Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Протест выигравших, или Что достало тех, кто в достатке

…Накануне Болотной, когда коллеги из Интернета спрашивали коллег из "широкополосных" СМИ, как им работается в эти дни, корреспондент федерального телеканала ответил: "Я работаю так, будто цензуры нет, и знаю меру компромисса".

…Накануне Болотной, когда коллеги из Интернета спрашивали коллег из "широкополосных" СМИ, как им работается в эти дни, корреспондент федерального телеканала ответил: "Я работаю так, будто цензуры нет, и знаю меру компромисса".

Мера компромисса, которую установили себе креативные прослойки и придерживались ее все последние годы, была превышена в конце сентября. Не осознав реально накопленного раздражения в обществе, власти решили действовать по своему плану, избрав для его оглашения наименее пригодную для этого форму. Затем в той же стилистике прошли выборы. И стали событием, которое – впервые за 20 лет – заставило российских граждан вспомнить значение слова "достоинство".

В социальных сетях обсуждали, негодовали, договаривались о встречах, предупреждали о сдержанности. Но фейсбук и блоги были лишь средством узнать правду, солидаризироваться с коллегами, сопоставить настроения с друзьями и теми, кого относишь к своему социальному классу.

Все же не твиттер вывел людей на улицу. На улицу вывело реальное событие. Выборы стали катализатором давно накопленного, достаточной причиной, чтобы гнев перешел границу чатов.

Почему столь массово не вышли раньше? Не потому, что не было соцсетей или они использовались для развлечения и обмена фотками. И даже не потому, что не было достаточного оскорбления. А потому, что раньше были другие заботы, которые перевешивали, и не было события, объединившего всех, заставившего осознать: мера невмешательства в окружающую жизнь исчерпана.

Все шло к тому, к чему пришли, последние года три. Экономический кризис немного отодвинул события, но не изменил их вектора. Прослойки тех, кто пришел на Болотную, все нулевые занимались обустройством собственной жизни, карьерой, семьей. Их не интересовало происходящее за пределами квартиры, офиса, автомобиля. Они все знали про систему, но предпочитали не сталкиваться с ней в лобовую, а ускользать, понимая, что против лома нет приема. Если нет другого лома. Другого не было, потому терпели, как могли, извлекая по максимуму выгоду из имевшегося.

Но особенность системы в том, что рано или поздно с ней сталкиваешься. Даже если не хочешь, если отворачиваешься и избегаешь. Началось с пожаров. Затем Химки, затем Манеж. И бесконечные мигалки, пробки, поборы, культ силы, выхолощенные слова в публичном пространстве. Оказалось, даже с деньгами и навыками справедливость не восстановить, унижения не избежать, проблем не разрешить.

Исследователи знают этот закон социума: общество не бывает статичным. Если оно не развивается, оно разлагается. Общество уперлось в отсутствие горизонтов. В полное отсутствие спроса на творческую энергию, созидание и развитие. И вдруг открыло: оно более не может двигаться вперед в той системе, которая создана.

Она породила не просто политический застой, который действительно многих не волнует, потому что не затрагивает впрямую. Она породила или оказалась неспособна разрешить так много повседневных несправедливостей, что сама же подвела людей к осознанию: надо что-то менять. Как говорил исследователь, "средний класс начал вникать в суть дела и пошевеливаться". И вот, система и общество встретились.

Выборы – капля, в которой отразились все деформации системы, но они стали последней каплей. Нынешний гнев – это ответ не столько на выборы. Это ответ на унижения жизни. Болотная показала не просто степень и масштаб недовольства, но главное, - его качество, протест исходит от тех, кто формирует стране будущее.

Смотреть фотоленту "Акция на Болотной площади в Москве" >>

Это – протест выигравших. Выигравших в последние годы в зарплате, статусе, качестве жизни. Это люди с достатком, работой, досугом. Именно они вышли на площадь с осознанием того, с чем более не готовы мириться. И в этом – главная проблема власти: как реагировать на недовольство.

Построенная система неспособна дать людям того, чего они требуют. Можно отправить в отставку Чурова; видимо, это таки будет сделано или, того больше, главу ЦИК самого попросят написать заявление. Можно допустить судебное разбирательство и пересмотреть итоги по нескольким избирательным участкам, где нарушения были наиболее вопиющими. Можно разрешить федеральным каналам немножко показывать оппозицию и иногда допускать ее представителей в не очень значимые эфиры.

Но все это не изменит основ системы, которой высказан протест. Не изменит качества судов и не понизит тотальную коррупцию; не уберет сотни и тысячи "мигалок" и не ослабит мощь государственных инстанций, за которыми остается последнее слово. Проблема в том, что достало, в общем, все, а не отдельные действующие лица и исполнители в правительстве.

Остается открытым вопрос, насколько в принципе власть осознала сущность предъявленного ей протеста. Восприняла ли всерьез людей, пришедших на Болотную.

Необходимо для начала понять, что предпримет власть, у которой после новогодних праздников начинаются самые ответственные недели перед мартом, и какова будет позиция тех, кто заявил свой протест.

Недовольные разрознены и не объединены ни общими задачами, ни всеми признаваемыми лидерами. Далеко не все пойдут за Навальным, еще меньше людей пойдут за Зюгановым или Немцовым. Даже за Прохоровым не все последуют. В этом – слабость протестующих, которой наверняка воспользуются, постаравшись внести раскол в монолит недовольных и отвратить от дальнейшего протеста наиболее адекватных, подменив качественное содержание более маргинальными фигурами и лозунгами.

Объединяющими лидерами, которые могли бы на время сплотить людей и цементировать протест, могли бы стать, как ни странно, деятели искусства и культуры, чья гражданская позиция уже заявлена, услышана и поддержана. Они могли бы стать той самой совестью нации, к голосу которой не прислушаться нельзя. Выступить в этот период времени созидателями новых норм.

Возможен ряд уступок со стороны власти, идущих за пределы отставки главы ЦИК. Однако система такова, что уступки могут быть лишь поверхностными, например, те же телевизионные эфиры или пара показательных отставок. Кроме того, среди властных фигур, очевидно, все же доминируют те, кто считает уступки проявлением слабости перед "не пойми кем", предпочитая либо бездействие в ожидании эффекта затухающих колебаний, либо жесткие ответные шаги.

Очевидно, пойдет череда "страшилок" о том, что протестные действия могут привести к революции, бессмысленной и беспощадной, в которой проиграют все, особенно средние классы. Будут призывы к любви и сохранению мирной умеренности.

Все это вкупе, вероятно, позволит немного выпустить пар, но не изменит основ, а значит, - не искоренит саму базу возникновения недовольства в будущем. Равно как не искоренят ее гневные и добрые твитты, пусть даже массовые. Даже если выстроить из них целую новую систему, она не заменит той, что существует в реальной жизни.

Читать аналитическую статью "Это событие не будет иметь обратного хода" >>

Американский мыслитель говорил: "Изменения в обществе нельзя произвести с помощью одной лишь публикации книг в их поддержку или с помощью идей, распространяемых одаренными ораторами. Пока нет возможности перевести эти идеи в специальные планы и действия, они способны завоевать симпатии некоторых людей, которые, однако, будут тем более разочарованы, когда увидят, что эти идеи сами по себе не оказывают воздействия на реальность".

Об этом стоит помнить. Реальность, не принятая в расчет, не исчезает - она рикошетит в будущем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала