Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Виктор Некрасов: путь орденоносца к изгнанию

Жизнь Виктора Некрасова (1911-1987) - это история о том, как порядочный человек и честный писатель был объявлен врагом советской власти и в итоге превратился в легенду русской советской литературы.

Анатолий Королев, писатель, член русского Пен-клуба, для РИА Новости.

Жизнь Виктора Некрасова (1911-1987) - это история о том, как порядочный человек и честный писатель был объявлен врагом советской власти и в итоге превратился в легенду русской советской литературы. В эти дни мы отмечаем 100-летие со дня рождения автора первой правдивой повести об Отечественной войне "В окопах Сталинграда".

До той книги Некрасов был никому не известен.

Вчерашний капитан советской армии, раненный под Варшавой, демобилизованный в начале 1945 года и вернувшийся с фронта домой, в родной Киев, недавний выпускник сразу двух киевских вузов (строительного и театрального), архитектор и актер, написал свою повесть с ходу, без всякой подготовки. И написал таким свежим языком и так честно, что дебют новичка - также с ходу - в 1946 году опубликовал именитый военный московский журнал "Знамя".

По сути, Некрасов задал тон всей нашей послевоенной литературе, стал основателем сурового исповедального стиля, лишенного привычного пафоса и лести властям. Как ни парадоксально, повесть сумел по достоинству оценить сам вождь и распорядился дать дебютанту, получившему за войну орден "Красной звезды" и три медали, премию своего имени.

Сталинская премия в те годы считалась пропуском на небеса: книга была издана астрономическим тиражом и не один раз переиздавалась, переведена на 36 языков, принесла автору славу, имя, право брать лакомства с партийного стола; а между тем сам лауреат весьма прохладно отнесся к лаврам, и всю премию, которой по тем временам хватило б на пять лет сытной жизни, взял да и отдал для покупки инвалидных колясок безногим солдатам-фронтовикам.

Некрасов оказался человеком высочайшего благородства. Отсюда и начались все его беды.

Писатель Войнович позднее скажет: это был единственный истинный аристократ, которого я встретил в своей жизни…

Парижанин с киевскими корнями

Некрасов родился в царской России в Киеве, 17 июня 1911 года, малышом был увезен матерью в Лозанну, где та оканчивала медицинский факультет, откуда семья перебралась в Париж, но с началом Первой мировой войны вернулась в Киев.

Отец и мать возвратились на родину в 1915 году в надежде обрести защиту и прежний уют, а оказались сначала в омуте гражданской войны, а затем - как и все остальные - стали трофеем победившей партии и ее вождей...

Кстати, с наркомом Луначарским Некрасовы жили в Париже в одном доме, в соседних квартирах, а начинал говорить малыш Вика на французском языке, родной русский был выучен позже.

К новой красной эпохе недавние европейцы Некрасовы отнеслись как к неизбежному злу и принялись энергично приноравливаться к железной поступи века. Мальчика отдали учиться в передовую железнодорожную профсоюзную школу, окончив которую Виктор поступил сразу в два института - в строительный, на отделение архитектуры и в театральный, на актерский факультет.

К этому времени и относится его первый некрасовский поступок.

Письмо небожителю

Узнав о том, что на международном конкурсе архитекторских проектов Дворца Советов победил тяжеловесный монстр Иофана, а не блистательный проект гениального Ле Корбюзье, где мастер, например, продумал систему безопасности так, чтобы яблоко, брошенное на пол в амфитеатре огромного зала, само собой выкатывалось на улицу, студент возмутился.

Наш честный киевлянин посчитал такое решение жюри крайне несправедливым, глупым, некомпетентным и.… И написал (по-французски) пылкое прочувствованное письмо мэтру в Париж, и надо же! Небожитель ответил студенту беглой, но любезной открыткой, в которой пошутил над одиозным конкурсом и пожелал юному коллеге творческой дерзости.

Письмо из Франции поразило воображение тогдашних студентов, и Некрасов стал ходячей легендой киевского Крещатика.

Письмо Корбюзье стало первым знаком необычной судьбы.

Тяжкая работа войны

На войну с фашистской Германией Некрасов был призван в инженерные войска - сработало строительное образование, архитектор стал полковым инженером, затем командовал батальоном саперов, а кульминацию мировой бойни он пережил в окопах Сталинграда, где провоевал все 200 кошмарных дней натиска и обороны.

Именно об этой окопной, изнурительной, а не фанфарной войне, о войне как разновидности тяжкой работы и написал он в хмурой и почти документальной повести.

Многие кроме Некрасова писали о войне. Например, тот же Константин Симонов, который всегда точно описывал все что видел, но избегал писать о том, что же он думал по поводу того, что так снайперски видел.

А вот Виктор Некрасов не скрыл ни своих мыслей, ни чувств и потому перекрыл своей маленькой книжкой все прочие тома о победах.

Сионист и низкопоклонник Некрасов

Итак, все деньги от Сталинской премии пошли на покупку инвалидных колясок.

За первым благородным жестом последовал второй, третий, четвертый… сотый.

Оказавшись однажды в окрестностях оврага под Киевом, в местечке Бабий Яр, где были расстреляны десятки тысяч евреев, и увидев изнуренных женщин, которые в поминальный день расстрела кладут цветы на склоны оврага, заваленного городским мусором, писатель возмутился беспамятством запущенного пейзажа и публично потребовал от городских властей убрать ту свалку и поставить памятный знак о жертвах холокоста. Так он попал в сионисты.

Когда мусор все же убрали, власти решили овраг вообще засыпать и на месте Бабьего Яра построить стадион… Надо ли говорить, как поступил Некрасов? Он протестовал.

Так постепенно, шаг за шагом, аристократ духа превратился в Киеве в вариант русского Сахарова, и к нему потянулись люди с протестными настроениями, среди них и те, кого кличут украинскими националистами.

Первым в Кремле заметил одиозную фигуру честного человека Никита Хрущев. Дело в том, что в годы после сталинской оттепели Некрасову удалось прокатиться по Европе и США, о чем он правдиво (как обычно) написал в своих очерках - хотя бы о том, что в Америке 14 телеканалов.

В грянувшей следом разносной статье "Турист с тросточкой" Виктора Некрасова обвинили в "низкопоклонстве перед Западом". А Хрущев с партийной трибуны на пленуме 21 июня 1963 года рыкнул о том, что он знает только одного Некрасова, а прочих надо гнать в шею из партии… Я забыл сказать, что Виктор Платонович был коммунистом и вступил в партию еще на фронте.

Так была дана команда: травить!

Тросточки на полях великой эпохи

На следующий день, 22 июня, для писателя началась новая война.

Между тем, Некрасов не проявлял никакого интереса к политике, в своих чарующих книгах, таких как "Кира Георгиевна" или "Вася Конаков", он явил интерес исключительно к маленьким людям, предпочитал жанр эссе, он жил искусством, писал об архитектуре, о смерти великого Корбюзье, он предпочитал выпить залпом стакан водки в любимом кафе на Крещатике или нарисовать вместо подписи в письме к друзьям шляпу и тросточку. После той разносной статьи тросточка стала его шутливой эмблемой.

Ему объявили партийный выговор.

Затем второй.

Затем исключили из партии.

А он продолжает рисовать тросточки на полях великой эпохи!

Словно назло власть имущим Виктор Некрасов, человек бесконечного обаяния и душевной красоты, все мощней обрастал связями, друзьями, знакомствами, тихой славой, которая, в конце концов, привела советскую власть в такую ярость, что в январе 1974 года киевский КГБ нагрянул в квартиру писателя с обыском, каковой длился двое суток! Некрасов был подвергнут допросу, на который ушло целых шесть дней. После чего он и написал Брежневу: хватит, хочу уехать из страны, на два года.

Его отпустили с женой и собакой по кличке Джулька.

А потом взяли и лишили гражданства.

Так, всего лишь порядочный человек, который сначала возмутился нечестным конкурсом, затем написал о том, что пережил в окопах великой войны, после чего восстал против свалки на месте казней, а следом написал о том, что в Америке много телеканалов и прочее, стал, в конце концов, врагом советской власти.

Остаток жизни Виктор Некрасов провел в Париже, где подрабатывал в парижском бюро радио "Свобода". О своей службе на пропагандистском радио отзывался с иронией, и, вставая из-за стола в кафе, обычно говорил друзьям, глядя на часы, "мне пора на работу, пойду, поклевещу".

Думаю, что если бы Некрасов прожил в Париже дольше, чем прожил, он бы и там вступил в какой-нибудь нечаянный спор с демократической Францией.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Сотрудник ДПС обеспечивает порядок на дороге в столице Чеченской республики городе Грозном
В Чечню из Москвы вернули более 100 молодых людей на воспитание
Сотрудник МРЭО ГИБДД УМВД России по Тамбовской области ведет сортировку государственных регистрационных знаков
В России вступил в силу новый стандарт для автомобильных номеров
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала