Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Не дружить с "Друзьями Сирии"

© REUTERSВстреча "Друзей Сирии" в Тунисе
Встреча Друзей Сирии в Тунисе
Если сравнить победную музыку, под которую в столице Туниса созывалась конференция "Друзей Сирии", с совсем другой музыкой под ее финал, то контраст немаленький. Хотя очень сложно назвать итог этой встречи как провалом, так и успехом, поскольку на нее, как выяснилось, приехали люди с весьма разными идеями о том, что такое успех.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Если сравнить победную музыку, под которую в столице Туниса созывалась конференция "Друзей Сирии", с совсем другой музыкой под ее финал, то контраст немаленький. Хотя очень сложно назвать итог этой встречи как провалом, так и успехом, поскольку на нее, как выяснилось, приехали люди с весьма разными идеями о том, что такое успех.

Недовольны все

Конференция, на которую отказались ехать представители России и Китая, завершилась фактически уже в субботу, начавшись с попыток сирийцев – сторонников президента Башара Асада прорваться в зал. Но реальным ее завершением можно, видимо, считать демонстративный уход со встречи ключевой фигуры, Сауда аль-Фейсала, министра иностранных дел Саудовской Аравии. Именно эта страна, как становится все яснее, оказалась во главе усилий по смене режима в Дамаске. Министр с трибуны однозначно заявил, что гуманитарной помощи сирийцам недостаточно. А до того сказал, что поставки оружия сирийской оппозиции – "отличная идея" (осталось объяснить, кто эти поставки и без того давно уже ведет). Но потом ушел со словами о "бездействии" собравшихся.

Его единомышленник, премьер-министр Катара Хамад бин Джассим аль-Тани предложил создать арабские силы по поддержанию мира. Но в итоговом документе – лишь призыв к ООН сформировать "гражданские" силы с точно такой же функцией.

Далее, были странности насчет того, кем, собственно, представлена Сирия. Понятно, что не ее правительством – его свержение откровенно ставится задачей большинством собравшихся в Тунисе. Но на конференцию отказалась приезжать самая крупная из борющихся против режима Сирии группировка - Национальный координационный комитет за демократические перемены. Видимо, потому, что в Тунисе ожидалось – в какой-то форме – признание совсем другой группировки, которая тоже борется, но по большей части вне территории Сирии, то есть Сирийского национального совета. И ее таки признали – пусть не единственным представителем сирийского народа, но - одним из. Оказалось, правда, Сирийский национальный совет ожидал большего, и его лидер заявил, что конференция в Тунисе "не соответствовала амбициям" сирийского народа. (О народе мы поговорим ниже.)

Ну, а то, что сначала говорили о 70, а потом уже о 60 участниках – это мелочи. Главное, что монархии Персидского залива на этой встрече опять не получили того, чего добивались, а именно (по "ливийскому сценарию") активного участия США и ЕС в свержении режима в Дамаске.

В этот раз арабы будут разбираться сами?

В общем-то "западники" (если включать в это понятие и Японию) по большей части говорили о гуманитарной помощи жителям Сирии, уже почти год живущей в условиях гражданской войны. Этот подход, конечно, морально оправдан и понятен. США пообещали Сирии (всей, а не только оппозиции) гуманитарной помощи на 10 миллионов, пригрозив Асаду, чтобы он не вздумал отказываться. Японцы дали 3 миллиона. Это совпадает с действиями ООН, которая отправляет сейчас в Сирию свою миссию и назначила Кофи Аннана, бывшего генерального секретаря организации, специальным посланником нынешнего генсека. Кстати, совпадает в какой-то степени и с позицией России по гуманитарному аспекту сирийской ситуации.

А вот по части оружия для оппозиции – нет, госсекретарь Хиллари Клинтон в Тунисе, может быть, и старалась говорить резко, но в целом США подтверждают: по крайней мере по официальным каналам вооружать сирийскую оппозицию они не будут. Евросоюз, правда, пообещал заморозить активы сирийского центробанка – чтобы хоть что-то сказать или сделать. Но и только.

Позицию эту объясняют точно так же, как и противоположную позицию по Ливии год назад – выборы. Во Франции, в США, где угодно. Еще одна операция такого рода будет непопулярна у избирателя. Почему же ему сегодня не понравится то, что должно было нравиться год назад? А именно потому, что Ливия уже была, и результаты налицо.

То есть в Тунисе монархиям Залива и прочим по сути сказали: хорошо, что вы свергаете режим в Сирии, чтобы наступить на ногу Ирану, но с нас хватит, делайте это сами.

Так что теперь те арабы, которые употребили "арабскую весну" в целях, фактически, талибанизации всего Ближнего Востока, будут вынуждены принимать какие-то очень нелегкие решения. И этому не рады.

Не участвовать в мерзости

Ситуация в целом продолжает создавать трудности Москве в выборе ее дальнейшего курса на Ближнем Востоке. Да, психологически нелегко разойтись (после сложных переговоров в декабре) уже и с Лигой арабских государств, отойти от привычной схемы "во всех кознях виноват Запад, а арабы – наши естественные союзники".

Но когда арабы, точнее монархии Персидского залива, свергают режимы, бывшие союзниками США или европейцев, и на месте прежней власти возникают парламенты, населенные радикальными исламистами, а – в случае Ливии и, видимо, Сирии – воцаряется просто хаос, тут есть над чем задуматься.

В те самые минуты, когда в Тунисе заседали "друзья Сирии", пришли два сообщения. Одно – об очередном докладе МАГАТЭ насчет Ирана, у которого возникла недостача урана как раз на одну хорошую боеголовку (а что вы хотели в такой ситуации, когда у Тегерана добивают союзника, и вообще сгущаются тучи?). И второе – это слова Владимира Путина насчет того, что "мы совсем не собираемся никому поддакивать. Надеюсь, что так и будет дальше" (это – в ответ на вопрос о нашей позиции не только по Сирии, но и по Ирану). 

В общем, России довольно сложно будет оставаться в нынешней морально выигрышной позиции "не участвуем в мерзости", все равно надо делать какие-то дальнейшие шаги.

А что касается мерзости, то прежде всего речь о трогательном единстве арабов и западников в том, что когда идет гражданская война, то виноват в ее жертвах, в том числе гражданских, исключительно режим. Даже если не он эту войну начал. Подход Москвы, предполагающий, что за свои преступления должны отвечать те, кто их совершил – то есть обе стороны, почему-то "друзьям Сирии" не нравится.

Есть во всей этой истории один очень простой вопрос, который почему-то никто не задает: а на чьей стороне население самой Сирии?

В ответ приходится слышать, что этот режим никогда не интересовался мнением народа и социологических служб не имеет. Но, извините, даже при абсолютной монархии власть очень даже интересуется мнением народа и знает его.

Помню дискуссию экспертов в передаче на иранском телевидении, где я участвовал – и, конечно, за спором специалистов мог только наблюдать. Один специалист базировался в Ливане, другой вещал из Вашингтона, но они, в общем, знали, о чем говорили, и дискутировали насчет цифр в 60% или 65% за Асада. Можно предположить, что как бы ни относился народ к режиму, когда начинаются вооруженные акции "борцов" с таковым, симпатии склоняются как раз в сторону режима. Даже если его солдаты и вправду зверствуют (в чем можно не сомневаться).

И вот фраза из выступления Алексея Пушкова, только что побывавшего в Дамаске председателя комитета по международным делам Госдумы: Асада поддерживают "достаточно широкие слои населения".

А, между прочим, в Дамаске работает много профессиональных наблюдателей, россиян и не только. И они подтвердят очевидное: конечно, большинство, или половина, или "достаточно широкие слои" - за Асада. Просто за пределами Сирии это как-то никого не интересует.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Министерство финансов США в Вашингтоне
Американский Минфин снял санкции с трех российских компаний
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала