Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Будущая ПРО РФ будет базироваться на земле и в воздухе - конструктор

Тема создания в России Воздушно-космической обороны (ВКО) является в этом году пожалуй наиболее обсуждаемой и в тоже время загадочной и таинственной. Спецкор редакции Силовых ведомств РИА Новости Сергей Сафронов встретился в сопредседателем вневедомственного экспертного совета по ВКО Игорем Ашурбейли, который до 2011 г. 10 лет руководил разработкой новейших систем ПВО-ПРО в ГСКБ "Алмаз-Антей".

Тема создания в России Воздушно-космической обороны (ВКО) является в этом году пожалуй наиболее обсуждаемой и в тоже время загадочной и таинственной. Все примерно представляют, чем должен заниматься этот либо новый род, либо новый вид Вооруженных Сил РФ. Точно известно, что такая структура должна быть создана к 1 декабря 2011 года. Но на этом вся конкретика заканчивается и начинаются только одни размышления и предположения.

Специальный корреспондент редакции Силовых ведомств РИА Новости Сергей Сафронов встретился в сопредседателем вневедомственного экспертного совета по ВКО Игорем Ашурбейли, который до 2011 года 10 лет руководил разработкой новейших систем ПВО-ПРО в ГСКБ "Алмаз-Антей".

- Игорь Рауфович, что такое ВКО? В чем разница между ВКО и ПРО?

- Сам термин ВКО окончательно устоялся в 2010 году. Тогда он был официально применен и в новой военной доктрине, и в решении Совета Безопасности, и в ежегодном послании президента. А до этого много лет шла полемика, есть ли необходимость в такой системе. Было и неприятие самого термина. Мы много сделали, чтобы внедрить это понятие.

До этого стандартными терминами были "Противовоздушная оборона" (до 30 километров высоты), "Противоракетная оборона", которая ограничивалась системой А-35 под Москвой по договору с США от 1972 года и др.

Поэтому нельзя говорить о разнице между ВКО и ПРО. Можно сказать, что ПРО является составной частью ВКО, которая включает в себя также Систему предупреждения о ракетном нападении, Систему контроля космического пространства, Единую космическую систему, систему ПВО и, наконец, систему ПРО, как одну из составляющих ВКО.

- В каком состоянии сейчас находится пояс ПРО вокруг Москвы?

- Система эта несколько устарела, что естественно с учетом сроков ее создания. В ней используются два типа ракет, один из которых с учетом длительной эксплуатации уже не вполне боеготов. Что касается второго типа ракет, то у них боевые части хранятся отдельно от самих ракет.

Такое решение было принято во времена Ельцина в целях безопасности. Соответственно время боевого снаряжения этих ракет не всегда адекватно времени подлета средств нападения вероятного противника.

Поэтому, помимо модернизации системы А-35, и поставлена была задача создать систему С-500, как мобильную систему ПРО. Чтобы можно было ее выдвигать не только на защиту Москвы, но и на любом другом угрожаемом направлении – Калининград, Дальний Восток… там , где могут возникать угрозы.

- То есть создаваемая в России система С-500 – это будущая ПРО России?

- Когда будет создана система С-500, будет решена задача создания мобильной или хотя бы передвижной (возимой) ПРО.

- Когда планируется ее принять на вооружение?

- Мы ставили такой срок – 2015 год. Это прописано в контрактных обязательствах перед министерством обороны. Сейчас завершен эскизный проект, ведется техническое проектирование.

Что касается охраны воздушных рубежей Москвы, то здесь стоят "трехсотки" (С-300 - ред) и уже "четырехсотки" (С-400 - ред). И пока всего этого достаточно. Но проблема в том, что в ближайшие год-два все С-300ПС будут утилизированы, потому что все сроки эксплуатации прошли. И в этот момент будет существенный провал в системе ПВО Москвы, если к этому времени не будет создан "Витязь".

- А когда появится "Витязь"?

- Появление "Витязя" можно ожидать в 2014-15 годах. Задержки возможны в связи с проблемой новой ракеты.

- Такая же проблема, как с дальней ракетой для системы С-400?

- Никогда никаких проблем с дальней ракетой для С-400 не было. Она была сделана, не было никаких научно-технических проблем. Это только вопросы финансирования, изготовления образцов и наличия мишеней.

Для того, чтобы обстрелять все "точки" в рамках государственных испытаний, необходимо соответствующее количество опытных ракет. По мере их изготовления мы и стреляли. Но если раньше, в старые добрые времена, на одну мишень выделялись десятки ракет, то сегодня на две мишени - три ракеты. Проблема еще и в том, что мишени старые, и часть полигонов оказалась на территории Казахстана. Денег на новые мишенные комплексы не выделялось уже множество лет. Так что обстановка та еще…

Поэтому я и предвижу, что могут также возникнуть проблемы со сроками испытаний ракеты для "Витязя".

- В "Витязе", как и в С-400, тоже будут использоваться несколько типов ракет в зависимости от дальности и высотности цели?

- Нет, в "Витязе" будет одна базовая ракета, не как в С-400. Его цель – взять на себя те задачи, которые сегодня выполняют комплексы С-300ПС. Есть еще С-300 ПМ, которые прослужат лет 7-10. Но у нас их не так много – несколько десятков. И самые "свеженькие" из них были изготовлены аж в 1994 году. При сроке их эксплуатации в 25 лет. С того времени мы их не производим. Правда большинство из них были нами модернизированы до уровня "Фаворит" в последние годы. Но "тюнинг" не заменит новой модели. Поэтому в течение десяти лет в России должно быть изготовлено такое количество "Витязей", чтобы полностью заменить комплексы С-300ПС и, по части характеристик, - С-300ПМ.

И тогда у нас получится полностью выстроенная наземная часть огневых средств системы ВКО России: С-500 - ПРО, С-400 – дальнего действия, "Витязь" - среднего действия и "Морфей" - ближнего действия и сверхмалой дальности.

- Если про С-400 и С-500 написано достаточно много, то про "Морфей" ровно наоборот…

- Комплекс "Морфей" это комплекс сверхмалой дальности, который будет стоять на последнем рубеже эшелонированной обороны - добивать крылатые ракеты, высокоточное оружие и таким образом обеспечивать защиту, в том числе и самой С-500.

- То есть "Морфей" это будущий конкурент уже поступающих на вооружение российской армии ракетно-пушечных комплексов "Панцирь", который производит Тульское КБП?

- Это не конкурент. "Панцирь" и "Тор" работают в одной дальности – малой. "Витязь" – это средняя дальность. "Морфей" – сверхмалая.

Условно схематически можно представить так: "Витязь" сверху, а "Морфей" снизу, перекрывают зону "Панциря" и "Тора".

Таким образом "Витязь" с "Морфеем" решают как свои основные задачи, так и задачи в классе между ними.

В "Морфее" есть и элемент уникальности, хотя есть и множество сомневающихся в правильности выбранных решений при его реализации. Но если он получится в том облике, который был задуман, то это будет уникальное оружие.

- А в чем, собственно, уникальность?

- Если по-простому, уникальность в выбранном типе локатора, в его конфигурации. Локатор будет в форме купола, он будет всеракурсным. Мы же привыкли, что локатор крутится, а этот не крутится. Стоит себе и стоит.

- Эти четыре системы - это все, что нужно России для защиты неба и космоса?

- Если убрать за скобки космос, который у нас вроде как демилитаризирован, то да, эти четыре системы "Морфей", "Витязь", С-400 и С-500 полностью закрывают номенклатуру огневых средств ВКО наземного базирования. Больше по сути ничего не надо. И этого хватит по техническим заделам лет на 20-25.

"Витязь" и "Морфей" – они совсем свеженькие – пока в разработке.

Разработка "Морфея" идет параллельно с "Витязем" и С-500. Эти все системы были заданы одновременно. Это случилось в 2007 году, когда мы вышли на военно-промышленную комиссию и предложили свое видение единой системы зенитного ракетного оружия ПВО-ПРО пятого поколения. Это было утверждено. Определен "Алмаз" как головной разработчик. И были заданы соответствующие опытно-конструкторские работы. Они все стартовали одновременно в 2007 году. Но, естественно, что более сложная система С-500 будет дольше разрабатываться.

- Вы сегодня заглядывали в завтра ПВО-ПРО-ВКО?

- А чего тут заглядывать. Думаю, что находящаяся сейчас в разработке номенклатура наземных огневых средств ВКО исчерпывающая. Кроме вышеперечисленных средств и их последующих модернизаций, других на земле уже не будет.

- То есть…?

- То есть следующие огневые средства будут не наземного базирования, а воздушного. Следующие системы, которые появятся после С-500, будут воздушного базирования.

Часть из них тоже уже находятся в разработке и проходят испытания.

- Существуют ли какие-либо международные временные стандарты для создания систем ПВО-ПРО? Сколько нужно времени, чтобы бумажный проект был воплощен в металле?

- Вообще, по зарубежным стандартам разработка такого уровня оружия занимает 10-12 лет. И таких подвигов, каких требует Минобороны России от нас – 5-6 лет - не бывает.

Именно поэтому директора оборонных предприятий идут на подписание некоторых контрактов, заведомо зная, что не успеют. Но если не подписать, то ничего вообще не начнется.

- Вернемся к С-300. Если я Вас правильно понял, то все последние 15 лет мы производили знаменитые комплексы С-300 только на экспорт?

- Только. Но поэтому и сохранилась кооперация. Последняя отгрузка была недавно в одну страну. Будет и еще одна. А потом…

Проблема в том, что мы прекратили принимать новые иностранные заказы на С-300. А на "четырехсотку" запретили принимать заказы иностранных государств, потому что самим такая система нужна и сказали, что будем увеличивать заказы для России. Так вот в итоге заказ на С-400 не увеличили совершенно, а на экспорт не дали ни С-300, ни С-400. Поэтому я прогнозирую провал загрузки заводской кооперации на 2013 год. Даже на вторую половину 2012 года.

- Может, еще заказы будут?

- Уже не могут быть, потому что цикл изготовления изделия (комплекса С-400) 24 месяца. Поэтому если сегодня не проавансировали, то в 2013 году ничего и не будет. То есть по-всякому будет спад. Потому что в этом году ни одного дополнительного контракта на С-400 не заключили. И на С-300. При том, что загрузка заводов сегодня далеко не полная и отсутствие контрактов и дальше не позволит обновлять оборудование и технологии. Надо понимать, что С-400 изготавливается на том же оборудовании, что и С-300.

- А кооперация по производству комплексов ПВО "Тор" и "Бук" не поможет?

- Кооперация , которая задействована в изготовлении "Торов" и "Буков" не задействована в изготовлении С-400.

- Какое-то видение этой проблемы у Вас есть?

- Видение есть, и оно заключается, в частности, в том, что раз появился единый заказчик продукции ВКО в Минобороны, то нужно срочно создавать и единого исполнителя в промышленности, потому что должна быть зеркальная система – заказчик-исполнитель. У военных орган заказчика ВКО сформирован. А вот концерна ВКО, как, например, концерна ПВО "Алмаз-Антей", пока еще нет. Но такая интегрированная структура должна родиться. В какой форме, на базе каких предприятий это вопрос, который требует ускоренного изучения, потому что в идеале до 2012 года нужно иметь головного исполнителя. Не будем забывать, что военные к 1 декабря должны сформировать структуру ВКО.

- Но ведь не у всех видов и родов Вооруженных сил есть свои холдинги или концерны. Почему обязательно нужно создавать концерн ВКО?

- Практически у всех. Возьмем к примеру Объединенную авиастроительную корпорацию, Да, она не называется концерн ВВС, но по сути так и есть. Есть Объединенная судостроительная корпорация - это по сути концерн ВМФ. Должна быть своя корпорация и у ВКО, потому что есть ряд разработчиков оружия, которые не входят в состав концерна ПВО "Алмаз-Антей". Это те, которые решают задачи именно ВКО.

Какая форма интеграции этих предприятий будет выбрана - посмотрим. Осенью я предложу руководству страны свое видение решения этого вопроса, в том числе видение построения системы ВКО будущего.

- Сейчас многие говорят о негативном подходе НАТО, в частности, США, к участию России в проекте ЕвроПРО. В чем, на Ваш взгляд, причина такого негатива?

- Во-первых, я хотел бы отметить высокую роль в решении этой проблемы посла России в НАТО, уполномоченного по вопросу ПРО, Дмитрия Рогозина, которого мы будем всячески поддерживать. Но для того, чтобы участвовать в международных проектах, России нужно что-то иметь свое и активно это предлагать. Думаю, что именно поэтому американцы не заинтересованы в нашем участии при создании их "планетарного" по сути ПРО. Они считают, что нам нечего предложить.

А на самом деле – нам есть, что предложить. Например, ту же самую систему С-500, которой у них нет.

- Но ее же у нас самих нет?

- Она у нас в той стадии, когда ее создание неизбежно, если не будет форсмажора. Она в той стадии, когда можно уверенно говорить о том, что она точно будет. Мы можем ее предлагать в качестве нашего вклада в ЕвроПРО.

В противном случае нам могут предложить в качестве вклада только нашу территорию для размещения их установок. К этому все пока и идет...

- Вы недавно защитили докторскую диссертацию по проблематике ВКО. Она является по известным причинам "закрытой" и тем не менее можно ли озвучить некоторые основные положения?

- Диссертация посвящена очень простой теме. Она касается того, что современная сверхсложная военная техника ВКО, где разрабатывается не монопродукт - танк, самолет, корабль, - а разрабатывается целый комплекс взаимосвязанных систем, действующих в различных средах, требует новых способов разработки. Вот работа и посвящена специальным методам и средствам автоматизации разработки как аппарата для создания средств ВКО.

Оценить 6
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала