Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Анти-Папа после анти-Берлускони

© Фото : Личный архив Юрия ГладильщиковаЮрий Гладильщиков
Юрий Гладильщиков
Каннский конкурс наконец-то порадовал первым по-настоящему симпатичным фильмом - "У нас есть Папа" итальянца Нанни Моретти. Во Франции Моретти обожают. Абсолютно все его фильмы последних двадцати лет были отобраны для каннского конкурса. Он - один из трех участников нынешней конкурсной программы (наряду с Ларсом фон Триером и братьями Дарденн), у кого уже есть "Золотая пальмовая ветвь", полученная, кстати, за не самый лучший фильм "Комната сына".

Каннский конкурс наконец-то порадовал первым по-настоящему симпатичным фильмом - "У нас есть Папа" итальянца Нанни Моретти. Во Франции Моретти обожают. Абсолютно все его фильмы последних двадцати лет были отобраны для каннского конкурса. Он - один из трех участников нынешней конкурсной программы (наряду с Ларсом фон Триером и братьями Дарденн), у кого уже есть "Золотая пальмовая ветвь", полученная, кстати, за не самый лучший фильм "Комната сына". Еще у него есть каннский приз за режиссуру - за "Дорогой дневник". Фактически Моретти - современный итальянский режиссер № 1. Ну да, все еще иногда снимает и Бертолуччи, но он все-таки воспринимается как классик из прошлого.

Поскольку Моретти неофициально № 1, его гораздо меньше любят у себя в Италии. Его там воспринимают примерно как у нас Михалкова, то бишь двойственно. Впрочем, в отличие от Михалкова, Моретти - режиссер левых взглядов. В Италии с ее традициями смелого политического кино иных режиссеров попросту не бывает. Его предыдущий фильм "Кайман", тоже вызвавший овацию в Канне, был злой сатирой на Берлускони. Теперь Моретти сделал картину, которая породила раскол среди итальянских католиков. Часть католической прессы даже призывала ее бойкотировать (другая отнеслась к ней более терпимо).

Дело в том, что это фильм о странном Папе римском. Фраза "у нас есть Папа" или в оригинале "Habemus Papam" - это та самая, которую произносят с балкона на площади Св. Петра в Ватикане, чтобы затем предъявить толпе из паломников и туристов новоизбранного Папу. Фильм начинается с того, что кардиналы со всего света, включая Африку, Японию и другие не вполне католические территории, после смерти неназванного Папы собираются для избрания следующего. Снимать фильм в Ватикане Моретти, разумеется, не разрешили. Для съемок на студии Cinecitta был отстроен макет Сикстинской капеллы в натуральную величину.

Голосование повторяется несколько раз, но ни один из фаворитов не набирает нужных голосов (один из смешных моментов - а их в фильме много - это когда кардиналы выясняют между собой, на кого и сколько ставили лондонские букмекеры). Нужен компромисс, который устроит всех. И взгляды вдруг приковывает к себе тишайший из собратьев - французский кардинал Мельвиль. Его играет 85-летний патриарх актерского искусства Мишель Пикколи. Любопытно, что четыре года назад Пикколи появился в забавной короткометражке другого патриарха - португальца Маноэля де Оливейры (тому сейчас 102 и он по-прежнему делает по фильму в год). Короткометражка была включена в альманах "У каждого свое кино", сделанный к 60-летию Каннского фестиваля. Речь шла о вымышленной встрече Папы римского с Хрущевым. Папа в ней осенял всех подряд крестным знамением - осенил и коммуниста Хрущева. Тот оторопел от такой политической провокации, но потом нашелся: вскинул в ответ кулак в жесте "но пасаран". Так вот в той короткометражке Пикколи изображал Хрущева. Теперь у него дошла очередь и до Папы.

Нового Папу вот-вот выведут на балкон для явления народу. Фраза "у нас есть Папа" уже прозвучала. Но Папа сидит и бормочет что-то типа "мы не должны этого делать" - а потом с диким криком и вовсе прячется в собственных покоях. Чтобы помочь ему преодолеть испуг, кардиналы вызывают на помощь психоаналитика, причем атеиста - его играет сам Моретти. Но происходит еще более нелепое. Выпущенный ради передышки погулять в Рим - под неусыпным оком десятков охранников - Папа умудряется сбежать. С концами.

Возникает патовая ситуация. Пока Папа не представлен народу (а народ ждет на площади уже несколько суток) кардиналы по закону не имеют права покинуть Апостольский дворец Ватикана, где происходит голосование. Психоаналитика не выпускают тоже, а то еще сболтнет лишнее. Чтобы успокоить кардиналов, ватиканский пресс-атташе, человек штатский (а, возможно, в штатском), который одновременно местный управделами, заселяет в покои Папы швейцарского гвардейца. Чтобы тот трепыхал занавески и заставлял поверить, будто папа вернулся, просто ему требуется день-другой на восстановление сил. Ожидая выхода Папы из покоев, святые отцы режутся в карты, а потом, по инициативе психоаналитика, устраивают чемпионат мира по волейболу среди кардиналов: сборная Океании против сборной Южной Америки и т. д.

(Управделами, заметим в скобках, изображает польский актер Ежи Штур, который снимался у Моретти и в "Каймане". Тот самый Штур, который был у нас безумно популярен после комедий "Сексмиссия", она же "Новые амазонки", "Кингсайз" и "Дежа вю", а кроме того, играл в знаменитом фильме Кшиштофа Кесьлевского "Кинолюбитель").

Папа же в это время неузнанным разъезжает по городу, смотрит на людей, о чем-то думает, а потом, в скромном отеле, где остановился, знакомится с драматической труппой, которая играет чеховскую "Чайку". Оказывается, Папа знает "Чайку" наизусть, мечтал о сцене, но в актеры не приняли.

На самом деле картина Моретти - никакая не антикатолическая. Не сатира, даже не комедия, а трагикомедия. Она о хорошем человеке, в какой-то мере неудачнике, не собирающемся становиться политиком. О человеке, которого навязанная ему высокая участь заставляет заново обдумать собственную жизнь. Он должен вести за собой миллионы, спасать, давать советы, а он в себе еще не разобрался. А с другой стороны, опасается окончательно утратить самостоятельность, стать заложников ритуалов и толпы на площади Св. Петра, большей части которой требуется лишь шоу.

В конечном счете, фильм показывает, что по-настоящему хорошие, склонные к честному самоанализу люди никогда не пойдут в большие лидеры. Ни в религиозные, ни в политические. Прав один мой коллега, который сказал в разговоре, что фильм Моретти - это анти-"Король говорит". Ведь "Король" был о том, что человек ради нации обязан взять себя в руки, сладить с собственными психологическими проблемами и принять на себя ответственность за судьбы миллионов. А фильм Моретти о том, что человек имеет право отказаться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Автомобиль австрийской полиции
В Австрии задержали второго подозреваемого в убийстве россиянина
Автомобиль полиции Австрии
Просителя убежища из России убили в Австрии
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала