Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Марсель Дюшан. По следам, которых нет

© Flickr / Bruce'sArtCollectionГраффити Бэнкси. Мона Лиза с базукой
Граффити Бэнкси. Мона Лиза с базукой
28 июля исполняется 125 лет со дня рождения Марселя Дюшана – художника, скандалиста, новатора, смельчака, который вошел в историю искусства, отрицая в нем самое важное – эстетику, хороший вкус, мастерство художника (в том смысле, что его произведения не всегда были созданы им же). Парадокс вполне в духе знаменитого дадаиста, считавшего, что "искусство может быть хорошим, плохим или никаким, но что, каков бы ни был употребленный эпитет, мы должны называть его искусством". РИА Новости проводит параллели между Дюшаном и художниками, творившими после него.

28 июля исполняется 125 лет со дня рождения Марселя Дюшана – художника, скандалиста, новатора, смельчака, который вошел в историю искусства, отрицая в нем самое важное – эстетику, хороший вкус, мастерство художника (в том смысле, что его произведения не всегда были созданы им же). Парадокс вполне в духе знаменитого дадаиста, считавшего, что "искусство может быть хорошим, плохим или никаким, но что, каков бы ни был употребленный эпитет, мы должны называть его искусством". РИА Новости проводит параллели между Дюшаном и художниками, творившими после него.

Фонтан – Дерьмо художника

Одно из главных изобретений Дюшана – его рэдимэйды (ready-made), произведения искусства, не являющиеся таковыми в классическом понимании – обычные предметы вроде подставки для сушки бутылок или поставленного на табуретку колеса, только волей художника или контекстом возведенные в высокий ранг. В 1917 году художник купил в магазине писсуар, перевернул, переназвал, подписал одним из своих псевдонимов – M.Rutt 1917 ("дурак"), и свет увидел "Фонтан" - работу, которую 500 влиятельных художников, дилеров и критиков в 2004 году поставили на первое место пятерки произведений ХХ века, оказавших влияние на развитие искусства. В 1960-м Дюшан сделал копию своей работы – оригинал, судя по всему, был им выброшен.

Дюшан: "Я швырнул им в лицо полку с писсуаром, и теперь они восхищаются их эстетическим совершенством".

Итальянец Пьеро Мандзони создавал свои произведения из ваты и стекловолокна, кроличьей кожи и вареных яиц, а в 1961-м году решил не скромничать и объявить произведением искусства собственные фекалии, размещенные в 90 пронумерованных консервных баночках (по 30 граммов в каждой), которые подписал "Дерьмо художника" (Merda d'artistaна) на итальянском, английском, французском и немецком. Таким образом, утверждал художник, он выражает свое отношение к доверчивости покупателей – но те не одумались и разобрали экспонаты по музеям и частным коллекциям. Так, одна из них была продана в 2007 году на аукционе Sotheby's за 120 000 евро, другая – за 97 250 фунтов в 2008-м

 

Пьеро Мандзони: "Всем этим миланским буржуазным свиньям нравится только дерьмо".

L.H.O.O.Q. – Мадонна Бэнкси

В 1919 году  Дюшан взялся за Мону Лизу – на открытке-репродукции он пририсовал карандашом Джоконде усы с козлиной бородкой и дал своему произведению игривое название L.H.O.O.Q. – при беглом прочтении на французском этот каламбур привычно расшифровывают как "у нее в одном месте горячо" ("elle a chaud au cul") или на английском как look. Так, по его мнению, работа смотрелась лучше и современнее. В ней усмотрели и намеки фрейдистского толка, и, безусловно, привычные провокации в дадаистком духе, а исследовательница творчества художника, скульптор Ронда Роланд Ширер писала, что работа была даже большей шуткой, чем думал сам Дюшан: изменив образ Джоконды, он невольно придал ей собственные черты. Всего Дюшан создал 38 подобных работ разного размера – последнюю, названную "Бритая Мона Лиза", в 1964-м году.

В 2010 году на аукционе Christie's одна из копий работы – за номером 21 – ушла в пять раз дороже ожиданий его устроителей, почти за полмиллиона долларов.

Вице-президент торгового дома Кристис Бретт Горви: "Это одна из величайших икон XX столетия и шутка, конечно, тоже. Но эта шутка дала направление многим мастерам поп-арта, как Уорхол, Лихтенштейн, Принс... Все они шли за Дюшаном".

За мастерами поп-арта последовал и знаменитый анонимный британский художник и "вандал" Бэнкси, который нивелирует не только понятие произведения, но и личность автора – вопросом "а существует ли он на самом деле?" задаются до сих пор, несмотря на то, что из года в год его творения растут в цене, а работы ставятся на первое место в рейтингах произведений самых важных и влиятельных британских художников. В 2006 году он побил собственный рекорд на Sotheby's с трафаретом "Мона Лиза" зеленого цвета, которая плакала слезами краски. Британский коллекционер купил ее за 57 тысяч фунтов вместо предполагаемых 15-20.

Ему же приписывают и граффити с Моной Лизой, которая, повернувшись к зрителю спиной и задрав подол, демонстрирует примерно то, на что когда-то намекал Дюшан. По другой версии, автор изображения – Ник Уолкер.

Рроза Селяви – Влад Мамышев-Монро

В начале 1920-х у Дюшана появилось самое знаменитое из его альтер-эго - эксцентричная томная дама Рроза Селяви, в чьем имени художник зашифровал то ли выражение "эрос, это жизнь" (eros, c'est la vie), то ли "поднять тост за жизнь" (arroser la vie). Сначала образ возник на многочисленных фотографиях Мана Рэя - например, на флаконе духов Belle Haleine: Eau de Voilette, к которым художники  приклеили этикетку с изображением Дюшана в женской шляпке и манто. Позже этот флакон купил Ив Сен-Лоран, а после смерти французского кутюрье аромат попал на Christie's. Имя Ррозы Селяви возникает также в каламбурах сюрреалистов ,  Дюшан подписывает им некоторые свои работы и использует в названии (объект "Почему не чихает Рроза Селяви?"), а также как копирайт в фильме "Анемик синема".

Дюшан: "Мне захотелось поменять свою личность, и первое, что мне пришло на ум в поисках персонажа, это то, что у него должна быть еврейская фамилия. Однако я не нашел фамилии, которая бы мне нравилась и искушала меня, тогда я подумал: а почем бы не изменить пол? Так родилась Рроза Селяви. Меня нравилось, когда имя начинается со сдвоенной согласной, как в Ллойд".

Любитель перевоплощений российский художник Владислав Мамышев-Монро использует чужие образы (среди его многочисленных превращений – Алла Пугачева, Надежда Крупская, Владимир Путин, Василиса Прекрасная и так далее, и так далее) в рамках перформансов или вернисажей, становится героем собственных фоторабот, а псевдоним Влад Монро закрепился за ним со времен "Пиратского телевидения" и концертов "Поп-механики", где он представал в образе легендарной голливудской блондинки. В 2000-м году у художника появилась другая любимица - Любовь Орлова, которую он заменил в ремейке "Волги-Волги" Павла Лабазова и Андрея Сильвестрова: к телу актрисы с помощью компьютера была прилажена голова художника в образе Дуни Петровой, переозвученный его голосом фильм ездил в Роттердам и получил Премию Кандинского как лучший медиа-проект.

Влад Мамышев-Монро: "Сейчас художник – это совсем не тот мирный живописец, который мог себе позволить спокойно работать в мастерской и больше ничем не заниматься. Современный художник – это универсальная личность, владеющая огромным спектром разных видов, технологий искусства. В том числе и лицедейством – почему бы не использовать и свое тело как объект искусства? Вот в этом я, возможно, лучший из современных художников".

Анемичное кино – "Яркий свет 1"

В 1926-м году вместе с авангардным режиссером и художником Маном Реем Дюшан снял экспериментальный фильм "Анемик синема", который современники назвали "изощренным нагромождением геометрических фигур и шахматных комбинаций" (к слову сказать, шахматы были для Дюшана важнейшим из искусств, художник имел звание гроссмейстера и выступал за Францию на шахматных олимпиадах). На протяжении всего фильма друг друга сменяли два гипнотизирующих кадра: первый - спиралевидные или концентрические окружности, вращающиеся с той или иной скоростью, второй - диски с надписями, каламбурами и аллитерациями, бегущие по кругу. В фильме Дюшан использовал созданные им ранее "роторельефы" – закрепленные на катушках проигрывателя картонные круги с нанесенными на них узорами, которые при движении создавали иллюзию трехмерных объектов.

Дюшан: "Так как трехмерный объект отбрасывает двумерную тень, мы можем представить себе неизвестный четырехмерный объект, тенью которого мы являемся. Я, со своей стороны, очарован поиском одномерного объекта, который не отбрасывает тени".

Отголоски опытов Дюшана найдутся в кинетическом искусстве и в оп-арте, чьи произведения "обманывают" человеческий глаз за счет оптических иллюзий, когда статичная картинка из плоских или пространственных фигур словно обретает объем, изгибается, меняется, перетекает, так что художник вполне может надеяться на обмороки и головокружения у своих зрителей. Так, в работе Бриджит Райли "Яркий свет 1" голова идет кругом от словно объемной и мерцающей спирали, состоящей из пересеченых ломаными линиями кругов.

Манифест оп-арта "Довольно мистификаций" (1961): "Больше не должно быть произведений исключительно для: культурного глаза, чувствительного глаза, интеллектуального глаза, эстетского глаза, любительского глаза. Человеческий глаз является нашей исходной точкой".

Большое стекло - аккумуляции Армана

Над монументальной конструкцией "Невеста, раздетая своими холостяками. Равновесие" ("Большое стекло") Дюшан работал с 1915 по 1923 год. Работа была выполнена в сложной технике с использованием стекла, масляной краски, свинцовой проволоки, фольги, пыли и лака и представляла собой две стеклянные пластины, помещенные одна на другую. Внизу работы расположились "девять холостяков", а вверху, отделенная алюминиевой рамой, их недостижимая "невеста" - на деле напоминающие чертежи к каким-то механическим конструкциям из стержней, цилиндров, проводов, которые Робекр Лебель назвал "машиной любви". В 1923 году картина пострадала во время погрузки на корабль, и на стекле появились трещины, ставшие органичной частью работы, а в 1961 году появился новый вариант картины, созданный совместно с Улфом Линде.

Марсель Дюшан: "Мне было интересно ввести в искусство строгость и точность науки, так делали не очень часто. Я делал это не из любви к науке, наоборот, я хотел скорее отвергнуть ее, но исподтишка, легко и без натуги. Но в этом произведении присутствует ирония".

Один из основателей нового реализма Пьер Арман в 1959 году почти на тридцать лет оставил занятия живописью и обратился к экспериментам с отпечатками окрашенных предметов на полотне и бумаге и аккумуляциям (от французского "накопление, нагромождение") - композициям из идентичных предметов, бытовых вещей и их деталей, которые выставлялись укрепленными на вертикальных щитах, в стеклянных коробках или ящиках из плексиглаза. Некоторые его работы - это абстрактные композиции из частей целлулоидных кукол, крышек от бутылок, деталей часовых механизмов, а с начала 1960-х (примерно в это время, кстати, происходит знакомство художника с Дюшаном) Арман делает первые "колерс" (coleres) - художественные акции, на которых объекты разбивались, взрывались, разрезались, а после выставлялись на общее обозрение.

Подготовила Тамара Бараненкова

Оценить 2
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала