Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Кто проиграл и кто выиграл от "болотного" протеста

© Фото : Виталий РаскаловБолотная площадь: вид с московских крыш
Болотная площадь: вид с московских крыш
10 марта завершилась серия митингов оппозиции. Перерыв в уличных акциях взят "несогласными" до начала мая. У зимних протестов есть "личные итоги": кто-то из организаторов митингов и вообще протестной атмосферы среди "креативного класса" выиграл, кто-то проиграл, а кто-то остался при своих.

Павел Пряников, РИА Новости.

10 марта завершилась серия митингов оппозиции. Перерыв в уличных акциях взят "несогласными" до начала мая. Пора подвести итог: кто выиграл и проиграл среди лидеров оппозиции за время этих протестов?

Главным итогом протестной деятельности уличной оппозиции в декабре 2011 года – марте 2012-го стало одобрение лично президентом Дмитрием Медведевым пакета предложений по политической реформе. Одно из главных нововведений в этом пакете – упрощение системы регистрации политических партий. Чтобы войти в мир системной политики, при регистрации партий количество их членов будет сокращено в разы по сравнению с нынешней нормой в 50 тысяч человек (точный минимум пока неизвестен, он варьируется в вариантах различных рабочих групп от 500 человек до 10 тысяч). Еще одно возможное либеральное нововведение – прямые выборы губернаторов, а также членов Совета Федерации (параметры процедур в обоих случаях уточняются).

Но у зимних протестов есть и "личные итоги" – кто-то из организаторов митингов и вообще протестной атмосферы среди "креативного класса" выиграл, кто-то проиграл, а кто-то остался при своих.

Кто выиграл

Основные бенефициары зимнего протеста – одни из главных организаторов всех митингов Владимир Рыжков и Борис Немцов (и стоящий в их тени, но тоже член команды, бывший премьер Михаил Касьянов).

Им было за что бороться даже с союзниками по Лиге Избирателей и многочисленным Оргкомитетам – достаточно вспомнить, как они и их соратники сначала вытеснили из вождей протеста националиста Тесака (Марцинкевича), выигравшего в Фейсбуке народное голосование за лидерство в оппозиции, затем так обставили условия проведения митингов, что вынудили отойти от борьбы Эдуарда Лимонова; лишили совсем права голоса своего бывшего сопартийца, а ныне их оппонента, лидера общественного объединения "Демократический выбор" Владимира Милова. Ведь на кону стояло будущее "главной оппозиционной партии". Фактически Рыжков и Немцов выиграли схватку за внимание президента Медведева, а также утвердили себя "оппозиционерами №1".

И их победа не замедлила материализоваться. Дмитрий Медведев велел своим подчиненным из Минюста "к 15 марта обосновать отказ в регистрации ПАРНАСа". Лишь она одна из мелких партий, претендующих на вхождение в высшую лигу российской политики, удостоилась такого внимания президента.

С большой долей вероятности можно предположить, что организация Рыжкова, Немцова и Касьянова успеет наравне с партиями-тяжеловесами поучаствовать не только в следующих думских выборах, но и на третьих по значимости выборах в России – в Московскую городскую думу в 2014 году.

Эти выборы в МГД будут важны ещё для одного выигравшего от зимних протестов – бизнесмена Михаила Прохорова. Он очень умело прошёл дистанцию длиной в 4 месяца, не вызвав аллергии ни у Кремля, ни у большинства уличной оппозиции. Фактически площадь легализовала его как успешного политика-дебютанта. Позабыты его участие в залоговых аукционах в 1990-х, похождения в Куршевеле и прочие неоднозначные поступки. И вот он уже на одной трибуне с людьми, еще несколько лет назад призывавших предать его "народному суду".

Как обитатели стана оппозиции, так и политологи поспешили объявить результат Прохорова на президентских выборах крайне удачным (третье место и почти 8% голосов). Но ничего сверхординарного не произошло: магнат просто "съел" электорат Явлинского, умеренно-либеральные голоса тех, кто голосовал на думских выборах за "Справедливую Россию", а также микроскопические проценты "Правого Дела".

Как показывали выборы прошлого десятилетия, либеральный электорат в России составляет устойчивые 7-9%. И допусти власти на эти президентские выборы еще и Явлинского, скорее всего, результат Прохорова можно было делить на два, а то и на три, и по итогам "поздравлять" его с последним или предпоследним местом. Так что победа Прохорова не так однозначна, и ему еще придется доказывать свою политическую потенцию в тяжелой внутривидовой борьбе с другими либеральными лидерами и партиями – Явлинским, Немцовым, "Правым Делом" А затем – на выборах в московский парламент.

Ещё один лично выигравший от зимних протестов – Сергей Удальцов. По их итогам он из маргинального уличного активиста превратился и в часть истеблишмента КПРФ, и в самостоятельную политическую фигуру, теперь удостаивавшуюся личных встреч с президентом.

Вполне возможно, что движение Удальцова "Рот-фронт" тоже станет зарегистрированной партией. Во всяком случае, на встрече с Дмитрием Медведевым он был представлен именно как "координатор "Рот-фронта".

Злые языки всю зиму пророчили, что эта левацкая партия будет легитимизирована для того, чтобы оторвать от КПРФ наиболее непримиримую часть его электората. А самого Удальцова стали прочить в преемники Геннадия Зюганова.

Оставшиеся при своих

В среде т.н. "внесистемной оппозиции" многие называют власть "кровавым режимом" (или даже "кровавой гэбней"). Правда, на практике большинство обличителей все никак не удостоятся действий, присущих такому "режиму". Наоборот, если посмотреть на состав протестного Оргкомитета до начала его работы и сегодня, можно удостовериться, что власть в России весьма "травоядная". Никто из либеральной фронды "за протест" не потерял своих рабочих мест. И уж тем более – не попал в кутузку. Более того, обличителей режима стали звать на государственные каналы и вообще делать модными персонажами. Все как минимум остались при своих.

А как максимум – либеральная часть протестующих застолбила для себя места в бюрократическом аппарате партии Михаила Прохорова (которая вот-вот обещает родиться). Тогда вдруг может выясниться, что стоять на морозной трибуне – хорошая инвестиция в свое будущее.

Проигравшие

В первую очередь проиграли те, кто поначалу пытался диктовать свои условия "либеральному Политбюро". Поначалу – потому что за попытку внедрить демократические основы в Оргкомитет этих людей больше не допускали в "общество лучших".

На этом погорел непримиримый Эдуард Лимонов. Он еще в декабре требовал от соратников по протесту переноса места проведения митингов поближе к Кремлю, пытался устраивать какой-то диалог внутри Оргкомитета. Все тщетно. В итоге он в прямом и переносном смыслах был оттеснен на обочину улицы. Его организации "Другая Россия" ничего не остается делать, как из раза в раз ходить по 31-м числам на Триумфальную площадь и получать, как и было обещано, "дубиной по башке".

Проиграли и многочисленные движения русских националистов. Они надеялись легитимизироваться, влезть хоть на задворки системной политики. Пошли на уступки либеральной части Оргкомитета (которую ранее многие из них именовали не иначе как "либерасты" – и это еще самый мягкий эпитет). Стали называть себя "национал-демократы" вместо прежних эпитетов, где обязательно было слово "русский". Их сторонники на время прекратили охоту на своих злейших врагов – антифашистов.

Бесполезно. Сначала оргкомитет "отрубил" самую радикальную часть националистов в лице вышеупомянутого Тесака. Затем не включил в официальный список политзаключенных, переданный президенту Медведеву, несколько "икон" националистов, среди которых, к примеру, Тихонов и Хасис, осужденные за убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой. А на последнем митинге на Новом Арбате их представителям вообще на дали слова с трибуны, тем самым прозрачно намекнув, что в их услугах Оргкомитет больше не нуждается.

Националисты так и остались на задворках политики, на самом нижнем этаже внесистемной оппозиции, отвергаемом как респектабельной частью протестующих, так и властью.

На встречу с президентом Медведевым никто из них приглашен не был, как и в передачи на центральных телеканалах. Их "политзаключенные" так и остались в статусе обычных убийц. Пресловутая статья 282 за экстремизм, называемая националистами "русской" (якобы по ней судят только за любовь ко всему русскому), так и не отменена. При этом самая радикальная часть их сторонников крайне возмущена сотрудничеством с "врагами России".

Проиграл также и в целом радикальный уличный протест. Процесс по делу Pussy Riot на самом деле очень показателен. Заключение в СИЗО и грозящие до 7 лет лагерей за обычную выходку не очень умных и не очень воспитанных людей хорошо контрастируют с похожим процессом, случившимся 5 лет назад – т.н. "делом Самодурова и Ерофеева". Тогда два этих человека провели похожую акцию – выставку художественных произведений, задевающих чувства верующих. Самодурова и Ерофеева обвиняли по "мягкой" 282-й, и оба они отделались штрафом.

Дело Pussy Riots – предупреждение внесистемной оппозиции, что отныне протестовать можно только в специально отведенные время, место и под руководством специальных лидеров. Все, что выходит за эти рамки – будет очень жестко пресекаться. И у этих людей теперь есть только две дороги – или в одобренный сверху Оргкомитет, или под пресс судебно-силовых структур.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала