Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Стальная леди танковых войск

Когда инженеру-полковнику танковых войск Калининой исполнилось 95, она поехала в подмосковную Кубинку, чтобы попрощаться со своими боевыми машинами. В военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники она поцеловала и "Т-40", и "Т-70", и "Т-34".

Автор: Елена Косова

Когда инженеру-полковнику танковых войск Калининой исполнилось 95, она поехала в подмосковную Кубинку, чтобы попрощаться со своими боевыми машинами. В военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники она поцеловала и "Т-40", и "Т-70", и "Т-34".

9 орденов, 55 медалей и цыганочка с выходом

Китель полковника Калининой весит около семи килограммов - его украшают девять орденов и 55 медалей. А Людмила Ивановна в нем в свои 96 лет до сих пор на торжественных мероприятиях цыганочку танцует.

До сих пор она не прочь выпить рюмочку-другую коньяка или водочки, ненавидит разговоры о здоровье, а о танках может говорить часами. И до сих пор, по ее собственному признанию, она мечтает о генеральском чине.

"Ты не смотри, что я худая, если дам в плечо - сразу поймешь, что сила в руках еще есть, - говорит Калинина и с прищуром глядит в сторону оператора РИА Новости. - А с женщинами я не дерусь", - теперь Калинина смотрит уже на корреспондента агентства.

В ветеранских организациях Москвы ее по-доброму называют "бабушка танковых войск". Московский дом ветеранов взял над Калининой персональное шефство и, как может,  опекает ее.

Журналисты считают, что такая, как Калинина, в опеке не нуждается, и говорят про нее "стальная леди танковых войск", а на фронте ее звали "Людмил Иванович".

Женщин в военные вузы не брать

Она родилась  в прошлом веке - в 1915 году в Уфе в семье бухгалтера. Но вскоре родители переехали в Москву. Когда Людмиле Ивановне было всего 13 лет, она пошла работать учеником слесаря на знаменитый Московский автомобильный завод, впоследствии он станет ЗИЛом.

Днем  работала, вечером училась на рабфаке - обычная история для тысячи юношей и девушек молодой Страны Советов. Когда ей было 18, ей присвоили 4-й разряд слесаря.

И вот тут на завод приехала комиссия из Академии механизации и моторизации им. Сталина - позже она станет бронетанковой. Представители академии набирали на инженерный факультет смышленых парней.

"Все, конечно, удивились: и мама, и папа, и старший брат Анатолий, но я поставила их перед фактом и сказала, что тоже хочу учиться в этой академии", - вспоминает Калинина

Она выполнила все спортивные нормативы, выдержала все экзамены. Но когда стали комплектовать группу из молодых людей для дальнейшего обучения в подготовительном лагере в Кунцеве, то ей отказали.

"Это я потом узнала, что в1934 году в академию из Кремля пришел приказ - женщин в военные вузы не брать", - говорит Калинина.

До сих пор уж как-то очень грустно она произносит эту фразу.

"Комсомол плачет"

Но тогда ей было совсем грустно. Неделю спустя после истории с отказом, ее увидел зареванную в цехе сам директор завода Иван Алексеевич Лихачев.

Калинина все ему рассказала, Лихачев взял ее за руку и повел к себе в кабинет.

"Он позвонил в академию - напрямую комиссару, и говорит, вы что, мол, комсомол мой обижаете, комсомол теперь плачет, а раньше всегда веселый ходил", - вспоминает Калинина.

После звонка Лихачева, Калинину приняли в академию. На курсе тогда было160 студентов, а девушек среди них - лишь две.

"И чтобы выбриты были, как она"

В Кунцевском лагере их обучали обычной армейской науке: стрелять, маршировать, много внимания уделялось общей физической подготовке. Калинина старалась изо всех своих девичьих сил, выкладывалась, что называется, по полной программе. Она до сих пор помнит, как один из отцов-командиров по фамилии Мажоров ставил ее в пример.

Он обращался к стоящим на поверке парням: "Чтобы воротнички были чистые, как у нее, сапоги так же блестели, как у нее и чтобы выбриты были, как она".

Людмилу Ивановну назначили в штаб Московского военного округа. Там она познакомилась с Борисом Калининым, который впоследствии станет ее вторым мужем. О первом супруге Иване Старшинове она не очень любит рассказывать.

"Я всю жизнь как будто на боевой позиции"

Иван Старшинов работал вместе с Людмилой на ЗИЛе. Был старше ее, имел орден Ленина на груди и, по словам Калининой, любил ее "без меры".

"Когда он сделал мне предложение, я согласилась, - вспоминает Людмила Ивановна. Уважала, но не любила я его ни капельки. Потом его репрессировали, мы развелись. Ну, а Калинин  - это совсем другое дело. Я и взрослее уже была, да и просто нам хорошо было вместе: тут тебе и романтика, и страсть, как в телесериале про Кармелиту", - смеется Калинина.

Родных детей у Людмилы Ивановны и Бориса Павловича не было. После войны они удочерили полугодовалую девочку, которую тоже звали Люда. Она умерла несколько лет назад. Нет уже в живых и Бориса Павловича.

Калинина, конечно, тяжело переживает свое одиночество, но держится, - она же настоящий полковник.

"Судьба никогда меня пряниками с медом не осыпала. Ни до войны, ни во время, ни после, - говорит Калинина. - Я всю жизнь как будто на боевой позиции".

До войны Калинина испытывала танки

До войны Калинина испытывала танки. Особенно ей запомнилось испытание легкого плавающего танка Т-40. Это было за год до начала Великой Отечественной.

"Я сидела за рычагами. Прошла 3,5 тысячи километров, и все по кочкам, ухабам и болотам. Форсировала на этой машине и Днепр, и Днестр. Чтобы повернуть рычаг вправо или влево, нужно выжать 40 килограммов", - говорит полковник Калинина.

В одной из воронежских деревень Калинину и других членов экипажа местные бабки позвали в баню. Когда Людмила Ивановна разделась, то сама себя не узнала -  тело было похоже на сплошной синяк. Вот такое испытание и боевой техники, и тела.

В июне 41-го Людмила Ивановна поехала с мужем отдыхать в Крым. Только два дня поваляться на приморском песочке и успели. 22 июня их телеграммой-молнией срочно отозвали из отпуска в Москву.

Во время войны она отремонтировала в поле 4 тысячи танков

А дальше война - страшная и беспощадная. Калинина получила назначение на Южный фронт. Она организовывала транспортировку подбитых танков в тыл, ремонтировала боевые машины в полевых условиях. Она знает, что такое бомбежки, что такое атаки, а потому не скрывает - на фронте страшно.

"За всю войну я отремонтировала 4 тысячи танков. Но это только "наших". На фронте ведь часто случалось и так, что мы чинили немецкие танки, и потом они же шли в бой с нашими экипажами против фашистов", - рассказывает Калинина.

Людмила Ивановна возглавляла отдел ремонта и эвакуации танков Южного, Северо-Кавказского фронтов.

К концу войны она уже руководила подвижным танковым ремонтным заводом. Под ее началом трудились три армейских ремонтно-восстановительных батальона и эвакуационная  рота. Всего в подчинении у "Людмил Иваныча" насчитывалось около двух тысяч мужчин.

Что касается, самого главного в ее жизни мужчины - Бориса Калинина, то им во время войны не часто доводилось видеться. Он хоть и воевал с ней на одних фронтах, но постоянно находился на передовой. Они писали друг другу письма и терпеливо ждали встречи.

"Т-40", "Т-70" и "Т-34" я и сейчас поведу с закрытыми глазами"

И они ее дождались. После войны супруги Калинины прожили вместе еще почти 50 лет. А в 45-м, сразу после окончания Великой Отечественной, они служили в разведке.

"Мы работали и в Америке, и в Германии. Скажу одно, что в нашу задачу входила вербовка нужных специалистов. Больше ничего не скажу", - смеется Калинина.

И английским, и немецким она до сих пор владеет в совершенстве. До сих пор помнит и как машиной боевой управлять. Вернее, как считает сама Калинина, руки помнят и ноги.

"За современный танк я, конечно, не сяду, там все электроникой напичкано. Переподготовка мне для этого нужна, а "Т-40", "Т-70" и "Т-34" я и сейчас поведу с закрытыми глазами", - говорит Калинина.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала