Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Системный сбой российского космоса

Оглашение выводов комиссии, расследовавшей аварию станции "Фобос-Грунт", не добавило ясности в картину произошедшего. Марсианскую миссию неуверенно планируется повторить, а до того российская космонавтика имеет планы на исследование Луны. Вместе с тем фундаментальные причины неудач последнего времени из отрасли не устраняются.

Константин Богданов, военный обозреватель РИА Новости.

Оглашение выводов комиссии, расследовавшей аварию станции "Фобос-Грунт", не добавило ясности в картину произошедшего. Марсианскую миссию неуверенно планируется повторить, а до того российская космонавтика имеет планы на исследование Луны – в порядке отработки более простых задач. Вместе с тем фундаментальные причины неудач последнего времени из отрасли не устраняются.

…Что ж вы "Фобос" утопили?

Отправной пункт будущего российского старта к Луне трудно назвать позитивным. Еще во вторник было озвучено, что причиной аварии марсианской станции "Фобос-Грунт" стал сбой бортового вычислительного комплекса. По одной версии – вследствие ошибки программирования, по другой – из-за воздействия "тяжелых заряженных частиц".

Объяснения комиссии выглядят, прямо скажем, сыровато и сомнительно. Об этом уже высказывался в прессе целый ряд экспертов. Но столь же сырым был и сам "Фобос", шансы на его успех были столь же сомнительны, и это было прекрасно известно всем причастным.

Глава Роскосмоса Владимир Поповкин уже фактически подтверждал мысль о том, что недоведенный аппарат отправили до известной степени наудачу. Или, как это было изящно сформулировано, риск был, но рискнуть стоило.

На руководство Роскосмоса давили соглашения с иностранными партнерами, вписавшимися в проект (китайцами и европейцами), а также тот факт, что один раз, в 2009 году, старт уже переносили из-за тотальной неготовности станции.

Кроме того, как сообщил в среду на пресс-конференции в РИА Новости директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый, следующее астрономическое окно для полета на Марс в 2013 году специалисты признавали крайне неудачным с баллистической точки зрения.

Грубо говоря, "Фобос-Грунт" в его нынешнем техническом облике в это окно бы "не пролез". А к следующему окну, через четыре года, истек бы гарантийный срок целого ряда бортовых систем и, фактически, аппарат пришлось бы делать заново.

В итоге "Фобос" собрали, перекрестились, зажмурились и подкинули вверх. Улетел он недалеко.

Теперь российская космонавтика, получив такой коварный удар в спину, в ближайшие годы сосредоточится на более досягаемых целях – хотя бы с точки зрения расстояний. Речь идет о новой волне исследований Луны, которая поможет довести до ума технологии, на овладение которыми замахнулись во время марсианской неудачи.

Назад, к Луне?

Накопление знаний о Луне привело ученых к новому взгляду на практическую значимость. Зондирование полярных областей привело к обнаружению льда: Луна оказалась не сухой, а влажной. "Пустой пыльный спутник", как отметил Лев Зеленый, неожиданно заиграл новыми красками.

Речь уже идет о том, чтобы по мере сил закрепиться на ночном светиле, создав исследовательские базы в полярных областях. Наличие воды в лунном грунте серьезно упростит решение задач жизнеобеспечения.

Однако для начала неплохо бы еще раз "прощупать" Луну, чтобы освежить сведения о ней. Лунная программа российского космоса включает в себя, в частности, два аппарата: "Луна-Глоб" (должен найти удобные места для посадки в полярных областях Луны) и "Луна-Ресурс" (должен доставить в полярную область индийский луноход).

Готовность лунных станций к пуску ранее оценивали 2013-2014 годами, потом сдвинули к 2015 году. Но аппаратура бортовых вычислительных комплексов проектируемых лунных станций происхождением своим обязана "Фобосу", а на нем она только что отработала не то чтобы очень здорово. Поэтому придется все еще раз перепроверять, а с большой вероятностью – и перепроектировать.

Как мы уже отметили, астрономическое окно на Марс в 2013 году исключительно неудобно с баллистической точки зрения, а следующее окно в районе 2016 года будет горячим временем: как раз подоспеют новые станции для полета на Луну.

Два таких направления одновременно отечественная космонавтика даже с весьма завышенными ожиданиями, сохраняющимися после серии досаднейших аварий, тянуть не готова. Из двух зол выбрали меньшее.

Заодно в следующее астрономическое окно будет реализовываться европейско-американский проект ExoMars: два раздельных старта к Красной Планете в 2016 и 2018 годах. Соревноваться с нашими "вероятными союзниками", похоже, Роскосмос не очень хочет.

В минувший вторник Владимир Поповкин честно сказал, что его ведомство ведет переговоры с Европейским космическим агентством на предмет вхождения России в проект ExoMars. Речь, насколько можно судить, идет о передаче отечественной научной нагрузки на борт западных аппаратов.

"Если выйдем на соглашение, то "Фобос" отодвинется вправо, а если этого соглашения не будет, то будем повторять попытку", – сказал Поповкин. Это значит, что гипотетический "Фобос-Грунт-2" в лучшем случае стартует в 2017-18 годах, а в случае, если российское оборудование приютят на аппаратах "Экзомарса", – и того позже. А до тех пор – Луна.

Общий сбой системы

Но Луна пока там, наверху, а проблемы, погубившие "Фобос" и его многочисленных товарищей по несчастью, по-прежнему бродят внизу, среди нас.

Про текущие сложности отрасли уже рассказано преизрядно. Это и два пресловутых "горба" в кадрах: в отрасли много людей возрастом от пятидесяти лет и старше и полно недавно пришедшей неопытной молодежи. А средние кадры (35-45 лет) в космонавтику просто не пришли в течение 90-х и начала 2000-х годов, чтобы к нынешнему моменту дорасти на своих постах до позиций начальников групп, мастеров цехов, ведущих разработчиков с реальным опытом конструирования, программирования, производства и наладки.

Это и то, что директор по развитию кластера "Космические технологии и телекоммуникации" фонда "Сколково" Дмитрий Пайсон на пресс-конференции в РИА Новости вежливо назвал "эрозией нормативной базы", а если совсем по-простому – деградация системы контроля качества и общеотраслевых стандартов. Это истории про то, как на аппараты ставятся системы, прошедшие не очень понятно какие испытания (если вообще прошедшие), а с аппаратурой работают по инструкциям, не во всем совпадающим с реальностью.

Про это заинтересованному наблюдателю авторитетно расскажет любой эксперт: что инкорпорированный отраслевой, что из высоких кабинетов, что независимый журналист. В этом печали нет.

Печаль в том, что рассказать это можно было и десять лет назад, когда стали очевидны масштабы волны "демографического спада" в кадрах космонавтики и уже можно было просчитать возможные среднесрочные последствия. И когда оголодавшую отрасль накормили деньгами (довольно скуповато, заметим), выяснилось, что расклеившийся организм уже не в силах переварить себе на пользу даже эти невеликие средства. Наступил могучий системный сбой, почище, чем на бортовом вычислительном комплексе "Фобоса".

Можно было честно встать и сказать, что космонавтике нужны не столько деньги, сколько время на реконструкцию, в течение которой ее фактические возможности будут ограничены по системным соображениям. (Хотя считалось, что ранее не хватало только финансирования и все – космос-то у нас лучший в мире.) А все усилия отраслевого менеджмента должны быть направлены на структурную перестройку хозяйства и выращивание молодых зеленых кадров, которые, заматерев и войдя "в тему", обеспечат российской космонавтике следующий рывок через 10-15 лет.

Это долго, трудно и неприятно, а результаты выглядят неброско и несолидно (тихо работающая отрасль – это же не красивый старт в дыму и пламени и не "бип-бип" из окрестностей Фобоса). За реализацию таких программ, как правило, не вешают звезд на грудь, и отчитываться ими сложно.

Что было вместо этого, мы видели на примере "Фобос-Грунта": прежнее руководство отрасли ведет подготовку заведомо выбившегося из графика проекта, а руководство нынешнее дает добро, чтобы аврально вытолкнуть на старт неготовую станцию.

Так в чем же и те, и другие на самом деле видели свою задачу: грамотно доложиться по инстанции, дающей деньги и статусы, или продуманно достичь заявленной цели – успешной реализации миссии "Фобоса" и прочих аппаратов, павших жертвой "Года Космоса в РФ"?

Вспоминается советский фильм "Укрощение огня", беллетризовавший биографию Сергея Королева: "Вы будете делать носитель? Только без демагогии: да или нет?".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала