Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Олег Васильев: стресс может фигуристам Волосожар/Транькову и помочь

Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании Олег Васильев в разговоре с корреспондентом "Р-Спорт" Андреем Симоненко рассуждает о том, что может повлиять на выступление российских дуэтов на ЧМ.

Не нужно быть продвинутым экспертом в фигурном катании, чтобы заявить – в состязаниях спортивных пар у российских участников чемпионата мира объективно наилучшие шансы завоевать медали. Однако олимпийский чемпион 1984 года (в паре с Еленой Валовой) Олег Васильев, который в качестве тренера привел к победе на Олимпиаде-2006 в Турине Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина, отвечая на первый же вопрос корреспондента агентства "Р-Спорт" Андрея Симоненко, напомнил – понятие "объективность" с фигурным катанием сочетается плохо.

- Олег Кимович, парное катание – это тот самый вид программы чемпионата мира, в котором российские спортсмены без медалей, если не произойдет ничего непредвиденного, не останутся. Уже приходилось даже слышать суждения, что не останутся без золотых медалей – мол, должен же Международный союз конькобежцев (ISU) как-то отблагодарить Россию за то, что та в экстренном порядке приняла турнир вместо пострадавшей от землетрясения Японии. Есть, на ваш взгляд, основания у подобных пересудов?

- Всем известно, что фигурное катание – это очень субъективный вид спорта. Любая вещь, вплоть, наверное, до направления ветра, может влиять на судей. А судьи, понятно, влияют на оценки. Вообще говорить однозначно, что что-то конкретное нам поможет, или что-то конкретное нам помешает, наверное, нельзя. Но тот факт, что Россия, а конкретно, в данном случае, Федерация фигурного катания на коньках России (ФФККР), помогла ISU справиться с кризисной ситуацией, возникших из-за известных событий в Японии, безусловно, есть. Руководство ISU, как таковое, на оценки не влияет – но ISU частично влияет на состав судейской бригады. Если состав судейской бригады будет для нас хорошим, значит, нам повезло, и потенциально у нас действительно появятся лучшие шансы. Как-то еще руководству ISU повлиять на конкретные оценки конкретных спортсменов, наверное, практически невозможно. Хотя в фигурном катании ничего невозможного не бывает.

– Многие при этом вспоминают недавнюю историю с парой Алена Савченко/Робин Шолковы, сорвавшей на чемпионате Европы в Берне вращение и не получившей за это почти никакого снижения по второй оценке. Получается, что у лидеров при желании можно не заметить любую ошибку и простить им можно многое?

– Во-первых, должен отметить, что на сегодняшний день технический уровень парного, да и вообще фигурного катания настолько высок, что редко случается, когда кто-то катается безошибочно. Например, в произвольной программе паре справиться со всеми двенадцатью элементами очень и очень сложно. Каждый элемент спортсмены пытаются исполнить на максимальный уровень сложности и с максимально возможным количеством оборотов, если речь идет о прыжках, выбросах и подкрутках. То есть все эти элементы требуют колоссальной концентрации. Если пара с технической частью программы справляется, то у нее, безусловно, появляется преимущество. Но оно должно быть подтверждено второй оценкой. В нее, помимо всем известных составляющих – качества катания, переходов, хореографии, постановки и прочего, входит еще нигде не названная величина, которая называется так – заработанный престиж за годы выступления на турнирах. Поэтому при равных технических оценках преимущество всегда будет иметь пара, которая давно, долго и успешно выступает на международных стартах. На чемпионате мира к таким парам можно будет отнести китайцев (Пан Цин/Тун Цзянь) и немцев (Савченко/Шолковы). Где-то к ним приближаются и Юко Кавагути с Александром Смирновым. Вот эти три пары в Москве и будут претендовать на самые высокие вторые оценки.

– Не могу все-таки не попросить вас уточнить – по правилам ошибки вроде той, что допустила в Берне Савченко, должны караться серьезным снижением артистической оценки? Действительно ведь впечатление от программы было безнадежно испорчено.

– Безусловно, должно быть снижение второй оценки. А еще есть пункт правил, из которого следует, что прерывание программы более чем на 10 секунд должно наказываться определенным образом. Савченко стояла 15 секунд и ждала, пока партнер закончит вращаться, но никакого снижения по этому пункту пара не получила. Но судьи тоже люди, они могли забыть об этом, осознанно или неосознанно. Они могли не посчитать это как остановку программы. Всякое может быть. Соревнования ведь судит не компьютер, а человек. Который подвержен эмоциональным порывам. И эмоциональная составляющая в судействе очень и очень значима. Их предрасположение – позитивное или негативное – к спортсменам отражается в оценках.

– На ваш взгляд, может на эмоции судей повлиять то настроение, которое создает программа? У Савченко и Шолковы в этом сезоне произвольная композиция веселая "Розовая пантера". У Кавагути и Смирнова – "Лунный свет" Дебюсси, эта вещь, так скажем, навевает, скорее, меланхолию и размышления… Тамара Николаевна Москвина на мой вопрос в Берне, не стал ли этот момент одним из факторов не в пользу россиян при "прочих равных", ответила так – в правилах не написано, что надо ставить только веселые программы.

– Музыка, конечно, влиять на настроение судей может. Но давайте вспомним, под какую музыку катались Савченко и Шолковы в прошлые годы. У них, например, была очень сложная программа "Список Шиндлера", поставленная под тяжелую музыку с тяжелым подтекстом. Но немецкие спортсмены и за ту программу всегда получали очень высокие вторые оценки. Так что здесь Тамара Николаевна совершенно права – Кавагути/Смирнов тоже должны получать высокие оценки за компоненты. Потому что программа у них красивая и, на мой взгляд, вообще самая удачная за последние годы.

– Не секрет, что многие специалисты называют нашими главными на данный момент олимпийскими надеждами Татьяну Волосожар и Максима Транькова и говорят о том, что их надо начинать раскручивать. Как вы считаете, будет ли Федерацией сделана ставка в ближайшее время именно на эту пару?

– Во-первых, наша Федерация Волосожар и Транькова очень сильно поддерживает уже сейчас. Пара эта московская, а для ФФККР Москва в последние годы почему-то является приоритетом. Хотя Федерация ведь называется российской, а не московской. Скажу так: технический уровень программ пары Волосожар/Траньков очень высокий. У них в арсенале есть все самые сложные элементы, которые только на сегодня возможны. В основном, четвертого, самого высокого уровня. Вопрос здесь в другом - справятся ли они с нервами. Это их первый серьезный международный старт. Старт в Москве, то есть, считайте, дома. Каждый будет к ним подходить, что-то желать, напутствовать… То есть спортсменам будет тяжело. Если справятся и откатают обе программы по максимуму – тогда их будут рассматривать как крепкую стойкую пару и станут поддерживать по направлению к Олимпиаде в Сочи. Если же пара не выдержит – тогда тренерскому коллективу предстоит поработать над тем, чтобы сделать ее стрессоустойчивой.

– Тот факт, что Волосожар и Траньков успели съездить в Японию и вернуться из нее, вынуждены были проходить двойную акклиматизацию, попали как раз в стрессовую ситуацию, в которую больше никто из российских спортсменов не попал – может сказаться на их выступлении в Москве?

– Во-первых, прошло уже много времени, и о проблемах акклиматизации здесь речь уже вести нет смысла. К тому же они были там достаточно короткий промежуток времени, за который полностью акклиматизироваться в японской временной зоне не успели. А стресс, который они получили, мог им и помочь. Дело вот в чем: все планировали выступить на чемпионате мира в конце марта, а получилось так, что пройдет он в конце апреля. Известно, что если спортсмен готовится к серьезному старту, набирает форму и не выплескивает эмоции каким-то образом, то это висит на нем тяжелым камнем. Влияние этого нюанса через месяц может быть совершенно непредсказуемым. Волосожар и Траньков действительно пережили стресс – но он и мог стать тем самым выплеском эмоций, компенсацией той спортивной формы, которую они набрали. Я, подчеркиваю, не утверждаю, что это произошло – но это могло произойти. Так что подготовку к чемпионату мира в Москве спортсмены могли начать практически с нуля – с чистого листа накачивать себя физической формой, накатывать программы. То есть получить некоторый плюс по отношению к тем спортсменам, которые в Японию не ездили.

– Олег Кимович, хочу поинтересоваться вашим мнением относительно пары Базарова/Ларионов. Еще совсем недавно мало кто верил, что из этих спортсменов получится толк, поскольку партнерша испытывала серьезные проблемы с прыжками. Сейчас Вера вроде как запрыгала. Как считаете, сможет в ближайшее время эта пара еще вырасти, или она близка к своему потолку?

– Должен сказать, что пара Базарова/Ларионов всегда считалась перспективной, но у девочки действительно были проблемы с прыжками, и она с ними на самом деле более-менее справилась. В конце прошлого сезона – и особенно в начале нынешнего – Базарова начала показывать достойные докрученные прыжки – и тройные, и двойные аксели. Вопрос теперь в том, какая команда будет работать в дальнейшем со спортсменами. Если, например, они будут работать с Морозовым или с кем-то еще, то могут чуть-чуть подняться наверх. Иначе останутся на нынешнем уровне, который, я считаю, близок к их максимуму. Многое зависит здесь от тренерского коллектива. Посмотрим, что произойдет. Людмила Калинина – молодой тренер, она продолжает учиться, и если она найдет правильное решение, то пара еще продвинется вперед.

– Нет ли у вас ощущения некой ограниченности образов, которые создают эти фигуристы? Что в их программах не хватает яркости цветов, ролей, что есть некоторая однообразность?

– Согласен, это все есть. Но это как раз то, за что отвечает тренер. Спортсмены редко приходят на тренировки с какими-то конкретными предложениями – вот, у меня такая идея, которую я хочу воплотить. Спортсмен настолько загружен ежедневной работой, что у него не хватает времени думать и искать образы. Для этого и существует команда, которая работает с фигуристами – тренер, хореограф, постановщик и так далее. Вот, например, для Савченко и Шолковы в этом году нашли яркие образы из "Розовой пантеры". Никто не ожидал от них такого. Поэтому если кто-то сможет найти Базаровой и Ларионову что-то контрастное по сравнению с тем, что они сейчас делают – возможно, ребята и справятся с новыми ролями. В любом случае, надо пробовать и смотреть, что получится. Если справятся – это будет их большой плюс.

– Что ж, мы, кажется, в разговоре перечислили всех интересных участников московского чемпионата мира в парном катании. Или, возможно, вы назовете еще кого-нибудь, за кем надо последить? Может быть, стоит обратить внимание на молодых японцев Наруми Такахаси/Мервина Трана или кого-то из североамериканцев?

– Перечислили, думаю, всех. Хотя канадские пары могут показать интересное катание. На этапах Гран-при канадцы выступали технически сильно, но очень нестабильно. Если справятся с этой проблемой – могут составить серьезную конкуренцию в борьбе за высокие места и нашим дуэтам, и китайцам, и немцам. Японская пара – не очень высокого полета. Это талантливые спортсмены, но с ними никто очень серьезно не работает. Так что и серьезного результата я от них не жду.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала