Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

В деле об убийстве адвоката Маркелова поставлена точка

Громкое дело об убийстве известного адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой спустя два месяца судебных разбирательство достигло своего финала: пожизненный приговор стал наказанием для националиста Никиты Тихонова, вину которого в двойном убийстве установила коллегия присяжных Мосгорсуда.

МОСКВА, 6 мая - РИА Новости. Громкое дело об убийстве известного адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой спустя два месяца судебных разбирательство достигло своего финала: пожизненный приговор стал наказанием для историка и журналиста, националиста и славянофила Никиты Тихонова, вину которого в двойном убийстве установила коллегия присяжных Мосгорсуда.

Председательствовавший по делу судья Александр Замашнюк назначил Тихонову максимальное наказание, а его гражданскую жену и соучастницу преступления Евгению Хасис приговорил к 18 годам колонии общего режима.

Кровь на снегу

Днем 19 января 2009 года в центре Москвы, у белых палат князя Прозоровского на Пречистенке адвоката-правозащитника Маркелова и журналистку "Новой газеты" Бабурову, возвращавшихся с пресс-конференции, догнал высокий мужчина в надвинутой на глаза шапке. Первым выстрелом в затылок он убил Маркелова, затем смертельно ранил Бабурову и "контрольным" в лежащего на снегу адвоката завершил преступление.

Первые же версии убийства свидетельствовали, что следствие считает журналистку случайно жертвой, а на преступника пытается выйти, исходя из обширной деятельности Станислава Маркелова. Таким образом были сформулированы основные направления поиска преступников.

В СМИ появились упоминания о "чеченском следе", связанном с защитой Маркеловым родителей Эльзы Кунгаевой, с одной стороны, и его правозащитной деятельностью совместно с Натальей Эстемировой, с другой. Также источники в правоохранительных органах сообщали о разработке иных версий убийства: "благовещенской" и "химкинской".

Но как следует из материалов дела, уже в апреле следствие не только выбрало для себя приоритетное направление работы, но и выявило подозреваемого по делу. Александр Тихонов, бывший сотрудник Службы внешней разведки (СВР) и высокопоставленный в прошлом сотрудник ряда нефтяных компаний, был вызван на допрос и должен был отвечать на вопросы о местонахождении своего сына - выпускника Исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, специалиста по чеченскому сепаратизму в начале 1990-х годов Никиты Тихонова.

Революционное подполье

В это время сам Никита Тихонов находился в международном розыске по делу об убийстве в 2006 году антифашиста Александра Рюхина но, по данным следствия, не порывал связей с националистическим подпольем, продолжая выходить в интернет и общаться с "правыми активистами" под прозвищем Леший.

В течение длительного периода (его точные рамки неизвестны, так как далеко не все оперативные материалы рассекречены) следствие прослушивало съемные квартиры Тихонова и наблюдало жизнь в них с помощью скрытых камер. Именно эти данные ввели в поле зрения следствия вторую подозреваемую - гражданскую жену Тихонова менеджера фирмы "1С-Бухгалтерия" Евгению Хасис.

Обнаруженные при их задержании и обыске в ноябре 2009 года документы выдали ту высокую степень напряженности и боеготовности, в которой находились сожители. Они собирали и изучали методички по наружному наблюдению, стрельбе в различных условиях, уходу от преследования в городе и тому подобные инструкции, которые позволили СМИ окрестить их "Бонни и Клайдом".

Весь комплекс улик позволяет утверждать, что Тихонов и Хасис состояли в законспирированной террористической группе националистов. Непосредственно перед задержанием ими обсуждались новые убийства лидеров антифашистского движения. Об этом же на суде заявил Сергей Голубев, известный в России как Опер - лидер группировки "Честь и Кровь".

По его словам, Тихонов был автором так называемой "Стратегии 2020", ставящей задачу прихода националистов к власти в России путем террора. Именно Тихонов, заявил Голубев, был инициатором создания Боевой организации русских националистов (БОРН) и намеревался возглавить террор против представителей власти и лидеров антифашистского движения.

Журналист и правозащитница

Тихонов и Хасис на суде отрицали вину в убийстве и перед присяжными демонстрировали свой несгибаемый дух и взаимную нежность. "Я не невинная овечка, но я невиновен", - заявил Тихонов.

Он утверждал, что попал в подполье вынужденно, после объявления в розыск по "делу Рюхина". Уже после ареста Тихонова следствие сняло с него обвинения в убийстве Рюхина за недоказанностью. Сам же подсудимый пояснял присяжным, что именно подпольное положение вынудило его оставить занятия журналистикой и встать на преступный путь.

Не имея средств к существованию и не веря в возможность доказать свою невиновность, Тихонов, по собственным словам, занялся торговлей старым оружием среди своих друзей - исторических реконструкторов. "Я совершил преступление - я готов нести за него ответственность", - не раз подчеркивал Тихонов свою позицию по предъявленному ему обвинению в незаконном обороте оружия.

Тихонов называл себя убежденным консерватором, а его отец сообщил суду, что считает сына славянофилом и патриотом. Религиозные взгляды Тихонова в суде не исследовались, что оставило без подтверждения сообщения о его принадлежности к язычникам-родноверам. Между тем, как показывает практика, принадлежность к этому направлению является определяющей для многих неонацистов при совершении ими убийств.

Спутница Тихонова Хасис не скрывала принадлежности к националистической организации "Русский вердикт", называя ее правозащитной и относя свою деятельность к той же категории. Именно координатор "Русского вердикта" Алексей Барановский предпринял попытку на завершающей стадии процесса обеспечить Хасис алиби. Но как следует из вердикта присяжных, они с недоверием отнеслись к его словам о совместном походе с Хасис в магазин за коллекционным шампанским "Артемовское" в те минуты, когда на Пречистенке убивали адвоката и журналистку.

Версия следствия

Защита подсудимых, яростно отстаивая их невиновность, вне зала суда заявляла о "полном отсутствии улик и абсурдности обвинений". Представитель семьи Маркеловых Роман Карпинский считает такую позицию "истерией и некомпетентностью".

По версии следствия, которая без существенных изменений легла в основу вердикта присяжных и приговор суда, убийство Маркелова стало для Тихонова актом мести адвокату за его участие в "деле Рюхина" на стороне родных погибшего антифашиста. Именно Маркелов, уверено гособвинение, добился объявления в розыск Тихонова и его друга Александра Паринова, которого следствие теперь считает причастным и к убийству самого адвоката.

В то время как Тихонову следствие отвело роль исполнителя преступления, Хасис было предъявлено обвинение в соучастии в убийстве в составе организованной группы. Камеры видеонаблюдения на Пречистенке, как отмечалось в материалах дела, зафиксировали "человека, похожего на женщину", который около часа стоял через дорогу от места гибели Маркелова и Бабуровой, а тотчас после - поспешно ушел. Девушке удалось скрыть лицо от камер, но ряд свидетелей и сами присяжные, как следует из вердикта, опознали в ней Хасис.

Судья Александр Замашнюк особо подчеркнул при оглашении приговора, что Тихонов с Хасис признаны виновными в совершении убийства группой лиц по предварительному сговору, а потому, вне зависимости от функций каждого, должны наравне разделить ответственность. В то же время, с Хасис на следствии было снято обвинение в убийстве Бабуровой, так как это преступление Тихонов совершил спонтанно, желая ликвидировать опасного свидетеля.

Улики и свидетели

За время слушаний по делу присяжными были заслушаны около 20 свидетелей, исследованы вещественные доказательства, прослушаны аудиозаписи разговоров подсудимых и записи скрытых камер, установленных у них в квартире. Двое очевидцев убийства опознали в Тихонове преступника. Один свидетель опознал в Хасис "симпатичную" девушку, которая "вела себя странно", стоя через дорогу от места убийства. Из данных "прослушки" следует, что Тихонов и Хасис обсуждали убийство Маркелова, ожидая, что могут попасть в поле зрения правоохранительных органов как подозреваемые в его совершении, и на этот случай собирались дать вооруженный отпор.

Правоохранительные органы обнаружили в съемной квартире подсудимых орудие убийства - "Браунинг" 1910 года сборки. Также при обыске был найден впечатляющий арсенал стрелкового оружия и боеприпасов, взрывчатые вещества и поддельные документы.

Лидер легальной националистической организации "Русский образ" Илья Горячев в показаниях на стадии следствия возложил вину за убийство Маркелова на Тихонова и Хасис. После начала судебных слушаний Горячев распространил заявление о якобы имевших место фактах давления на него со стороны следствия и под этим предлогом отказался от своих показаний. Тихонов же в суде возложил на Горячева вину за хранение пистолета Браунинга, из которого были застрелены Маркелов и Бабурова.

Подсудимый утверждал, что орудие убийства ему за две недели до задержания и спустя восемь месяцев после совершения преступления передал именно Горячев. Суд же не смог проверить этот факт, так как Горячев на допрос не явился.

Таков краткий перечень собранных по делу доказательств, которые, согласно закону, должны были лечь в основу вердикта присяжных.

Без снисхождения

Коллегия присяжных заседателей большинством голосов признала подсудимых виновными в убийстве Маркелова и незаконном обороте оружия. Тихонов также признан виновным в убийстве Бабуровой и использовании поддельных документов. Ни по одному из эпизодов коллегия не сочла подсудимых заслуживающими снисхождения.

Прокурор Борис Локтионов в своем выступлении на обсуждении последствий вердикта заявил, что подсудимые совершили циничное, общественно опасное преступление и намеревались продолжать свою противозаконную деятельность.

"Необходимо восстановить социальную справедливость", - заявил гособвинитель, назвав наказание, которое считает справедливым для Тихонова и Хасис.

Родители журналистки Бабуровой и представитель семьи Маркеловых Роман Карпинский поддержали позицию гособвинения. "Мои доверители полагают, что и Тихонову и Хасис должно быть вынесено максимально суровое наказание", - сказал Карпинский.

Поставить точку

Адвокаты и подсудимые после окончания слушаний по делу заявили о недоверии к суду и потребовали рассмотреть дело заново. Свою позицию защитники аргументировали якобы имевшими фактами давления на присяжных, удалением из процесса одного из адвокатов, необъективностью председательствующего Замашнюка.

"Что я хочу сказать людям, я скажу в другом месте и в другое время", - туманно пояснила Хасис, а на одном из предшествующих заседаний она обещала "сказать свое слово" спустя пять лет.

Ходатайство защиты о пересмотре дела было оставлено судом без удовлетворения, и теперь аналогичную просьбу адвокаты смогут высказать в Верховном суде (ВС) РФ, где намерены обжаловать приговор. Защитник Тихонова Александр Васильев, в свою очередь, уже заявил о решительном намерении "дойти до Страсбурга" и "покончить с этим беспределом".

Такая позиция защиты у гособвинения и представителей потерпевших вызвала только недоумение и обвинения в "развязывании истерии". Прокуратура и потерпевшие были убеждены в виновности подсудимых и сочли приговор "восстанавливающим социальную справедливость".

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала