Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
$from_infinity = @type = article wide_mode=
Культура

Вуди в порядке. А вот мы не очень

© Фото : Московские НовостиЮрий Гладильщиков
Юрий Гладильщиков
Вскоре - в 21.00 по московскому времени - начнется церемония открытия фестиваля, который с легкой руки автора этих строк у нас начали именовать чемпионатом мира по кино. Речь, понятно, о Festival de Cannes. Он стартует в 64-й раз. Жюри возглавляет Роберт Де Ниро. Наших фильмов в основном конкурсе нет - это тема, к которой мы по ходу фестиваля будем возвращаться не раз (тут вина не Канна, а сложных закулисных игр).

Вскоре - в 21.00 по московскому времени - начнется церемония открытия фестиваля, который с легкой руки автора этих строк у нас начали именовать чемпионатом мира по кино. Речь, понятно, о Festival de Cannes. Он стартует в 64-й раз. Жюри возглавляет Роберт Де Ниро. Наших фильмов в основном конкурсе нет - это тема, к которой мы по ходу фестиваля будем возвращаться не раз (тут вина не Канна, а сложных закулисных игр). Но два из них - "Елена" Андрея Звянгинцева и "Охотник" Бакура Бакурадзе - включены во вторую по значимости, тоже конкурсную, программу "Особый взгляд". У нее отдельное жюри. Им в этот раз руководит Эмир Кустурица. Это присказка.

Сказка впереди. И начать ее хочется с тезиса, который неизбежно приходит в голову в первый день каждого очередного фестиваля на Лазурном Берегу: Канн есть Канн.

Тут мало что меняется с годами - и это признак класса. Тут та же красная лестница, у которой вечерами собираются тысячи туристов. Тут та же кинозаставка перед каждым просмотром: все та же лестница, которая поднимается из глубин моря в звездное небо; именно на нем возникает эмблема фестиваля, она же его главный приз - мечта всех режиссеров, "Золотая пальмовая ветвь". Тут те же лица критиков и журналистов со всего света : Канн известен тем, что по количеству аккредитованной прессы (около пяти тысяч представителей одной лишь пишущей братии) уступает лишь Олимпийским играм. Но в отличие от них проводится не раз в четыре года, а ежегодно. Многие журналисты, постоянно посещающие Канн, фактически прожили в этом городе (если сложить все командировки) по полгода, году, даже иногда по полтора. Для многих это, считай, вторая родина.

Еще: тут все строго ранжировано, что тоже признак фестивального класса. Есть главный конкурс, есть конкурс № 2 - и есть другие конкурсные программы (в Канне их много). Есть главный зал "Люмьер" на 2300 мест, есть зал № 2 "Дебюсси", который меньше, и есть остальные залы (которых не счесть). Если вы появились на сцене "Люмьера" - значит, вы звезда или признанный гений. Если вы появились на сцене "Дебюсси" - значит, вы звезда или герой либо вчерашних дней, либо то же, но в перспективе.

Еще: тут есть незыблемые неофициальные традиции. Показы фильмов для прессы проводятся и в "Дебюсси", и в "Люмьере". Так вот, перед началом сеанса в "Дебюсси" (обычно, когда свет в зале темнеет) кто-то непременно громко кричит: "Рау-у-уль!". Откуда пошла эта традиция, не ведают даже такие опытные каннские волки, как я. То есть ясно, что вопль посвящен некогда модному, но сейчас чуточку позабытому мэтру режиссуры - некогда завсегдатаю каннского конкурса чилийцу Раулю Руису. Но с чего вдруг стали кричать именно "Рауль"? При этом традиции уже лет двадцать и она требует определенного мужества, поскольку за выкрик строгие каннские охранники иногда удаляют из зала. Но были случаи, когда мы с коллегой Андреем Плаховым, заранее сговорившись, тоже дуэтом кричали "Рауль!". Услышав сегодня "Рауль!" в "Дебюсси", где прессе заранее показали фильм открытия, - "Полночь в Париже" Вуди Аллена, - я понял… собственно то, о чем уже сказал: Канн есть Канн.

Фильм Аллена оказался изумительным. В карьере 75-летнего мастера интеллектуальной комедии, рассказы и фильмы которого по-прежнему обожают киноманы всего мира, было уже два периода (в начале 1990-х и начале 2000-х), когда казалось, что он, как почти все хорошие режиссеры по достижении определенного возраста, начинает потухать. Но ничего подобного: Аллен опять возродился, в том числе потому, что сменил тему и среду своих картин. Прежде он неуклонно соблюдал верность Нью-Йорку, а точнее его району Гринич-Вилидж, где проживают богема и интеллектуалы. Но, начиная с фильма 2005 года "Матч-пойнт", премьера которого тоже состоялась на Каннском фестивале, он всё, за единственным исключением, снял за границей: четыре фильма - в Лондоне, один - в Барселоне ("Вики Кристина Барселона") и теперь один - в Париже. При этом в июле Аллен начинает съемки новой картины - на сей раз римской. Во голова! И все ведь по своим сценариям.

Смотреть фотоленту "Вуди Аллен и его музы" >>

Новые - иностранные - фильмы Аллена отличаются от его прежних еще и тем, что он перестал снимать самого себя. Хотя обычно играл в своих картинах главную роль. Исключение - лишь его второй английский фильм "Сенсация". После этого - уже пять лет - Аллен на экране не появлялся. Зато для каждой новой картины он набирает удивительно звездный и хороший состав актеров, которых прежде не снимал. Актеры "Полночи в Париже" - это Оуэн Уилсон, Рейчел Макадамс, Кэти Бейтс, Марион Котияр, Эдриен Броуди, Майкл Шин и даже первая мадам Франции Карла Бруни, которая тут в эпизодической, но запоминающейся роли экскурсоводши - специалистки по Родену. На вопрос, почему он пригласил Бруни, Аллен сегодня ответил, что был очарован ею во время их совместного семейного (мужья-жены) завтрака с супругами Саркози, состоявшегося полтора года назад.

Смотреть фотоленту "Карла Бруни - новая муза Вуди Аллена" >>

Самое интересное в последних фильмах Аллена: у них невероятно оригинальные сюжеты. В данном случае речь о том, что приехавший в Париж начинающий романист и голливудский сценарист (Уилсон), у которого скоро свадьба с богатой рационалисткой (Макадамс), вдруг обнаруживает провал в прошлое. А именно в Париж конца 1920-х, когда тот был землей обетованных для творцов со всего мира. В том числе обожаемых героем американцев "потерянного поколения". Утром герой возвращается к невесте. А ночью общается с Хэмингуэем, Гертрудой Стайн (Кэти Бейтс), Пикассо, Бунюэлем, Дали (забавнейшее включение в фильм Эдриена Броуди!). При этом он дает почитать им свой недописанный роман, который Стайн воспринимает как научную фантастику. А заодно влюбляется в девушку (Котияр), которая является любовницей Пикассо, а прежде была наперстницей Модильяни и Брака. Вместе с девушкой они во время очередной прогулки по Парижу 1920-х проваливаются в еще более отдаленные времена конца XIX века - во времена Тулуз-Лотрека и Мане, расцвета ресторана "Максим", в бель эпок. Девушка задумывает там остаться. Потому что именно то время для нее романтическое. А 1920-е, которые легендарны в Париже для главного героя-американца, для нее скучны.

Короче: нельзя было найти более идеальный фильм для открытия Каннского фестиваля, нежели "Полночь в Париже". Ведь он о том, что Париж, который реально и руководит Канном (именно там штаб-квартира фестиваля) - это город-романс, город-романтика, город-легенда. Город, в котором каждые лет двадцать-тридцать начинался очередной золотой век. В котором очень хочется пожить. Этому отношению к Парижу не мешает даже то, что фильм Аллена смешной, а иногда - откровенно стебный.

Фильм Аллена при этом внеконкурсный. Аллен давно равнодушен к фестивальным - даже каннским - наградам, хотя премьеры многих его картин проходят именно в Канне. Но жюри во главе с Де Ниро предстоит оценить в этот раз многих авторов, которые ничуть не менее знамениты, нежели Вуди Аллен, и, в частности, либо уже побеждали в Канне, либо завоевывали какой-то из главных каннских призов. За призы будут, в частности, бороться Педро Альмодовар, Аки Каурисмяки, Ларс фон Триер, Нури Бильге Джейлан, братья Дарденн, Терренс Малик, Нанни Моретти, Такаси Миике, Паоло Соррентино, Наоми Кавасе - что ни имя, то знак для киномана.

Долгое время ходил слух, будто среди конкурсантов окажется и "Елена" Андрея Звягинцева, первые два фильма которого получили призы главного конкурента Канна - фестиваля в Венеции ("Возвращение" - награды "Золотой лев" за лучший фильм фестиваля и лучший дебют), и самого Канна за лучшую мужскую роль Константина Лавроненко в фильме "Изгнание".

Но не сложилось и, судя по всему, из-за очень сложной интриги, в которой участвовали и наши, и не наши. Подробности известны, но разгласить их сложно, потому что все участники дела тут же от всего отрекутся. Оценим, по крайней мере, как именно два наших фильма будут оценены на Каннском фестивале. Оба будут показаны в самые последние дни - в конце следующей недели.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала