы боевиков) говорит: "Нет. Я его одного не отпущу. Отпущу только всех троих". Все. Начали нас менять на их соратников, боевиков которые сидят", — рассказывает металлург.

По его словам, боевики  перевозили пленников с точки на точку восемь раз. Держали в закрытых домах с высоким забором вокруг двора. За 54 дня никакого "стокгольмского синдрома", когда пленник проникается симпатией к захватившему его боевику, у Виктора не возникло.

"Вот итальянец песни с ними иногда пел. Они мне говорят: "Виктор, иди". Я им: "У меня голова болит". Под любым предлогом шел в комнатушку",- рассказывает инженер.

Заложников, говорит Горелов, старались держать в информационном вакууме, ничего конкретного про переговоры не сообщали. "Спрашивал их: "Есть новости для нас? Хорошие, плохие?" Отвечают: "Плохие", — говорит кузбассовец, добавляя, что на этом разговоры и заканчивались.  О том, что происходило в посольствах и какие действия предпринимались властями, запертые в доме под вооруженной охраной инженеры тоже никакой возможности узнать не имели.

© РИА Новости / Стас БендиченкоВиктор Горелов (слева) прилетел в Новокузнецк
Виктор Горелов (слева) прилетел в Новокузнецк
Кроме угнетающего информационного вакуума и перспективы быть застреленным… ежедневные бомбардировки. Правительственные войска сбрасывали снаряды на район противников режима Башара Асада, где держали пленников. "Весь день эта бомбежка. Бум-бум. Не эти пристрелят, так "бум-бум" прилетит. Летали над нами",- рассказывает металлург, отмечая, что в день, бывало, доходило до 126 бомбовых ударов.

На первой же точке, куда боевики привезли пленников, они поняли, что в любой момент могут погибнуть все. Снаряд попал в соседний дом. "Бабахнули туда бомбу. Потолок, все это, рухнуло. Погибло там два человека, троих ранило. Я сидел прямо напротив входной двери, в комнате. Взрывной волной эту дверь вышибло. Она упала в десяти сантиметрах от меня",- вспоминает Виктор Владимирович.

Поначалу было жутко от всего, что происходило вокруг, говорит Горелов, однако потом он уже почти смирился с тем, что как-то так жизнь может и закончиться. Надежда пропала. Остались только воспоминания. О том, как в 18 лет после техникума приехал из Челябинской области в Новокузнецк. Вспоминалась свадьба, работа на ставшем уже родным, где прошла почти вся жизнь,  Запсибметкомбинате. "Последние десять дней настроил себя. Жизнь прожил, 66 лет. Простился уже со всеми. Но фортуна видишь, как повернулась…" — говорит задумчиво Виктор Владимирович, словно возвращаясь мыслями в Сирию. 

54 дня спустя: освобождение 

На 54-й день плена заложникам сообщили, что их повезут обменивать. Долго везли, а когда остановились, то к боевикам подъехал мужчина. По словам собеседника, они сначала приняли его за пособника бандитов. Однако тот оказался сотрудником службы безопасности Сирии. Посадив пленных в машину, он отвез их в город Хомс. "Мы посидели там, в комнате, а по коридору этих ребят, на которых нас обменяли, провели. 10 мужчин и одну женщину", — говорит Горелов.

По его словам, итальянского инженера после обмена "тайно" вывезли из Хомса в Ливан, а оттуда уже спецрейсом отправили на Родину. Попрощаться они не успели. Горелова же из Хомса доставили в российское посольство в Дамаске. "Передвигаться по Сирии опасно. Мы в посольстве сели в бронированные автомобили. Бронежилеты надели. Все заряжено. Спецназовцы. Довезли до ливанской границы. Из Ливана в Москву улетел",- вспоминает Виктор Владимирович.

При этом, вспоминая о свей командировке, отмечает,  что "Сирия — это рай на земле", даже несмотря на то, что там идет война. "Жили в Тартусе, на берегу моря. Пальмы, солнце, потрясающий климат", — делится впечатлениями собеседник. 

Дома ждала новогодняя елка 

Третий день дома. Специально для него, захваченного в плен в декабре 2012 года, родные оставили новогоднюю елочку и гирлянды. Пока супруга хлопочет на кухне, готовит застолье для родственников и друзей, её муж принимает журналистов. К вниманию прессы он привык. В Новокузнецке Горелов достаточно известный человек. О нем как о металлурге не раз писали местные газеты, он становился героем фильмов о сталелитейных гигантах Кузбасса. Но сегодня он герой совсем другой истории.

"Соберу все эти материалы (в СМИ), чтобы было потом, что посмотреть, когда меня не будет", — смеется инженер Горелов. 

Хоть он и выглядит спокойным, в разговоре свободно шутит, Сирия его пока не отпускает. "По прилету. Дома. Поел. Ладно, пойду — вздремну. Сон про этих боевиков приснился, я аж в холодном поту проснулся.  А вчера (в понедельник) звонили (со строящегося завода в Сирии). Спрашивают: "Что делать? Как делать?" Они хоть завтра меня с распростертыми объятиями примут",- говорит себеседник.

Однако сейчас о командировках инженер не думает. Говорит, что  пока был на Ближнем Востоке, дома накопились дела. "Лечиться, конечно, это первое, а так дел много. По дому и в гараже. Есть чем заняться. Планов много. До сентября точно никуда не поеду", —  говорит инженер. 

P.S. 

Супруга 66-летнего инженера Виктора Горелова не уверена, что её муж через несколько месяцев вновь не отправится строить сталелитейное производство в какую-нибудь горячую точку. Отговорить его, считает женщина, будет просто невозможно. "Он самодостаточный человек. Он все решает сам", — спокойно говорит Надежда Горелова.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала
Личные вещи Джона Леннона продадут на аукционе в виде NFT-токеновСМИ: внутри команды переговорщиков США по сделке с Ираном есть расколЧетверть россиян хотят ревакцинироваться из-за "омикрона", показал опросАналитики назвали самые прибыльные профессии для молодых россиянТехника российских морпехов и артиллеристов прибыла в БелоруссиюЭксперты назвали самые продаваемые автомобили с "автоматом" в РоссииНемцы жестко ответили на обвинения "неблагодарного" КличкоСМИ: сенаторы США обсуждают, как изменить проект санкций против РоссииГражданам рассказали, можно ли тайком записывать разговор по телефонуИнфекционист развеял популярный миф об "омикроне"Российские саперы очистили более 12 гектаров в ЛаосеНутрициолог сказала, что будет с сердцем и печенью, если есть пшенную кашуЭксперт рассказал об опасных температурах для смартфона и умных часовЭксперт допустил рост доллара до 90 рублей в ближайший месяцПри обрушении шахты на Колыме погибли два человекаЭксперты назвали самые опасные дороги в России для автомобилей в 2021 годуАналитики рассказали, сколько "живут" sim-картыПри землетрясении в Гаити погибли два человекаРоссийские военные предложили "глушить" пловцов врага акустическими волнамиОпрос показал, что большинство россиян выступают за отмену ЕГЭ