Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Курская деревня Большой дуб: сожженная память о войне

© РИА Новости / Наталия ГубареваМемориальная площадка на территории музея "Большой дуб"Мемориальная площадка на территории музея Большой дуб
Музей партизанской славы "Большой дуб", расположенный в семи километрах от города Железногорск Курской области - единственный в России музей, построенный на месте сожженной деревни, которую в советской печати называли сестрой белорусской Хатыни.

Автор: Наталия Губарева

КУРСК, 8 мая - РИА Новости. Музей партизанской славы "Большой дуб", расположенный в семи километрах от города Железногорск Курской области, - место особое. Во время экскурсий здесь задумчиво молчат даже самые непоседливые школьники, а гости, которые планировали десятиминутный визит, задерживаются на часы. Сотрудники музея говорят, что дело в положительной энергетике, которой обладает эта земля, несмотря на свою трагическую историю.

Это единственный в России музей, расположенный на месте сожженной деревни Большой дуб, которую в советской печати называли сестрой белорусской Хатыни, уничтоженной немецкими карателями в 1943 году.

"Убивай всякого русского"

Семьдесят лет назад на месте стотысячного Железногорска был густой лес. В окрестностях будущего города находились лишь небольшие деревни, которые и были оккупированы фашистами в октябре 1941 года.

По словам директора музея "Большой дуб" Валентины Башкировой, многие мужчины и подростки из этих деревень, не попавшие на фронт, сразу после оккупации ушли в партизаны. Немецкие железнодорожные составы летели под откос, гибли от рук подпольщиков и сами фашисты. Но за успех партизанских операций и сотрудничество с Первой курской партизанской армией поплатились жизнями мирные жители.

"Нашей территории не повезло: здесь остановились карательные войска "СС". Наказывая мирных жителей за помощь партизанам, нацисты окружали деревни, расстреливали и сжигали стариков, женщин, детей", - рассказывает директор музея.

В кармане у каждого эсесовца лежала агитка: "Убивай всякого русского, советского. Не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик"...

И они убивали: 624 мирных жителя из 17 сел и деревень Михайловского района Курской области уничтожили фашисты во время двухнедельной карательной операции "Белый медведь" в октябре 1942 года. Пять населенных пунктов больше не восстановились никогда: Холстинка, Звезда, Комарий, Бугры и Большой дуб.

Назвали это небольшое село из 14 домов в честь 600-летнего дуба, стоящего в центре. Именно здесь по вечерам устраивали посиделки старики, играли дети и молодежь.

В отличие от своего символа, деревня была молодой. Она образовалась только в 1926 году, и из 44 уничтоженных жителей 26 были детьми. Расправившись с  людьми, фашисты облили бензином дерево и подожгли. Могучий дуб выстоял, но  начал медленно погибать, и через несколько лет после войны его сломала буря.

Не оставляя свидетелей

Каратели не оставляли свидетелей своих злодеяний, поэтому очевидцев трагедии курских деревень можно пересчитать по пальцам. Ими оказались дети, гостившие у родственников, чудом выжившие взрослые, а также подростки из соседних поселков, которых немцы спустя несколько дней после расправы заставили хоронить погибших.

Сегодня никого из этих людей в живых не осталось. Тех, кто хочет узнать о трагедии, в музее ждут только магнитофонные записи и письменные свидетельства очевидцев. Но даже их достаточно, чтобы  представить, как страшно было утром 17 октября 1942 года в Большом дубе.

"Я возвращалась домой из поселка Золотой. Это было часов 9 утра. Когда я подходила к колхозным постройкам, то увидела, что из леса выходит группа фашистских карателей, около 30. Запрятавшись в кустарник, я стала наблюдать", - цитирует в своей статье воспоминания местной жительницы Анастасии Ворониной бывший научный сотрудник музея Павел Курских.

"Часть карателей быстро зашла в поселок, а остальные начали окружать его. Те, кто ворвались в населенный пункт, начали выгонять жителей из домов. Крик, ругань... Всех сгоняли в центр, к хате Антоненковых. А потом послышались выстрелы из автоматов, крики, плач. Это было недолго. Я поняла, что наших уничтожают. Заплакала, испугалась и бросилась бежать в лес... Расстреляли мою мать, брата и двух сестер. Только через пять дней нам разрешили похоронить расстрелянных. Я с трудом узнала своих, так как они все обгорели. Их фашисты облили бензином и сожгли", - вспоминает Воронина.

"В Большом дубе были убиты мои друзья Вася Воронин, Гриша Митюгов, Кондрашов Андрей и многие другие. Спалили этот поселок по-варварски. Расстреливали в упор. Перед этим расстрелом немцы заехали к нам. Они тоже собрали нас и окружили пулеметами. Но почему-то потом отпустили по домам. После этого немцы у нас простояли около недели. А потом спалили Большой дуб", - звучит на магнитофонной пленке голос умершего в 1993 году ветерана Дмитрия Горохова, жившего в соседнем с Большим дубом поселке Каменец.

"Не стреляй нас, дяденька!"

По словам Валентины Башкировой, понять логику палачей и узнать, по какому принципу эсесовцы выбирали деревни для уничтожения,  невозможно. Зачастую свою роковую или спасительную роль в этом играли не столько немцы, сколько сотрудничающие с ними местные жители. Некоторые из работавших на фашистов сообщали односельчанам о том, что готовится расправа, и люди уходили в лес. Так спасся, например, поселок Золотой.

Но жителей Большого дуба не предупредили.

"Несколько лет назад к нам в музей часто приходил полубезумный старик, отсидевший 25 лет в лагерях за сотрудничество с нацистами. Накануне трагедии он приехал в Большой дуб и вывез свою семью, а остальным ничего не сказал. Мужчина оставлял в музее свои записи, стихи о Боге. Видимо, к концу жизни решил покаяться", - рассказывает директор музея.

Каяться было в чем: умирали жители Большого дуба и других сожженных деревень ужасно. Павел Арбузов, которого через несколько дней после уничтожения Большого дуба фашисты вместе с другими подростками пригнали хоронить погибших из соседней слободы Михайловки, вспоминал, как они доставали из погреба расстрелянные там тела женщин и грудных детей.

"Женщины прижимали к себе детей так называемой мертвой хваткой, и даже после смерти их было не разъединить. Одна из матерей укрывала ребенка полой своей шубы. Трупы были изрешечены десятками пуль", - пересказывает директор музея воспоминания Павла Ивановича, который уже настолько слаб, что сам их повторить не может.

Выжившая жительница одного из сел Анна Капустина в своих интервью рассказывала, что помнит, как рядом с ней четырехлетняя Валя Рязанцева просила эсесовцев: "Не стреляйте нас, дяденька!".

По ним звонит колокол

Убитая фашистами четырехлетняя Валя, а также другие дети, женщины и старики похоронены в пяти братских могилах на территории музея.

Именно там, где когда-то находились дома селян, сегодня стоят семь срубов. Памятная табличка установлена и на месте погреба, в котором уничтожали женщин с детьми. В центральной части территории музея  воздвигнут памятник жертвам трагедии. И колокол здесь звонит каждые 125 секунд по каждому из похороненных.

Экспозиция музея производит гораздо более тяжелое впечатление, чем территория. В архиве хранятся фотографии фашистских зверств, списки жертв, фотографии и воспоминания очевидцев.

На стенде - фотография женщины в черном платке. Варвара Капустина - единственная выжившая из села Веретенино. Пулеметная очередь задела только ее ноги, а солому, которой фашисты подожгли ее вместе с телами погибших, потушил дождь. Муж, трое дочерей и трое внуков женщины были убиты карателями, и траура она не снимала до самой смерти.

Девятого мая в Большой дуб приходят до 4 тысяч человек - это потомки жертв трагедии и просто неравнодушные люди. В прошлом году фотографии из экспозиции музея побывали на выставке в Страсбурге.

Большой дуб входит в Союз сожженных деревень, включающий поселки Чехословакии, России и Франции. Иностранцы часто сами приезжают сюда на экскурсию. Сложнее всего, по словам сотрудников, работать с туристами из Германии и Австрии.

"На экскурсиях они ведут себя очень тактично. Но бывали случаи, когда в частных беседах они доказывали, что во время войны более цивилизованные немцы пытались принести России благо. Мы согласны, что в некоторых населенных пунктах немцы хорошо относились к местным жителям. Но здесь про благо слышать более чем странно" - говорит Башкирова.

Новый Большой дуб

В этом году исполняется 70 лет со дня трагедии в Большом Дубе, а самому музею - 30 лет. Часто посетители музея спрашивают сотрудников, как им удается ежедневно работать на месте таких ужасных событий.

"Я обычно отвечаю, что именно поэтому обязанностью моих подчиненных является начинать день с анекдотов. А если серьезно, то мне кажется, что у этого места очень хорошая энергетика. Иногда в день сюда приезжают более десяти свадебных кортежей. А дети у нас никогда не бросают бумажки. Мне кажется, существует какая-то магическая связь между живыми и теми, кто здесь покоится. Им нравится, когда к ним приходят. Поэтому многие, гуляя по нашей территории, отдыхают душой", - рассказывает Башкирова.

В музее действительно хорошо и умиротворенно. Яблони и груши, которые помнят произошедшую здесь трагедию, соседствуют с выросшими намного позже соснами и плакучими ивами. Здесь же растет и молодой дуб, посаженный в 1973 году на месте, где когда-то стоял уничтоженный фашистами великан.

"Дети, приезжавшие на экскурсию из Москвы, сказали мне: "Хорошо, если дуб простоит 600 лет!". А, может быть, и больше", - улыбается директор музея.

Оценить 13
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала