Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ленская: учитель искренне верит, что только он знает правильный ответ

© Фото : НИУ ВШЭРуководитель отдела развития Московской высшей школы социальных и экономических и наук Елена Ленская
Руководитель отдела развития Московской высшей школы социальных и экономических и наук Елена Ленская
Читать ria.ru в
Проблемы доступа к качественному образованию и преодоление разрыва в результатах обучения учащихся разных школ стали основными темами Девятой международной научно-практической конференции "Тенденции развития образования". В следующем году участники конференции намерены обсудить качество подготовки современных педагогов. О проблемах подготовки российских учителей в интервью РИА Новости рассказала декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская.

Проблемы доступа к качественному образованию и преодоление разрыва в результатах обучения учащихся разных школ стали основными темами Девятой международной научно-практической конференции "Тенденции развития образования", прошедшей в феврале в Москве. В следующем году участники конференции намерены обсудить качество подготовки современных педагогов, которое, по мнению экспертов, оставляет желать лучшего. О проблемах подготовки российских учителей в интервью РИА Новости рассказала декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская.

- Елена Анатольевна, действительно ли российскому образованию не хватает квалифицированных учителей?

-  Это большая проблема для российской педагогики. Речь идет не только об учителях, но и о директорах школ и детских садов. Их всех надо готовить и, похоже, что делать это иначе, чем до сих пор.

- Расскажите о Международном исследовании TALIS (Teaching and Learning International Survey), итоги которого не так давно стали известны?

- Это международное исследование процесса школьного преподавания и обучения. Оно проводилось в 24 странах. К сожалению, Россия в нем участвовала неформально, отчасти этим объясняется, почему в нашей стране его результаты широко не публикуются. Но мы следовали всей процедуре, результаты оценивались теми же экспертами, так что на его итоги можно положиться.

- А кто у нас идет в педагогику?

- Если посмотреть на баллы, с которыми принимают в педагогические вузы, то это худшие из выпускников школы. Еще одна проблема - программы в педвузах у нас не меняются годами. Программы институтов повышения квалификации для директоров и работников управления образованием немного поменялись, а вот для учителей как были замшелыми, так и остались. Хуже того, педвузы и особенно институты повышения квалификации никак и не перед кем не отвечают за свой результат. Учитель пришел, что-то прослушал и никто не спросит, что в результате. Может быть, он зря потратил два месяца на повышении квалификации?

- Но проблема, наверное, не только в тех, кто повышает квалификацию, но и в тех, кто ведет курсы?

- С этим тоже что-то надо делать. Многие из тех, кто преподает, особенно в институтах повышения квалификации, это люди, которые давно не были в классе и они уже мало, чему могут научить. Во всем мире учителя учат учителей. Я прихожу к хорошему учителю и сразу вижу, чему могу у него научиться. Это гораздо убедительнее, чем кто-то будет мне о его опыте  на пальцах рассказывать. А у нас сплошь и рядом лекции.

- Тогда надо менять не только программы, но и взгляды на подготовку педагогов?

- Конечно. У нас педагогической практикой в вузе занимаются от месяца до трех. В Англии студент, который готовится стать учителем, половину времени своего обучения проводит в школе. То есть школа -  основное место его подготовки, у него там есть наставники, которые его опекают, и он учится на практике. Он конечно, еще не работает учителем, он только ассистент учителя. Во многих западных странах у учителя в классе есть такие помощники. Кстати, не плохо бы и нам завести помощников - ответственность учителя за то, что происходит в классе сразу повысится.

Еще один важный момент, который мне кажется принципиальным для того, чтобы в школу приходил хороший учитель - во многих странах, у педагогов, как и у медиков, есть годичная интернатура. И учитель получает квалификационное свидетельство только после того, как он на практике  докажет, что умеет преподавать. Таким образом, талантливые молодые учителя, поработав с детьми, скорее останутся работать в школе, а остальным это поможет понять, это их профессия или нет.

- Так чего все-таки не хватает учителям? Нового взгляда, современного оборудования или нужны другие дети?

- Надо отметить, что учителя все-таки разные. Лет 15 назад, когда Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в России проводила исследование состояния системы образования,  ее эксперты сказали, что российская система образования держится на энтузиазме учителей, но эксплуатировать его до бесконечности не стоит. Боюсь, что те учителя, о которых это говорили, все еще в школе, но они постарели, и их энтузиазм несколько снизился.

У нас сейчас большая проблема - средний возраст учителя  уже больше 50 лет и кадры почти не обновляются. Чем старше учитель, тем, как правило, выше его зарплата, потом к ней добавляется скромная пенсия  и учитель, наконец, начинает получать достойную компенсацию за свой труд. Неудивительно, что он не уходит из школы, но ведь силы уже не те. Да и молодежь  в школу не стремится. Но даже, когда молодые люди приходят в школу, они практически лишены поддержки, часто не знают, как спланировать урок, как наладить дисциплину, а научить их некому.

На мой взгляд, учителю, особенно молодому чаще всего не хватает не методики преподавания, а умения владеть своими эмоциями Учителя не замечают, как они унижают ребенка, как они срывают на учениках свое плохое настроение. Эмоциональной компетентности можно и нужно учить - ведь  люди, которые ей овладели, ведут себя по-другому.

Еще учителю, как и многим у нас в стране, не хватает критического мышления. Очень часто педагог искренне верит в то, что есть один правильный ответ на вопрос, и он его знает. На самом деле, почти всегда есть несколько версий правильного ответа и задача учителя услышать как можно больше таких ответов, чтобы дети могли проявить творчество, объяснить свою логику и так далее.

- Что учителя, принимавшие участие в исследовании TALIS, считают главным критерием в оценке качества своей работы?

- Такого вопроса им не задавали, но, пожалуй, можно предположить, что больше всего они полагаются на мнение коллег и начальства. Встречались иногда развернутые ответы, из которых следовало, что учителя не считают справедливым, когда оценка их труда напрямую связывается с результатом экзаменов. И учителя, дававшие такие комментарии, правы - результат экзамена не всегда заслуга учителя. Кроме того, от учителей, работающих в сложных условиях, в классах, куда приходят слабо подготовленные дети, нельзя ожидать таких же результатов, какие дают элитные гимназии. Надо, наверное, оценивать тот прогресс, который совершил каждый ребенок в классе за год учебы. Такой опыт уже есть во многих странах, но у нас для этого не хватает инструментов. Наши стандарты  описывают только итоговые результаты начальной, основной, полной средней школы, а для измерения прогресса нужно более дробное деление. Кстати, один из  основных докладчиков нашей конференции, британский ученый Крис Хазбендс, высказал мысль, которая, только на первый взгляд кажется парадоксальной - чем хуже условия и контингент школы, тем важнее привлечь туда лучших учителей. Как это можно сделать в наших нынешних условиях - вот о чем стоит задуматься.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала