Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Владимир Максимов: пора уходить из сборной России по гандболу

Читать ria.ru в
Главный тренер мужской сборной России по гандболу Владимир Максимов в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказал о своем намерении уйти из команды.

Главный тренер мужской сборной России по гандболу Владимир Максимов в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказал о своем намерении уйти из команды и объяснил неудачи последних лет недостаточным вниманием к гандболу со стороны государства.

- Вы решили уйти с поста главного тренера сборной?

- Я действительно подаю в отставку. А что же делать, если команда не попала на Олимпиаду, а такая задача ставилась. Мы ее не выполнили, значит, надо, чтобы другие поработали и выполнили в следующий раз такую задачу.

- Но вы и раньше уходили из сборной, а потом снова возвращались в нее…

- Потому что есть такая позиция – гражданский долг. Мне говорили: "Сегодня некому работать, так ты поработай, а как появится, тогда ты можешь уходить". Но долгое время никто не появлялся. Но ведь все время муссируются слухи, что Максимов сделал так и так, то собрал или не то. Получается, что мы все знаем, как надо работать, и если бы Максимов не мешал, все было бы хорошо. Это рассказывали, когда я был генеральным директором Союза гандболистов России, потом я ушел с этого поста. Но особых улучшений в работе я пока не увидел, хотя, может, мало прошло времени. Может быть, пора уходить из национальной сборной, чтобы люди, которые многое советовали, как надо работать, взяли и попытались себя реализовать.

- А кого вы видите в качестве своего преемника на посту тренера сборной?

- Я в свое время предлагал этот пост Дмитрию Торгованову. Человек вернулся в Россию и Санкт-Петербург работать. Он делает это успешно, команда – серебряный призер чемпионата страны. Я его спрашивал, желает ли он поработать. Он сказал, что пока не желает. Но, может быть, ему предложат работу освобожденного тренера, почему нет? Он олимпийский чемпион, чемпион мира, он знает, как работать, прошел все этапы. И я думаю, он будет знать, как готовить национальную команду.

- Многие говорят о необходимости полного обновления состава команды…

- Вот мы играли на чемпионате Европы со сборной Франции, и я знал, что если бы, допустим, мне бы в команду одного (Даниэля) Нарцисса, и мы бы, даже при том, что нас не очень честно судили, смогли бы оказать большее сопротивление, надо было бы очень многое переворачивать, чтобы мы проиграли. Но, к сожалению, Нарцисс играет за Францию. К слову, о судействе: мы играем с Испанией матч, и у нас выше результативность, лучше играют вратари, а мы проигрываем. Но мы бросаем один пенальти, а испанцы - почему-то девять. Таких чудес не бывает. Значит, я думаю, мы не очень нужны были в следующем этапе чемпионата Европы.

Возвращаясь к обновлению состава, могу сказать следующее. Когда я пришел работать в 1978 году, команда "Краснодар" была в первой лиге, ее даже не было в высшей. И вот если бы мне тогда сказали: "Ты хочешь обновить состав?", я бы спросил: "Ну, кем?!" Когда прошло уже столько времени, мы выиграли много чего, ведь я практически выиграл со сборной все – Европу, мир, Олимпиаду, и вот меня спрашивают: "Можно обновить состав?" И я отвечаю: "Можно, только кем?" Ведь если принципиально посмотреть, то 1991-92 годов рождения большая часть игроков в Чехове и часть из них – натурализованные россияне. А где работа других клубов?

Но главное, я считаю, в другом. Для того, чтобы мы нормально работали, нужно дать гандболу одну десятую или одну сотую от того уровня, что получает футбол. Если, допустим, в Волгограде лучшая женская команда играет в резиновом манеже, если в Краснодаре построили "Баскет-холл", а женская и мужская гандбольные команды не имеют своего центра для работы… Нужно построить, зал, как минимум, тысячи на 3-4 мест, чтобы там проводили Евролигу и чемпионат, а такого зала нет. Есть зал "Олимп", где играет волейбол, иногда там играет и гандбол. Но играет, а не тренируется. А гандбольных медалей в Краснодаре, я думаю, процентов 60 от всех медалей в Краснодарском крае. И надо сказать, что у них и президент краевой федерации - первый заместитель Ткачева по экономике. И сам Александр Ткачев к спорту хорошо относится, но почему остальные находятся в более привилегированном положении по сравнению с гандболом? Вот когда мы будем относиться ко всем видам спорта не как к элитным и неэлитным, тогда все будет хорошо.

Почему мы с государством до сих пор не сядем и не скажем по всем видам спорта – что надо предоставить, вот это страна может, а это не может? И если говорят, что необходимо, чтобы мы имели высокий рейтинг в мировой классификации, так давайте это сделаем. Либо, если не хотите заниматься гандболом и помогать, давайте ничего не делать, но тогда и не спрашивайте результат.

Пока государство влияет на основные отрасли нашей страны. Разве государственная компания "Роснефть" когда-нибудь купила бы умирающий хоккейный ЦСКА? Не купила бы. А купила же в итоге. Ну а почему не купили гандбол? Почему "Роснефти" не купить весь гандбол, который имеет уже в настоящее время большие заслуги перед страной? У нас суммарно больше всех медалей, чем в других игровых видах спорта – мужчины два раза были чемпионами мира, женщины – четыре. Мы обладатели золотых медалей на Олимпиаде… И бронзовых, и серебряных. У нас результаты лучше, чем во всех видах спорта. Почему бы нас не купить "Газпрому"? Почему он купил и развивает хоккей? Почему не гандбол?

Мы должны понимать – как можно без зала играть? Когда мы боролись на Олимпиаде в Сиднее, нам сказали, что все построят. Но нам ничего не построили. В Афинах я говорю: "Вы ничего не построили, а сейчас пришли и рассказываете, что нам обязательно надо выиграть медаль". И мне открыто сказали: "Ты же до этого без зала выигрывал, ну и сейчас давай!" Это нормальный человеческий подход, это все относится к русскому фанатизму, все на авось. А что меняется? В 1978 году я пришел работать, когда гандбола в России не было, потом он появился. А потом он стал с победами без вкладывания денег. Затраты министерства на нас минимальны. Основную нагрузку несут клубы, там игроки получают зарплаты, клубы делегируют игроков на тренировочные сборы, оплачивают проезд. Это все клубы. Если клубы платят, так при чем тут сборная? Ну а если есть сборная, то у игроков должны быть с ней контракты.

В спорте у нас ничего не меняется. Приходят влиятельные люди, которые лоббируют какие-то виды спорта. Неважно даже, что футбол наш ничего не выиграл, кроме бронзовой награды на чемпионате Европы. Ну а если мы посчитаем деньги, которые вкладываются в футбол, во всех легионеров, думаю, ВВП нашей страны недалек ушел. И все молчат, а деньги-то вкладываются государством. И почему все молчат?

Мы ничего не делаем. Мы падаем вниз. Ведь никто никогда не интересовался, как удалось России, которая не имеет ни залов, ничего, добиться успеха. В течение 11 лет мы поработали, а в 1993 году у нас уже были золотые медали чемпионов мира. Почему никто не спросил: "А что вы делали? А что нужно сделать, чтобы удержать эти позиции?"

Вот мы выиграли Олимпиаду – да, молодцы, выиграли, подняли рейтинг страны, руководство страны, спорта поздравляло. А что дальше? А ничего! А если столько лет ничего, тогда чего?! Пора переходить на государственные рельсы и понимать, что спорт – это такая же структура, как и культура, как и нанотехнологии. Он показывает, что мы – лучшие, что страна достигает результатов. Но мы уже во многих позициях стали не лучшими. А что поменялось, что не так? Никогда мне этот вопрос не задавался – что надо? А всегда говорили: давайте, выигрывайте! Надо приоритеты поменять немного.

Давным-давно, в лихие 90-е я, как тренер сборной команды, получал 5 тысяч рублей, и про меня делали репортаж. А у меня дочка хорошо владеет французским языком, помогала мне. Она меня спросила: "Сколько ты, папа, получаешь?" Я говорю: "Пять тысяч рублей". Она: "Так это 50 долларов" – "Ну и что?" – "Давай, я скажу, что ты получаешь 10 тысяч рублей". – Я говорю: "Анюта, что 50, что 100 – не имеет разницы. Потому что тренер сборной Франции, с которым я конкурирую, получает 10 тысяч долларов". И что-то поменялось? Сегодня мне, кажется, платят 25 тысяч рублей как тренеру сборной команды. Но дело даже не в деньгах. Я говорю об отношении.

А самое главное, надо развивать территории. Раньше в сборной из Москвы было 2-3 человека, а все остальные были с периферии. И развивать надо периферию, прирастать этими регионами и оттуда брать игроков. А условий для гандбола на периферии просто нет. Отдельно стоят Московская и Астраханская области благодаря губернаторам  Громову и Жилкину. А дальше ничего нет.

- Сейчас вы сосредоточитесь только на работе с "Чеховскими медведями"?

- Я поработаю с "Чеховскими медведями". Есть еще интересный проект по работе с молодежью. Были вложены средства небольшие в 15-летних ребят. И я думаю, этот потолок нужно даже понижать, находить 13-летних ребят, чтобы как можно раньше начинать с ними профессионально работать, привлекать их к спорту, заниматься их умственным развитием, должна быть хорошая школа, условия, чтобы они не нуждались в питании и обеспечении, и с ними добросовестно работать. Я думаю, если нормально набрать людей, через 5-7 лет с ними можно будет сделать хорошую команду, а лет через 10 уже будет и национальная сборная хорошая.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала