Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Россия для всех, или Национальная идея в многонациональном государстве

"Азбука перемен" с Ириной Ясиной

Читать ria.ru в
"Мария Богоматерь – еврейка", "Александр Невский – внук осетинки" - яркой краской по холсту, как граффити на заборе. По стране путешествует выставка необычных картин "Россия для всех".

"Мария Богоматерь – еврейка", "Александр Невский – внук осетинки", "Святой Пафнутий Боровский – татарин" - яркой краской по холсту, как граффити на заборе. По стране путешествует выставка необычных картин "Россия для всех". Тверь, Пермь, на очереди - Нижний Новгород, Санкт-Петербург, Москва. Автор идеи и организатор выставки – Виктор Бондаренко – в студии РИА Новости ответил на вопросы Ирины Ясиной.

Кисть как оружие, или Русские художники против имперского шовинизма

Ирина Ясина (И.Я.): По стране путешествует выставка "Россия для всех". На днях она открылась в Перми. Впереди – Нижний Новгород, Санкт-Петербург и, главное, Москва. Тема выставки, вроде бы, очевидна: в России живет более ста национальностей, и Россия не является страной одного только русского народа и одной только православной религии. Удивительным образом эту аксиому нужно доказывать. У меня в студии – Виктор Бондаренко, человек, который идею выставки родил и, совместно с художником Дмитрием Гутовым, реализует. Спрошу его, почему он решился доказывать очевидное, с какими препятствиями он сталкивается и доволен ли ходом реализации своей идеи. Итак, Виктор, родил выставку при каких обстоятельствах?
Виктор Бондаренко (В.Б.): Этот проект созревал с 1996-го года, когда думали о национальной идее. Уже тогда я понимал, что национальную идею – и это, в принципе, все понимают – нельзя придумать. Национальная идея у нас записана в Конституции. "Мы - многонациональный народ Российской Федерации…". Мне кажется, это и есть национальная идея, над которой нужно всем гражданам РФ постараться поработать.
И.Я.: То есть, "многонациональный" и "федерации"…?
В.Б.: Да, поэтому каждому нужно задуматься, федерация – это… Похоже, многие этого не знают, похоже, 130 миллионов российских граждан не понимают, что такое федерация. Федерация – это союз объединившихся государств или государственных образований. Это написано в "Толковом словаре русского языка".
И.Я.: Главное, чтобы это понимали те, кто наверху.
В.Б.: Это тоже очень важно. Я часто думаю, Вы знаете, часто в русской литературе, в кино, в старых, дореволюционных книгах всегда употребляется эта фраза-паразит: "все как у людей", "давайте сделаем все как у людей". Как будто на подсознательном уровне мы – свиньи. Почему как у людей? Похоже, многие из тех, кто писал эту Конституцию, говорили: "Пишите, чтобы все как у людей". Но, на самом деле, никто ее не знает. Строка Конституции: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации…" Если это подвергается сомнению, дальше вообще… Люди ходят 31-го…., о чем тут говорить? Меня возмутили события 11 декабря 2010-го года на Манежной площади. Я не считаю, что это было, как пытаются увести разные репортеры, националисты, что это было против приезжих. О приезжих я не хочу вообще сегодня дискутировать. Все переводится в русло: узбеки, таджики… Я хочу говорить о многонациональном народе Российской Федерации. 
И.Я.: У нас тоже хватает выходцев с Кавказа. Они такие же россияне. Они также имеют право танцевать лезгинку на Красной площади, как православные имеют право ходить и звонить в колокола по ночам. Виктор, но я все-таки не очень с баранами согласна.
В.Б.: Я признаю, проблема есть. Ну вот, с баранами нужно, может быть, отвести какие-то места, а вот то, что они танцуют лезгинку… Меня не раздражает, когда крестный ход идет, а, может быть, кого-то раздражает. А, может быть, евреям тоже было неприятно, когда звонили в колокола.
И.Я.: Хорошо, родил идею, сделал выставку. Выставка уже была в Твери, теперь в Перми. Вы довольны тем, какие дискуссии развиваются вокруг?
В.Б.: Я все-таки ожидал, что сторонников человеческой идеи, извините, "человеков" в нашей стране больше. Меня удивили комментарии, когда мы были на "Эхе Москвы". Я был уверен, что на "Эхе Москвы" слушатели более либеральны, демократично настроены.
И.Я.: Там, говорят, специальный отдел ФСБ сидит.
В.Б.: … Я вижу, что сидят везде читатели, зрители, тоже антисемиты и националисты.
И.Я.: А в целом?
В.Б.: В целом, как реализуется проект, я доволен. Меня почти никто не обманул из моего окружения, в смысле, не обманул мои ожидания. Все поддерживают этот проект. Проект добрый. Единственный человек, омбудсмен Лукин сказал почему-то на "Пилораме", где мы открывали выставку в Перми, что этот проект не добрый.
И.Я.: Он что-то перепутал просто. Простим ему.
В.Б.: Проект реализуется хорошо. Конечно, для нас Москва очень важна. Я отслеживаю, что происходит. Мне идут угрозы – обещают перерезать всю семью.
И.Я.: Бондаренко - хохол…

"Россия патологически беременна русским национализмом"

В.Б. Да… Вы сказали, что я родил этот проект. У меня утром метафора хорошая родилась. Я вижу, что наша Родина-мать, Российская Федерация, она беременна, но у нее патологическая беременность русским национализмом, и требуется немедленный аборт, потому что этот плод убьет Российскую Федерацию. Однозначно убьет. Похожий вариант был в Югославии. Мы все – и Вы, и я, и все, сидящие здесь, и у меня друзей много было югославов… Я даже знал Мирко Марьяновича, премьер-министра Югославии. В свое время он сидел в компании "Прогресс", которая экспортировала весь газ, и он меня пригласил в Белград, когда уже были танки. И я, и они всегда считали, что Югославия – это православное сербское государство. И вы знаете, что произошло с Югославией. Я вижу, что кто-то пытается сделать с нашей с вами Родиной тот же самый вариант.
И.Я.: Ну, я не думаю, что кто-то целенаправленно это делает. Мне кажется, это исключительно по глупости, по недомыслию, по необразованности. Я ошибаюсь?
В.Б.: Я с Вами не согласен. Очень есть образованные люди, очень аргументировано запутывают народ. Посмотрите дискуссии на сайтах Холмогорова, Крылова, что они пишут. Ведь они призывают к развалу Российской Федерации, они призывают к уничтожению Конституции Российской Федерации.
И.Я.: Они говорят: "Россия для русских". Они не продумывают, что дальше.
В.Б.: А как это возможно? Русские говорят: "У нас много нефти". Может быть, стоит задуматься. Ханты-мансийцы, может быть, думают, что это их нефть. И когда русские думают: у нас много алмазов, может быть, якуты думают: это их алмазы? А татары думают: это их нефть? А ненцы думают: это их газ? Как это будет выглядеть? Пусть кто-то даст вариант. Поэтому очень важно, наверное, это нужно было сказать в начале нашего интервью, что я православный, крещеный в детстве, рожден русской матерью – Ефросиньей из Курска, такой уж русской, что дальше некуда. И я считаю, что эти люди уничтожают мое государство, мою Родину. Они ее уничтожают. Потому что то, что они говорят - это все популистские лозунги, но они пусть дадут вариант вот этого развода. Как будет происходить развод, если Россия для русских? Русские, очертите, где ваша территория, где наша территория? Давайте я буду адвокатом дьявола. Где наша территория? Скажите, Сибирь наша?
И.Я.: Московия.
В.Б.: Якутия наша? Московия… Тут много финнов и карелов жило в советское время. А Ленинградская область наша? Там ингерманландцы какие-то есть. Я недавно прочитал, даже тяжело мне произнести. И они тоже, оказывается, хотят свою республику. Поэтому пусть такие, как Холмогоров, Крылов, которые выступают за Россию для русских, пусть они покажут, как это возможно.

За что неудобно богу

И.Я.: Время есть ощущение, что этот Ваш проект висит в воздухе. То есть, Вы его делали,  мы его поддерживаем, а власть на него никак не реагирует - это хорошо или плохо? Реагирует или нет, на самом деле?
В.Б.: Вы знаете, это как раз я понял давно. Вот есть "Первый канал", допустим, есть "Второй". Они никак не прореагировали. Я даже в день открытия выставки смотрел. Они передавали очень интересные новости, как телефон мобильный, если попал в воду, высушить – положить рядом рис. Очень интересно. Я думаю, Эрнсту и Добродееву не сказали… Думаю, утром они просыпаются и смотрят: бог сегодня есть – команда была сегодня? Да, бог сегодня есть. Может, завтра утром скажут, бога нет. Русский народ ведь через это проходил. Сначала сказали: бог есть. Они побежали креститься двумя перстами. Потом пришли другие, сказали, нет, нужно креститься тремя перстами. Потом пришли третьи, сказали, бога нет. Когда они сказали: бога нет, то схватили топоры и побежали - есть же документальные съемки – очень с большой радостью громили церкви, жгли иконы. Потом пришли другие, сказали: бог есть. Сейчас бог есть. Поэтому когда Россия для всех, да, есть Конституция. Но им-то, Эрнсту и Добродееву не сказали: Россия для всех, и это многонациональное государство или нет. И поэтому они не знают, что делать.
И.Я.: А сами они не реагируют?
В.Б.: Нет. Им команды не было дано.
И.Я.: То есть другими словами, власть не замечает.
В.Б.: Власть не замечает. И главные федеральные каналы как бы тоже не замечают.
И.Я.: Но, может, и хорошо, что не замечают? Никто не мешает, все прекрасно.
В.Б.: Мне кажется, власть, особенно президент, который принимает присягу на Конституции, прежде всего, возможно, должен, когда есть сомнения у людей, есть Россия для русских и есть Россия для всех, может, президенту нужно выступить и сказать, что это государство всех: и евреев, кстати, и калмыков, и якутов, и ханты-манси, и дагестанцев, и чеченцев…
И.Я.: Виктор, ладно с русскими, у меня такое ощущение, что все-таки они строят модель православного государства. Исключительно. То есть, не мусульманского, не буддийского, ни иудейского и не смешанного. А атеистам в нашей стране вообще деваться некуда.
В.Б.: Да. Вы знаете, я не политик и я не знаю, как строить государство…
И.Я.: Стоять со свечкой рядом с православным священником….
В.Б.: Но я точно знаю, куда уже привело православие. Нас тысячу лет крестили, отпевали, причащали, женили. В 1917-м году, как говорят, извините, тридцать жидов или сто… Говорят, жиды развалили Россию везде. Зачем мне такое православное здание, которое мы всей страной строили тысячу лет, и которое может сто человек прийти и развалить за пару месяцев?
И.Я.: А что вы хотите видеть как результат? Вот открылась выставка в Москве. Что еще? Нужно же не просто открытие, нужна какая-то общественная дискуссия, какие-то выводы, которые сделают люди. Вот как этого добиться, Вы думали?
В.Б.: Мы думали и мы делаем. Вот буквально после этого интервью я иду встречаться со специалистами в интернет-технологиях. Они уже разрабатывают для нас план по порталу, по вхождению в социальные сети. Я считаю, что нужно поднимать сильное общественное движение, нужно делать то, что вы делаете с детьми, какие-то есть у вас программы. Нужно начинать с детей. Все-таки всё начинается с семьи. Когда со школы начинают говорить: православные дети - вот в этот класс, а те, кто нет… – это уже разделение людей. Поэтому я свою дочь, например, из Жуковки забрал и перевел в другую школу. Потому что мне там сунули бумажку, а школа в Жуковке, это, по-моему, та, в которую ходит сын президента нашего.
И.Я.: Говорят, у него надомное обучение.
В.Б.: Нет, я знаю, в Жуковку ходил точно. Во всяком случае, до того, как он стал президентом. Так вот, мне там год назад подсунули листочек, и там написано: хотите ли вы, чтобы вашему ребенку прививали православные ценности? Во-первых, я не знаю, какие это ценности, я до этого пытался их найти…
И.Я.: Вообще, есть общечеловеческие ценности.
В.Б.: Я пытался эти ценности найти, честно. У Гиляровского "Москва и москвичи", у Достоевского, у Толстого "После бала", у Горького в "Погроме". Вот пытался понять, где эти наши ценности православные. Особо я их не нашел. Просматривал документальные фильмы – гражданская война, революция. Особо я их не нашел. Я не знаю, что такое православные ценности. Я общался с богом, вот ему не нравится, например, когда, допустим, патриарх его напрягает, благословляет олимпийскую команду в Кремле. Богу как-то неудобно. Он говорит: "Я же не могу, я же единый бог для всех, как я могу только там православным христианам помогать на Олимпийских играх? Поэтому я умываю руки, и пусть соревнуются, кто лучше, тот и победит на Олимпийских играх".
И.Я.: Очень разумно со стороны Господа.
В.Б.: Конечно, у нас же бог единый. Как он может помогать только православным? Он же и католикам должен помогать, и иудеям, и мусульманам.
И.Я.: Вернемся к тому, что чтобы Вы хотели? Как результат, в общем, не дешевого и непростого проекта, который Вы затеяли.
В.Б.: Я бы хотел добиться сейчас и, наверное, в союзе с официальными, я хочу, чтобы все разумные люди, любят они евреев… Это всегда Швыдкой шутил: тяжело полюбить еврея, но нужно. Так вот, может быть, тяжело полюбить кавказца, русские братья, но нужно. Тяжело полюбить еврея, но нужно, чтобы спасти Российскую Федерацию. И я буду настаивать, что любые дискуссии об экономике, политике, о международной политике, мы должны хотя бы первую строку Конституции уважать: "Мы – многонациональный народ Российской Федерации…"
И.Я.: Но что-то я не видела у вас на открытии выставки ни в Твери, ни в Перми губернатора.
В.Б.: Ну вы знаете, Зеленин не пришел – его сняли на второй день. Я шучу, конечно. Но было два вице-губернатора. И я считаю, это был поступок с их стороны. И я хотел бы через вашу передачу их поблагодарить. Они были и открывали. Также был министр культуры Перми. Тоже поступок. Об этом же мы и говорим.
И.Я.: Виктор, я, тем не менее, не понимаю, почему присоединиться к очевидному стало в нашей жизни поступком?
В.Б.: Я сказал, но давайте детализирую. Потому, что в Конституции написано, а когда наше руководство стоит рядом с патриархом, месседж идет совсем другой.
И.Я.: "Месседж" – не русское слово.
В.Б.: Послание идет совсем другое. Но "месседж" очень красиво это описывает. Поэтому, наверное, губернаторы не знают, Россия – она для всех или не для всех. Вот Конституцию сегодня какую соблюдать – вот эту или все-таки мы по Библии живем? Я думаю, губернаторы наши этого не знают. Вот спросите их. Специальный нужно сделать опрос. Попросить, допустим, радио "Эхо Москвы" сделать обзвон. Вот губернатор знает, что Россия для всех? Губернатор, причем каждый, знает, что Россия – это многонациональное государство, что это Российская Федерация? Я думаю, им месседж проходит другой. Что Россия – это православная, так как очень часто священники это говорят с экрана телевидения, что Россия – это православное государство. На самом деле, я считаю, они разжигают межнациональную рознь.
И.Я.: Последний вопрос. Это началось только что или это было в течение двадцатого века всегда?
В.Б.: Я думаю, это было в течение двадцатого века. Русские, мы, по духу националисты, шовинисты, вот этот русский имперский дух... Нам опять-таки возвращаюсь к этой фразе, нужно все как у людей, мы написали Конституцию, все народы равны, а на самом деле составляли списочки, сколько национальностей не принимать в Институт международных отношений, какие национальности не принимать в Историко-архивный и т.д. Наверное, еще один из посылов этого проекта моего - мой протест против вот этой лжи, что давайте перестанем жить во лжи.
И.Я.: Мне очень бы хотелось, чтобы все сбылось. И российский гражданин, независимо от того, кто он – якут, еврей, русский, украинец и т.д. чувствовал себя в нашей стране совершенно одинаково. И пользовался не потому, что он говорит по-русски, и не потому что он воспитан в русской культуре, а просто потому, что он тут живет. Со своими обычаями, со своими какими-то особенностями – не важно. Ему здесь хорошо, если он соблюдает закон и платит налоги. К государству это относится точно в такой же степени. Государство должно соблюдать основной закон нашей страны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотреть круглосуточный канал РИА ТВ>>

 

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала