Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Академик Макаров: археологи не должны превращаться в поденщиков

© Фото : Анастасия ФедоринаДиректор Института археологии РАН, академик, доктор исторических наук Николай МакаровДиректор Института археологии РАН, академик, доктор исторических наук Николай Макаров
Российские археологи завершают полевой сезон 2012 года. Директор Института археологии РАН академик Николай Макаров рассказал РИА Новости о последних археологических находках российских ученых, с какими проблемами они сталкиваются, как строится их взаимодействие с властями и бизнесом.

Российские археологи завершают полевой сезон 2012 года. Директор Института археологии РАН академик Николай Макаров рассказал РИА Новости о последних археологических находках российских ученых, с какими проблемами они сталкиваются, как строится их взаимодействие с властями и бизнесом.

- Какие наиболее интересные научные результаты вы получили в этом сезоне? Где работали ваши экспедиции в этом году? Какие темы и направления могут "выстрелить" в ближайшее время?

- Институт археологии в этом сезоне организовал 38 экспедиций. Большинство из них работали в центре и на юге европейской России. Однако некоторые отправились на европейский Север, в Туву, осенью планируется продолжение полевых работ в ближневосточном Иерихоне.

Среди ярких находок - клад ювелирных украшений золотоордынского времени, найденные в Болгарах (Татарстан), где в прошлом году после долгого перерыва возобновила работы экспедиция нашего института.

С нетерпением ждем новостей с Белого озера, где также после длительной паузы продолжены исследования на Старом городе - древнейшем городском центре Белозерья, где планируется создание археологического музея.

Неожиданная находка - остатки домонгольского храма, открытые в Карачеве, одном из малых городов Черниговского княжества, находящемся на современной территории Брянской области.

Кладки из плинфы были обнаружены в ходе строительных работ и зафиксированы нашими специалистами. Я надеюсь, что в будущем мы сможем вскрыть часть постройки раскопками.

К новгородским находкам мы все уже привыкли, тем не менее серия берестяных грамот, собранных в 2012 году, добавляет много нового к нашим знаниям о новгородском обществе и культуре. Но об этом лучше расскажут сами исследователи грамот.

Вблизи села Шекшово суздальская экспедиция института в этом году открыла остатки разрушенных многовековой распашкой курганных насыпей X- начала XI в., следы которых невидимы на современной поверхности.

Впервые после знаменитых суздальских раскопок Алексея Уварова в середине XIX века, мы исследовали погребения той эпохи, в том числе содержавшие следы языческих кремаций, которые долгое время казались неуловимыми. Среди находок, сопровождавших погребения, - арабские серебряные монеты, накладки и пряжки от парадных мужских поясов, многочисленные фрагменты шумящих украшений - свидетельство присутствия мерянского (угро-финского) населения на суздальской земле.

Находки дают возможность представить костюм, бытовые вещи и погребальные обычаи начального периода истории Северо-Восточной Руси, становления древнерусской культуры, впитавшей в себя славянские и финские элементы.

Еще одна интереснейшая находка в Суздальском Ополье - подвесная печать с изображением Архангела Михаила и святого Георгия, найденная на одном из сельских поселений. Она атрибутирована как печать князя Михаила Юрьевича, Михалки, брата Андрея Боголюбского, занимавшего владимирский княжеский стол в 1175-1176 году.

Михалко - один из колоритных персонажей русской истории второй половины XII века. Именно ему, согласно воле его отца Юрия Долгорукого, должно было быть передано Суздальское княжество, но брат Андрей  в нарушение крестного целования, данного суздальцами Юрию, не дал Михалке занять Суздальский стол, отправил его на юг, где стал участником межкняжеской борьбы и военных кампаний против половцев.

Новый поворот в его судьбе - возвращение на Северо-Восток после убийства Андрея, когда ростовцы и суздальцы вспомнили о крестном целовании, некогда данном его отцу. Печать, как и другие находки статусных вещей на селищах Суздальского Ополья, свидетельствует о том, что на этих поселениях стояли не только избы крестьян, но и боярские дворы.

- Можете ли вы рассказать о последних результатах раскопок в районе олимпийской стройки? Удалось ли вам договориться о музеефикации найденных ранее объектов?

- Раскопки, которые проводились сочинской экспедицией института в зоне строительства олимпийских объектов, завершены.

Наиболее яркий памятник, исследованный экспедицией в 2010-2011 годах, - византийский храм IX-XI веков в поселке Веселое, редчайший образец раннехристианского зодчества на территории России с сохранившимися фундаментами, стенами, притворами, алтарной частью и склепом, располагавшимся под нартексом (западная часть храма). Институт археологии предложил музеефицировать этот уникальный объект. Эта идея получила поддержку Минрегионразвития и администрации Краснодарского края, было принято решение о создании "Культурно-исторического комплекса "Храм Веселое".

Однако впоследствии создание культурно-исторического центра по неизвестным причинам было исключено из целевой программы Краснодарского края. Остатки храма, открытие которого стало одной из археологических сенсаций 2010 года, пока остаются бесхозными, их сохранность под угрозой.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние российской археологической науки в целом?

- В этом году министерство культуры уже выдало около 1000 открытых листов - разрешений на археологическую разведку и раскопки. Это на несколько десятков больше, чем в 2011 году. Думаю, что к концу года их общее число может приблизиться к 1,5 тысячам.

Примерно две трети полевых работ, которые проводятся в России, - работы, связанные с обеспечением сохранности археологических памятников в зонах строительства, эти работы оплачиваются заказчиками строительства. Остальные - чисто научные исследования. К сожалению, доля их из года в год сокращается из-за недостатка средств и сокращения приема студентов на исторические факультеты, где готовят и археологов.

Охранные раскопки  в последние десятилетия стали важным источником новых материалов и финансового обеспечения археологической отрасли, но они не могут быть единственным мотором развития науки о древности.

Действительно, большие археологические проекты, финансируемые строителями, дали возможность оплачивать труд археолога, непосредственно участвующего в охранных раскопках, привлечь молодых специалистов, внедрить современные технические средства, позволяющие более точно фиксировать древние сооружения и вещевые материалы.

Но археология не исчерпывается раскопками, после их завершения остаются горы материалов, полноценная обработка которых требует времени и средств. К сожалению, хоздоговора, на основании которых ведутся спасательные раскопки, далеко не всегда позволяют завершить анализ материала и подготовить его к изданию. Трудоустройство в коммерческие археологические фирмы зачастую превращает молодых археологов в поденщиков, не дает реализоваться как исследователям.

Развитие охранной археологии не решает проблем нашей науки. Она требует средств для развития инфраструктуры, приобретения оборудования, требует постоянных рабочих мест для молодых археологов в государственных научных учреждениях.

- Как складывается взаимодействие с новым руководством министерства культуры, повлияла ли смена руководства на выдачу открытых листов - разрешений на раскопки?

- Смена руководства министерства культуры пока никак не отразилась на выдаче открытых листов. Система была налажена еще в 2011 году, открытые листы выдаются министерством после экспертизы заявок в РАН, где оценивается их научное содержание, научная обоснованность планируемых полевых работ. Этот порядок фактически сохраняет основные положения действовавшей в России на протяжении полутора столетий системы выдачи открытых листов Российской академией наук, предусматривающий научный контроль за археологическими полевыми работами.

Он соответствует Европейской конвенции об охране археологического наследия, ратифицированной Россией в 2010 году, требующей обязательного научного контроля за раскопками. У Академии наук и министерства культуры общее видение ситуации - выдача разрешения на раскопки находится в компетенции Минкульта, но участие РАН в этом процессе как стороны, отвечающей за научную регламентацию исследований, абсолютно необходимо.

Существование этой системы, признанной археологическим сообществом, неожиданно поставило под сомнение министерство юстиции, отказавшееся регистрировать приказ Минкульта "Об утверждении Положения о порядке выдачи открытых листов", требуя дополнительного обоснования компетенции РАН на осуществление научной регламентации археологических полевых работ. Казалось бы, какие тут могут быть дополнительные обоснования - лишь в структуре РАН имеются специализированные научные учреждения, ведущие археологические исследования.

Выдача открытых листов без опоры на экспертные оценки специалистов - абсурдная процедура.

- Можете ли вы назвать какие-то "горячие точки" охранных раскопок. Я имею в виду, возникают ли какие-то конфликты между бизнесменами, государством и археологами вокруг раскопок?

- Очагов новых крупных конфликтов я пока не вижу. Зато локальных войн хватает с избытком. В современных  экономических условиях инвесторы стремятся минимизировать расходы на охранные раскопки при реализации любых проектов.

В исторических городах мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, когда археологам предлагают ограничиться наблюдениями за рытьем котлованов вместо полноценных раскопок, ссылаясь на то, что культурный слой на участке строительства может быть нарушен.

Проблема сохранения археологических памятников при реализации новостроечных мегапроектов болезненная, но в последние годы все они предваряются масштабными спасательными раскопками. В прошлом году по договору с компанией "РусГидро" Институт археологии провел полное обследование территорий, которые могут быть затоплены при подъеме уровня воды в Чебоксарском водохранилище.

Составлена полная археологическая карта древних памятников в этой зоне, что позволит при необходимости оперативно развернуть их раскопки.

Институт археологии и этнографии СО РАН организовал грандиозные спасательные раскопки в зоне затопления Богучанской ГЭС, работы ведутся уже четвертый год в сложнейших условиях. В этом году большие охранные раскопки развернуты на трассе строительства железной дороги Кызыл - Курагино в Туве, где сосредоточены десятки курганов различных эпох.

- Довольны ли вы существующей законодательной базой в сфере охраны археологического наследия? Готовите какие-либо поправки в законы, направленные на улучшение ситуации?

- Не доволен. Закон об объектах культурного наследия, принятый в 2002 году, не учитывает специфики археологического наследия и специальных форм их сохранения. В нем отсутствует базовое положение о том, что археологические раскопки должны проводиться на научной основе, не прописаны позиции, обеспечивающие доступ археолога на земельные участки, где находятся археологические памятники, ответственность собственника земли за сохранение памятников, находящихся на его участке.

Поправки, подготовленные рабочей группой, включающей археологов и специалистов по охране памятников, подготовлены уже два года назад, но перспектива их принятия неясна.

Оценить 5
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала