Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Европейская бюрократия: как остаться сиротой при живой матери

Читать ria.ru в
Шокирующая история россиянки Ирины Бергсет, сбежавшей из Норвегии со своим старшим сыном после того, как органы опеки передали его и младшего ребенка Ирины на воспитание в приемные семьи, далека от развязки. РИА Новости продолжает следить за развитием этой запутанной и драматической ситуации.

Автор: Елена Косова

Шокирующая история россиянки Ирины Бергсет, сбежавшей из Норвегии со своим старшим сыном после того, как органы опеки передали его и младшего ребенка Ирины на воспитание в приемные семьи, далека от развязки. РИА Новости продолжает следить за развитием этой запутанной и драматической ситуации.

Три года совместной жизни, два рюкзака и скейтборд

Шесть лет назад россиянка Ирина Фролова познакомилась по Интернету с норвежцем Куртом Бергсетом. Роман между журналисткой и автослесарем случился бурный. Курт прилетел в Москву уже после "первого свидания" в сети. Вскоре они поженились. После свадьбы, сыгранной в столице, Ирина, теперь уже Бергсет, счастливая и влюбленная, поехала на родину к мужу - в маленький городок Аурског. Если бы тогда Ирине кто-то сказал, что пройдет всего несколько лет и ей придется бежать из Норвегии, в ответ она бы просто рассмеялась.

Перед переездом муж посоветовал супруге упаковать в контейнеры все вещи, которые были тогда в ее двухкомнатной московской квартире. Спустя шесть лет она вернется в нее с двумя рюкзаками и скейтбордом старшего сына Саши.

Ему сейчас тринадцать. Саша - сын Ирины от первого брака. В Норвегию они поехали вместе, вместе и сбежали из страны.

Несмотря на то, что все так красиво начиналось, Ирина с Куртом прожили в браке всего три года и развелись. Курту 55, он на десять лет старше Ирины, до нее у автослесаря нефтедобывающего судна было три жены, сейчас он вновь женат.

"Она тоже россиянка. Курт встречался с этой женщиной, ездил к ней в Казань еще тогда, когда мы жили вместе. Это я потом узнала. Мой бывший муж работал вахтовым методом: две недели в море, две недели дома. Мне он говорил, что поехал к друзьям или родственникам, а сам улетал в Россию", - рассказывает Ирина Бергсет.

У Ирины с Куртом родился общий ребенок Миша, которому сейчас четыре года. Майкл Бьёрн - гражданин Норвегии, сейчас его местонахождение засекречено от родной матери норвежскими органами опеки.

Органы опеки назвали Ирину нестабильной

Ирина развелась с Куртом, купила в кредит квартиру и пошла работать учительницей в школу. Она преподавала норвежский язык в начальных классах. Курт после развода стал "воскресным папой", он встречался Мишей по выходным, забирал его к себе домой.

Очень скоро мальчик стал рассказывать Ирине о встречах с отцом то, что заставило ее заподозрить Курта  в развратных действиях в отношении собственного сына.

Вскоре и Саша поделился с матерью историями, в которых отчим выглядел, по меньшей мере, странно.

"Ну, конечно, я забила тревогу, конечно, пошла в полицию и в органы опеки, в Норвегии они называются барневарн, - говорит Ирина Бергсет. - Я просила помощи, писала заявления, куда только возможно было их написать, но везде на меня смотрели, как на сумасшедшую".  

По словам Ирины, в ее жизни начался какой-то, как тогда казалось, совершенно бесконечный период сплошного неверия и непонимания. А норвежская служба опеки посчитала ее "нестабильной", "эмоционально неуравновешенной" и "не способной заботиться" о своих детях.

31 мая 2011 года мальчиков поместили для воспитания в приемные норвежские семьи. Видеться с сыновьями Ирине запретили.

"Когда у меня забирали детей, я заплакала, и даже это в дальнейшем сработало против меня. Для представителей органов опеки это послужило еще одним доказательством моей "эмоциональной неуравновешенности", - говорит Ирина. 

Побег из Норвегии задумал Саша

В семье Питера и Эдель Оффергольд, куда поместили Сашу, кроме него находились ещё 32 ребенка и лишь два из них по происхождению - норвежцы.

На воспитание приемных детей правительство Норвегии выделяет деньги. Обычно их хватает на то, чтобы члены семьи ничем другим, кроме заботы о чужих детях, больше не занимались.

Саше жизнь у совершенно посторонних ему людей не нравилась. За первые три недели проживания у супругов Оффергольд подросток даже похудел на 5 килограммов.

Впрочем, дело не только в нервном стрессе, который он перенес, просто ему действительно все время хотелось есть.

"Я не наедался тем, что мне давали, просил добавки, мне говорили, что не положено, - вспоминает Саша. - Однажды я катался в парке на скейтборде и случайно увидел маминых русских приятелей. Они пообещали мне принести еды и положить под "условленным" деревом. Потом туда еду мне тайком стала приносить мама, но с ней мы не встречались, нам было запрещено".

Саша отправлял письма русскому консулу в Норвегии, писал королю и королеве, он хотел всем рассказать, что хочет жить с мамой. Все это время он не переставал думать о побеге.

Однажды Саша наткнулся на газету, в которой была описана история, очень похожая на историю самого подростка.

В статье рассказывалось о том, что частный детектив Кшиштоф Рутковский помог польской девочке, переданной на воспитание в патронатную норвежскую семью, соединиться со своими родителями.

Саша нашел в интернете телефон детектива и попросил его о помощи. Через неделю Рутковский организовал побег матери и ребенка из Норвегии.

"Мне было трудно решиться на побег - в Норвегии оставался мой младший сын"

Помощники детектива забрали Ирину и Сашу от того самого дерева в парке, под которым  женщина оставляла сыну продукты. Кшиштоф посоветовал Ирине купить сыну новую одежду, а ту, что он надевал на себя, когда жил в приемной семье, выбросить.

Он объяснил, что в одежду могли вшить чипы-датчики, а по ним легко определить местонахождение ребенка. В отношении детей, которые находятся в приемных семьях, такое практикуется.

"Мне было трудно решиться на побег - в Норвегии оставался мой младший сын. К тому времени я  уже знала, что его органы опеки решили отдать в семью к отцу, - говорит Ирина. - Но это был очень хороший момент - переломить ситуацию и вернуться в Москву, я верила, что на родине нам помогут".

Они проехали Швецию, Данию, Германию и оказались в Польше. И вот здесь на российско-польской границе выяснилось, что Норвегия объявила Александра Фролова - гражданина России - в международный розыск.

Ирина с сыном пробыли в Польше 70 дней, а в Москву вернулись в сопровождении уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова.

"Конечно, огромную работу проделали МИД, наши консулы в Норвегии и Польше, и общими стараниями мы вернули Ирину и Сашу домой. Теперь прилагаем все усилия, чтобы вернуть матери ее младшего сына Мишу", - сказал Павел Астахов.

Он добавил, что сейчас в Норвегии находятся еще 12 русских семей, которым нужна помощь. Их дети органами опеки также были отданы на воспитание в приемные семьи.

В Норвегии давать детям сладости можно только по выходным

"Причин, по которым органы опеки (барневарн) могут посчитать, что ребенок не должен находиться  в родной семье - много, - говорит Ирина. - Вот, допустим, в Норвегии можно давать детям сладости только по субботам и воскресеньям. Дашь, к примеру, в понедельник, - уже причина. Музыкой ребенку разрешено заниматься лишь 20 минут в неделю. 22 минуты - это, с точки зрения барневарн, уже насилие над личностью ребенка".

А еще Ирина поделилась с корреспондентом РИА Новости ссылкой на норвежский сайт правозащитников "Human rights alert-Norway", где она нашла статью, в которой такие причины тоже приводятся, и перевела эту информацию с норвежского.

Несколько примеров мотивировок барневарн для лишения (отбирания, ограничения) родительских прав у биологических родителей:

  • Дочь не любит рыбные котлеты - самое популярное в Норвегии кушанье - признак инцеста.
  • Ребенок ест очень быстро, что указывает на инцест.
  • Ребенок ест слишком медленно, что указывает на инцест.
  • У матери был церебральный парез. Из-за того, что она не могла играть в песочнице с ребенком и кататься с ним на лыжах, ребенка отобрали.
  • Психолог увидел, что мать плохо готовит омлет и режет хлеб слишком толстыми кусками, ребенка отобрали.
  • Отец болен и не разрешает матери работать вне дома, ребенка забирают.

"Я очень рада, что мы с Сашей в Москве. Но поскольку я даже не знаю, в каком месте сейчас находится Миша (известно только, что он живет с отцом), конечно, каждый день вдали от ребенка для меня как испытание", - говорит Ирина Бергсет.

Она добавляет, что очень хорошо понимает - вернуть младшего сына будет непросто. У Миши норвежское гражданство. Но бороться за ребенка она намерена до конца.

Сейчас Ирина помогает старшему сыну Саше адаптироваться к новой  для него русской жизни. Сама же  ищет работу и говорит, что представляет себя востребованной  в какой-нибудь из социальных сфер.

"Я хочу работать там, где могла бы помогать детям или родителям, попавшим в сложную ситуацию. Пусть это будет информационная помощь или правовая.  Это может быть сайт в Интернете или какое-нибудь детское информационное агентство - что угодно. Я уже через многое прошла и могу помочь", - сказала Ирина Бергсет.

Если преступление Курта Бергсета будет доказано, то его могут лишить свободы на 12 лет

История Ирины Бергсет и ее сыновей благодаря СМИ получила в обществе широкую известность.

Кто-то сочувствует матери и желает ей во что бы то ни стало добиться возвращения младшего сына. Кто-то считает, что Ирина, преследуя корыстные интересы, все придумала.

"Действительно, по норвежским законам, если обвинение в педофилии доказано, то государство обязано выплатить ребенку очень круглую сумму. Скажем так, в российских рублях это около пяти миллионов, - говорит председатель коллегии адвокатов Павла Астахова Виктория Данильченко. - Но вы представляете, чему надо подвергнуть собственных детей и себя, чтобы заполучить эти деньги?" 

Виктория Данильченко - адвокат Ирины Бергсет. По ее словам, - впрочем, так же считают и детские психологи, и многие юристы - подобного рода преступления доказать очень трудно, а в случае с Куртом Бергсетом все усложняется еще и тем, что он подданный Королевства Норвегии.

Известно, что главное следственное управление СК РФ возбудило уголовное дело против бывшего мужа Ирины Бергсет, который подозревается в совершении развратных действий в отношении ее старшего сына Александра  (по ст. 135. ч. 3).

По российским законам, за данное преступление мужчине грозит до 12 лет лишения свободы. Предъявить Курту Бергсету обвинение в сексуальном насилии в отношении Миши, пока у него нет российского гражданства, не представляется  возможным.

"Представители Следственного комитета планировали в ближайшее время вылететь в Норвегию, чтобы допросить там Курта Бергсета. Ирина и Саша уже были допрошены в Москве. Кроме того, в Центре имени Сербского они оба прошли экспертизы, назначенные Следственным Комитетом. Ирина - психиатрическую экспертизу, Александр - психолого-психиатрическую, т.е. комплексную", - сказала председатель коллегии адвокатов Павла Астахова Виктория Данильченко.

Саша понял, что вернулся в Москву, когда спустился в метро

Саша Фролов уезжал из Москвы, когда ему было семь лет, теперь мальчику тринадцать. В столице он пошел в школу - в восьмой класс. Он посещает спортивную секцию и всерьез намерен продолжить занятия теннисом. В свободное время Саша любит гулять с мамой по городу.

"Когда мы вернулись, я долго не мог поверить, что я снова в России. И лишь когда мы с мамой спустились в метро, то я понял, что в Москве", - сказал Саша.

И добавил, что ему в Москве сильно не хватает младшего брата.

Чат0
Рекомендуем
Алексей Навальный
В Кремле прокомментировали требование Навального вернуть ему одежду
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала