Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

Роберт Цой: я понял, что мой сын - звезда, после его гибели

Роберт Цой, отец легендарного рок-музыканта, лидера культовой группы "Кино" Виктора Цоя, которому в этом году исполнилось бы 50 лет, рассказал в интервью РИА Новости о кумирах сына и его первых шагах в творчестве, а также о последней встрече с Виктором и его жизни после смерти.

Роберт Цой, отец легендарного рок-музыканта, лидера культовой группы "Кино" Виктора Цоя, которому в этом году исполнилось бы 50 лет, рассказал в интервью РИА Новости о кумирах сына и его первых шагах в творчестве, а также о последней встрече с Виктором и его жизни после смерти. Беседовала Эльвира Рябова.

- Когда вы заметили у Виктора наклонности к творчеству?

- Сначала страсть к рисованию проявилась - первой мать заметила, Валентина Васильевна. Она сразу почувствовала, что есть в нем что-то такое от художника. Еще он маленький был – в третьем-четвертом классе учился – и уже неплохо рисовал. Она решила, что ребенок у нее талантливый и отдала его в городскую художественную школу. Он там учился лет пять. Неплохо у него получалось, он даже в городских выставках участвовал еще ребенком. То есть художественный дар у него открылся довольно-таки рано. Мы думали, что он по этой художественной стезе и пойдет. Не думали, что он музыкой увлечется.

- Какие основные мотивы были в его работах?

- Пока были ученические работы, особых сюжетов не было - натюрморты всякие, графика, а вот когда стал ближе к музыке, то стал The Beatles рисовать и других зарубежных исполнителей. Битломаном он стал ярым, особенно когда был молодой. Я думаю, что Леннон и вообще The Beatles сыграли решающую роль в том, что Виктор увлекся именно рок-музыкой.

- Можете вспомнить, с чего началось увлечение Виктора роком?

- Это увлечение началось у него в период ломки голоса. В то время он начал увлекаться музыкой, пытался петь. Сейчас я понимаю, что у него тогда было много страданий, что никак не прорежется его настоящий голос. Мы как-то вернулись домой, а в ванной вой какой-то – он там голос тренировал. А вот когда голос все-таки прорезался, вот тогда он увлекся рок-музыкой и начал сочинять, петь, группы создавать среди дворовых ребят.

- А когда Виктор начал писать стихи?

- У Гребенщикова хорошо описано, как Виктор начинал. Где-то в 20 лет он сочинил первую песню и показал Борису, который очень хорошо отозвался. Мне сейчас помнится, что одной из первых его песен была "Мои друзья всегда идут по жизни маршем". Кажется, ее Гребенщиков и одобрил - ну, вот с этого и пошло. В то время вообще его становление проходило под крылом Гребенщикова, он был его мэтром. Об этом тоже много написано.

- Вы были на его концертах?

- Один раз. Мы с Валентиной пошли в то время, когда он уже был популярен - 88-й или 89-й год. Неплохо, конечно. Народу было много. И странное дело - нас моментально узнали. Очевидно, сходство было какое-то.

- Когда вы его увидели по телевизору впервые, что испытали?

- Первый раз, между прочим, он мелькнул еще в 1985 году. Буквально на минуту или две. А потом все чаще и чаще. Где-то с 88-го по 90-й год его часто стали приглашать на программу "Взгляд" – она была очень популярна в то время. Это, конечно, было очень необычно. Элемент гордости был, конечно.

- Когда вы осознали, что Виктор - звезда?

- Как ни прискорбно, то, что наш сын - звезда, мы поняли только после его гибели. До этого мы как-то и не думали об этом. А как только погиб, всем все сразу стало ясно, и нам в том числе. Да, популярность росла и росла, но именно с его гибелью пришло это осознание. Потому и говорят, что он погиб на самом взлете.

- Какие моменты из общения с сыном вы сейчас вспоминаете чаще всего?

- Мне вспоминается последняя встреча. Он приходил к нам, когда Валентине Васильевне на работе дали машину "Жигули". У нас денег не было, и чтобы мы ее могли купить, он, как ни в чем не бывало, принес нам в пакетике 9 тысяч рублей - по тем временам огромные деньги. Он небрежно нам эти деньги положил, и что-то мне тогда не понравилось в его взгляде что ли - больно грустным он мне показался. Я тогда не обратил внимания, а потом… Что уж.

- Когда видите на стене надпись "Цой жив" или слышите, как кто-то на улице поет песни Виктора, о чем думаете?

- Знаете, 22 года уже прошло. Потихоньку привыкли. Люди ко всему привыкают. А первое время было тяжело. Думали, что пройдет год-два-пять, забудется он потихоньку людям. А на самом деле популярность его не падает. Меня удивляет, что молодежь, которая его и не знала - по 15-20 лет, увлекается его музыкой - это говорит о том, что действительно был талант.

- А какая песня сына - ваша любимая?

- Ну, как и у всех, его знаменитые "Группа крови", "Звезда по имени Солнце". Но мне почему-то еще очень понравилась его песня "Стук" - больше всего нравится.

- У Виктора остался сын Саша. Вы с ним близки?

- Трудно поддерживать отношения. Ему трудно. Я понял сейчас, что быть единственным сыном Виктора Цоя - очень трудно. Это сложно представить. Поэтому он и отгородился полностью ото всех - телефоны никому свои не дает, даже мне. Я его понимаю. Я и по себе чувствую - но если на меня как налетишь, так и слетишь, то он-то еще молодой. Его с 14 лет теребят. И он решил на все это плюнуть. В вашей братии журналистов есть такие, что просто жуть: хотят урвать что-то жареное-пареное, но не понимают, что он-то один.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала