РИА Новости
Новости в России и мире, самая оперативная информация: темы дня, обзоры, анализ. Фото и видео с места событий, инфографика, радиоэфир, подкасты
https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Главный фтизиатр РФ: 70% россиян к 17 годам инфицированы туберкулезом

© Фото : из личного архива Петра ЯблонскогоГлавный фтизиатр Минздравсоцразвития РФ профессор Петр Яблонский
Главный фтизиатр Минздравсоцразвития РФ профессор Петр Яблонский
О том, можно ли заразиться туберкулезом в метро или СИЗО, какие факторы оказывают влияние на развитие инфекции, и почему мигранты представляют угрозу для здоровых россиян в интервью РИА Новости накануне Всемирного дня борьбы с туберкулезом, который ежегодно отмечается 24 марта, рассказал главный фтизиатр Минздравсоцразвития РФ профессор Петр Яблонский.

Заболеваемость туберкулезом в РФ, начиная с 2009 года, неуклонно падает и составляет сегодня 73 на 100 тысяч населения. Однако, несмотря на усилия врачей и государства в целом, Россия, по мнению ВОЗ, продолжает оставаться в числе стран с высоким уровнем заболеваемости среди населения. О том, можно ли заразиться туберкулезом в метро или СИЗО, какие факторы оказывают влияние на развитие инфекции, и почему мигранты представляют угрозу для здоровых россиян в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Степановой накануне Всемирного дня борьбы с туберкулезом, который ежегодно отмечается 24 марта, рассказал главный фтизиатр Минздравсоцразвития РФ профессор Петр Яблонский.

- Петр Каземирович, какова сегодня в России заболеваемость туберкулезом? Если смотреть по структуре пациентов противотуберкулезных диспансеров, кто чаще всего болеет: россияне, мигранты из стран ближнего зарубежья, бомжи или другие категории граждан?

- Заболеваемость туберкулезом у нас сегодня составляет 73 на 100 тысяч населения. Что касается стоящих на учете, то это 240 тысячи больных в 2011 году. В 2010 году было 253 тысячи больных. В прошлом году было выявлено 104,3 тысячи новых больных и 20,2 тысячи человек умерли от туберкулеза.

Среди постоянного населения ситуация с туберкулезом стабилизирована. А вот среди бомжей, мигрантов уровень заболеваемости гораздо выше. И это проблема. Я думаю, что мигрантами должна заниматься не медицинская служба, а миграционная. Кто их к нам пропускает, по каким документам они к нам едут и почему их не обследуют? Вот я вам приведу пример. У меня в институте был ремонт, и тоже работали подозрительные люди. Но я прорабу сказал, что по окончании работы в качестве бонуса бесплатно обследую всех рабочих. В назначенный день не пришел ни один рабочий. А потому что они боятся, что у них выявят туберкулез и отправят их лечиться на родину, а они должны деньги зарабатывать. Поэтому их надо обследовать принудительно. Я обращаюсь к россиянам: если вы видите, что в соседней квартире столпотворение подозрительных людей, обратитесь к участковому. Наша власть имеет право отправить их на обследование в диспансер. Мы не должны быть заложниками этих безответственных людей, которые действительно нас заражают. Мало того, можно по закону назначить принудительное лечение тех, кто болеет активной формой туберкулеза. 98% всех дел, возбужденных по факту нежелания лечиться, заканчивались выигрышем фтизиатра. Другой вопрос, что далеко не всегда такие дела возбуждаются. Кроме того, неисполнительность или работа спустя рукава участковых или семейных врачей приводит к тому, что наше население недостаточно информировано о туберкулезе. Опрос общественного мнения показал, что 78% пациентов противотуберкулезных диспансеров не информированы в полной мере.

Я считаю, что у нас также недостаточно развита хирургическая форма лечения туберкулеза. Сегодня только 5% больных туберкулезом оперируются по линии ВМП, а нужно где-то 12-15%. На мой взгляд, некоторые формы туберкулеза гораздо эффективнее и рациональнее лечить хирургическим путем. Такие операции сегодня возможны и доступны.

- Но почему же тогда врачи проводят так мало операций?

- С одной стороны, здесь есть некий консерватизм некоторых фтизиатров, а с другой стороны, здесь есть колоссальная активность международных организаций, потому что международных стандартов хирургического лечения нет. И этим мы (Россия) выгодно отличаемся. Когда я был в ЮАР, за мной два доктора бежали, спотыкаясь по газону, и просили меня показать, как оперировать больных с туберкулезом. За 15 минут обхода я нашел пять больных для хирургического лечения и это был кратчайший путь к их выздоровлению. Потому что изгнать бациллу из хронической сформировавшейся полости, где есть грубый фиброзный рубец, гораздо труднее с помощью лекарства, потому что оно плохо туда проникает. К тому же, лекарства, к сожалению, токсичны. И мы имеем только два выхода: либо повышать уровень токсемии организма, либо удалить эту полость. Поэтому мы ратуем за операции.

- Что сделано в России за последний год в плане борьбы с туберкулезом? 

- Мы с конца 2010 года стали работать по новому порядку лечения больных туберкулезом. Порядок предписывает свой технологический уровень диагностических возможностей на каждом уровне фтизиатрической помощи. Так, например, в районном диспансере должны делать бактериоскопию мокроты, флюорографию и рентгенографию. Областной или городской диспансер – обязательную компьютерную томографию, аллергический тест типа диаскинтеста, в некоторых из них должны проводить ряд биопсийных методов исследования. Если они со своей задачей не справляются, больного направляют в федеральный центр, в котором оказывают как специализированную, так и высокотехнологичную медицинскую помощь. Порядок – очень свежий документ, и далеко не все регионы стали по нему работать. Поэтому сейчас в регионах проходят ряд научно-практических конференций, которые должны будут способствовать реализации этого порядка. В новом порядке изменено также штатное расписание, теперь во всех диспансерах должна быть ставка пульмонолога. По моим данным, только два диспансера на всю страну ввели ставку пульмонолога. Поэтому Росздравнадзор должен проследить за тем, чтобы этот порядок в регионах выполнялся.

- По данным ФСИН, только 65% заключенных, больных туберкулезом, после освобождения встают на диспансерный учет. Это связано с тем, что недостаточно налажена работа по преемственности этих больных или есть какие-то другие причины?

- Дело в том, что у нас взаимоотношения с ФСИН налажены, но у нас слишком много свободы для пациентов. Сегодня у нас действительно нет юридического механизма, обязывающего пациента лечиться. Пациент освобождается из мест лишения свободы с настоятельной рекомендацией в ближайшее время обратиться и встать на учет в противотуберкулезный диспансер. Он этого не делает. И мы сегодня дискутируем только о том, каким способом привлечь туда пациента.

Представители международных организаций говорят, что если бы там выдавали консервы, то они бы туда ходили. Но это не так. Мотивы, почему люди не встают на учет в диспансер, могут быть самые разные: кому-то нечем питаться, кому-то негде жить, а кто-то не ходит туда злонамеренно, потому что он знает, что диагноз "туберкулез" - это его социальная защита. У нас даже шутка такая есть, что больной туберкулезом плачет дважды: первый раз, когда его ставят на учет и второй раз, когда его снимают с учета. Потому что таких социальных льгот не имеет никто и нигде в мире.

- Где легче всего можно заразиться туберкулезом: в метро, в СИЗО или есть более опасные места?

- Я хотел бы с вашей помощью сбить ажиотаж по этому поводу. Уже к 17 годам 70% жителей нашей страны инфицированы туберкулезом. Туберкулез – это инфекция, которая сопровождает человечество. Но, слава Богу, мы не все заболеваем. Потому что причины заболевания, казалось бы, самые неожиданные – это депрессия, плохое питание, состояние хронического стресса. И рост заболеваемости среди заключенных связан не только с тем, что они там скучены в одном месте, но еще и потому, что активизируется эндогенный (внутренний) туберкулез, которым мы были инфицированы раньше.

- Несмотря на то, что показатели заболеваемости туберкулезом в России падают, растет заболеваемость лекарственно устойчивой формой туберкулеза и ВИЧ-инфекции, осложненной туберкулезом. Чем вы можете это объяснить?

- Лекарственно устойчивая форма туберкулеза распространяется благодаря двум факторам: первое – всегда есть некачественное лечение первичного туберкулеза, и второе – это невыполнение требования изоляции больных. То есть, если мы будем хорошо лечить первичных больных, если мы будем изолировать их от общества, тогда не будет первичной зараженности. Мир победил туберкулез только благодаря мерам инфекционного контроля.

Что касается ВИЧ-инфекции и туберкулеза – это тема особенная. Кстати, именно у ВИЧ-инфицированных больных чаще всего и активизируется эндогенный туберкулез, который мы все в себе носим. С другой стороны, локализация туберкулеза при ВИЧ-инфекции особенная. У 98% больных туберкулез локализуется в легких. А когда мы говорим о ВИЧ и туберкулезе, то там, конечно, чаще легочный туберкулез, но есть еще и туберкулез костей и суставов, мочеполовой системы, селезенки, печени. И инфекция выходит из-под контроля, все иммунологические барьеры рушатся. Вот это приводит к катастрофе. 

- Какова средняя продолжительность жизни больного туберкулезом?

- Я вам сегодня этой цифры не назову. Но пик смертности колеблется в районе 54 лет. Но это только у 14% больных с тяжелыми формами туберкулеза. А 65% больных туберкулезом вылечиваются у нас в течение первого года после постановки диагноза.

Рекомендуем
Мэр Москвы Юрий Лужков
Названа причина смерти Лужкова
Кадры задержания сторонника Правого сектора*, планировавшего теракт в Мурманске
Сторонник "Правого сектора"* планировал совершить теракт в Мурманске
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала