Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Курилы, Дяоюйдао и важное искусство не решать территориальные проблемы

Посещение Дмитрием Медведевым Курил стало чуть ли не ключевым внутриполитическим событием этой недели. Курилы – часть меняющейся международной сцены, а на сцене этой происходит множество событий, которые заставляют нас смотреть на эти острова вовсе не только как на территорию, требующую хозяйского подхода.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Посещение главой российского правительства Дмитрием Медведевым Курил стало чуть ли не ключевым внутриполитическим событием этой недели, особенно с учетом его сегодняшней пресс-конференции. Смысл пресс-конференции, да и всей поездки, в том, что Курилы наши, и заниматься их экономическим развитием будем всерьез.

Но одновременно Курилы – часть меняющейся международной сцены, а на сцене этой происходит множество событий, которые заставляют нас смотреть на эти острова вовсе не только как на территорию, требующую хозяйского подхода.

Умение быть соседями

Итак, что же сказал Дмитрий Медведев на пресс-конференции в Петропавловске-Камчатском, где собрались и те журналисты, которые сопровождали его на Курилы, и те, кому места в самолете не хватило? То, что четырем островным территориям, замыкающим Курильскую гряду, внимание уделять должны все, включая журналистов.

Это бесспорно хозяйственный вопрос, поскольку запущенность Курил достигла в какой-то момент предела. Отсутствие дорог, разваливающиеся рыболовные суда (старые списываются, новых нет), в общем, целый ворох проблем отрезанных от мира людей, которые даже до Сахалина долетят не каждый день – что Медведев испытал на себе неоднократно (предыдущая его поездка на Курилы была в 2010 году, и тоже не без сюрпризов с погодой).

Естественно, все сказанное им – это еще и история с дипломатией. Причем двусторонние российско-японские отношения тут – только часть картины. Более того, с Японией все как раз довольно просто. По поводу нынешней поездки Медведева дипломаты в Токио, конечно, заявили протест, из тех, что в таких случаях напоминают уже что-то вроде древнего синтоистского ритуала.

А Медведеву, как было сказано им самим на той же пресс-конференции, эта японская реакция безразлична. Но в целом, особенно если вспомнить вполне спокойное общение российского президента Владимира Путина с японским премьером Есихико Нодой на "Большой двадцатке" в Лос-Кабосе в прошлом месяце, в целом-то все нормально. Подарили друг другу форму для дзюдо, обсуждают множество вопросов сотрудничества.

То, что четыре южные островные территории Курил считают своими и японцы, и мы, на данный момент явно не только не представляет угрозы двусторонним отношениям, но и вообще не выглядит как международная проблема. И стоит только посмотреть на до смешного похожие ситуации по соседству, в Азии, как понимаешь, какие мы с японцами образцовые соседи.

Вот о чем речь: в четверг утром, в то время как Медведев выступал в Петропавловске, в китайском МИД тоже была пресс-конференция. И там был поднят вопрос о территориальном споре, который всегда считался зеркальным отражением истории с Курилами – споре из-за островов Дяоюйдао (Сенкаку).

Это тоже последствия Второй мировой – только между Китаем и Японией; но если в случае с Россией Япония по итогам войны утратила территории, то тут она их случайно приобрела (поскольку в 1945 году Китай, скажем мягко, мало напоминал СССР – там гражданская война шла параллельно с антияпонской, с печальными последствиями).

Так что же сказал официальный представитель китайского МИД? Что призывает японцев не делать ничего, угрожающего жизням и собственности китайцев, которые вшестером на небольшом судне отправились к Дяоюйдао протестовать.

Вот только протестующие китайцы эти – с Тайваня, который сам чисто формально находится с Китаем примерно в тех же отношениях, что Япония с Россией по поводу Курил. В том смысле, что на словах – опять же в виде ритуала – тайваньцы ссорятся с Пекином насчет того, какая власть над всем Китаем законная, но на самом деле сотрудничают там, где это возможно.

В том числе считают Дяоюйдао китайскими, а Китай, с точки зрения и Тайваня, и Пекина – один. И Пекин, как видим, в каких-то ситуациях очень изящно тайваньским собратьям подыгрывает. А в Токио, кстати, никто пока никакого ущерба морским активистам не нанес.

…И вплоть до Гибралтара

То есть на самом деле и тут все хорошо. Потому что достаточно посмотреть на ситуацию южнее Дяоюйдао, как видишь, что дремлющие и вроде бы несущественные территориальные споры могут внезапно оказаться большой проблемой.

Эта история будет ключевым международным сюжетом на следующей неделе – в столице Камбоджи Пномпене соберутся министры иностранных дел десяти стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а потом на региональный форум по безопасности подъедут их коллеги из тихоокеанских стран – Китая и Японии, США и России и так далее. И прежде всего речь (как и раньше на этих форумах) пойдет о споре из-за островков и атоллов в Южно-Китайском море, на которые претендует иной раз несколько стран одновременно, но прежде всего Китай.

Курилы хотя бы населены, причем россиянами, а здесь и этого – то есть населения – нет. И вопрос о принадлежности этих территорий вообще дремал многие десятилетия, потому что они никому были не нужны.

А дальше… нет, дело не в нефти, хотя нефть в этом море нашли. А в переделе мира. Маленькие страны ЮВА – Филиппины, Вьетнам – решили, что США слишком слабы в этой части света, Китай слишком силен, надо восстановить баланс, подстроив ему конфликтную ситуацию и втянув в это дело Америку. И, при весьма поощрительной реакции США (как раз решивших, что и правда – пора возвращаться в Азию с проигранного Ближнего Востока), Южно-Китайское море становится опасным местом.

Вернемся к вопросу о том, что общего между теми, этими и прочими территориальными сюжетами. Общее – что они никогда и никуда не уходят совсем; и еще – чем больше глобализуется мир и "исчезают границы", тем яснее, что вопрос о "своей земле" – где-то в глубоком подсознании человека, каким бы современным он ни был.

То есть территориальные проблемы, возможно, вообще безвыходны, и лучше их не решать никогда. И только начинается период турбулентности в мире… вот как сейчас… сразу жди больших неприятностей.

Чем хороша стабильность? Тем, что урегулированием споров между нациями заняты специально обученные люди, дипломаты. Это люди, которые спасают соотечественников от массового убийства, то есть войны. А когда к власти приходят новички, порождение гражданского активизма и революций, новички, которым никто не сказал, как это сложно – говорить с соседями об "исконных землях", то революции начинают идти параллельно с войнами.

В Азии этого пока нет. А вот насчет Ближнего Востока с его переменами – там может в ближайшие же месяцы произойти что угодно, потому что "исконных земель" не бывает, всегда находится что-то у кого-то когда-то отнятое.

Если кто-то не заметил, Латинская Америка также полна похожих сюжетов, не говоря об Африке. Но зачем ходить так далеко, есть Европа с ее Балканами, которые в 90-х годах кромсали не думая, и речь не только о Косово.

А еще – почему бы не Гибралтар, с 1713 года британская территория на Пиренеях, с ее замысловатым статусом, когда жители "Скалы" являются гражданами Великобритании и ЕС. А ЕС как раз сейчас вступает в весьма непредсказуемую стадию развития.

Кто знает, может, и европейцам придется поучиться у Китая, Японии и России искусству не решать территориальные проблемы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала