Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Живой и Мертвый

© РИА Новости / Андрей СтенинНа станции метро "Парк культуры". Архив
На станции метро Парк культуры. Архив
Москвичи Всеволод Макаревич и Владислав Мартиянов не были знакомы друг с другом. Но в последних числах марта прошлого года их имена оказались в одном списке – жертв теракта в московском метро. Только напротив имени Макаревича значится "погибший", а Мартиянову посчастливилось остаться в живых.

Полина Орлова

МОСКВА, 29 мар – РИА Новости. Москвичи Всеволод Макаревич и Владислав Мартиянов не были знакомы друг с другом. Но в последних числах марта прошлого года их имена оказались в одном списке – жертв теракта в московском метро. Только напротив имени Макаревича значится "погибший", а Мартиянову посчастливилось остаться в живых.

29 марта 2010 года в московском метро прогремели два взрыва. Теракты были устроены в утренний час пик на одной из самых загруженных веток. Смертницы привели в действие "пояса шахидов" в поездах на станциях метро "Лубянка" и "Парк культуры" с интервалом в 40 минут. Жертвами двойной атаки стало 40 человек, десятки людей были ранены.

Погибший в теракте Сева не успел ни завести детей, ни наладить собственный бизнес. Но люди, которые его знали, говорят, что добрых дел он успел сделать за троих. Теперь они учатся жить без него.

За прошедший год Влад так и не восстановил до конца слух, но зато отточил свои навыки пейнтболиста. Именно эта игра, считает он, помогла ему справиться с тяжелым стрессом.

"От Севы исходил свет"

Всеволоду Макаревичу было 29 лет. 29 марта 2010 года он оказался в одном вагоне с террористкой, устроившей взрыв на станции метро "Парк культуры". А годом раньше именно 29 марта он отправился на первое свидание с Машей - девушкой, с которой ему предстояло провести последний, счастливый, год жизни. Они познакомились в интернете, на сайте знакомств.

"Считается, что из такого начала ничего путного не получается, но у нас получилось, - рассказывает Маша. – Мы не были женаты, но у нас была настоящая семья".

Маша и сейчас живет с Севиными родителями. После несчастья она вернулась было домой, в Александров, но Севин папа позвал ее обратно. После пережитого они по-настоящему сблизились.

У Севы осталось два брата: старший - Евгений - и брат-двойняшка, Герман. Все трое братьев серьезно увлекались альпинизмом. Но Евгений в итоге ушел в IT. А Сева и Гера занялись промышленным альпинизмом – основали фирму по установке кондиционеров.

"От Севы как будто исходил свет, - рассказывает Маша. - Он был такой веселый, непосредственный. Частенько ходил по улице, задрав голову вверх, – рассматривал кондиционеры на стенах домов".

В то утро Сева позвонил Маше прямо из вагона метро. В трубке было непривычно тихо - поезд стоял в туннеле. Никто еще не знал, что на Лубянке произошел взрыв и поезда идут с огромными задержками.

"Он попросил меня посмотреть в интернете, что случилось, - вспоминает Маша. - Но никакой информации не было, и я сказала ему, что все в порядке".

Это был их последний разговор.

Маша отказывается строить планы на жизнь, в которой больше нет Севы. Технолог по профессии, она разрабатывает модную одежду, а хотела бы попробовать себя в журналистике, или, может быть, получить второе – юридическое – образование. Но как будто одергивает самое себя. Пока что ей достаточно того, что на новой работе к ней хорошо относятся, а автоинспектор, принимавший экзамен на права, поставил ей "пятерку".

После гибели Севы у Маши появилась мечта - уехать жить в Чили.

"Там тепло, и люди одеваются ярко и весело. Но я не смогу оставить близких. Теперь я очень боюсь, что с ними может что-то случиться".

Младшая сестра Маши тоже мечтает уехать, только не так далеко. Ее идеал – благополучная Германия.

"Вот выйдешь замуж за немца - и перевезешь нас", - говорит она Маше.

На это Маша только грустно улыбается.

Младший старший брат

Евгений Макаревич старше брата на три года, но ему всегда казалось, что старший в их семье Сева: "Он был лидером, всегда всем помогал. Я даже боялся за него, потому что он ненавидел несправедливость и часто попадал из-за этого в неприятности. Однажды среди ночи ему позвонила знакомая девушка и сказала, что кто-то ломится с криками к ней в квартиру. Мы помчались на помощь. Оказалось, что это милиционеры проверяют регистрацию, которой у девушки как раз и не было. Сева устроил этим проверяющим такой разнос! Он умел поднять шум, если нужно. Я вот предпочитаю решать проблемы по-тихому, но Севин напор в итоге эффективнее. Вообще, он был принципиальный, взяток гаишникам, например, не давал никогда".

О том, что брат погиб, Евгений узнал еще до того, как их фамилия появилась в списках. Сообщили спасатели, которые работали на "Парке культуры". Шансов выжить у Севы не было - в его теле обнаружили больше 40 осколков, он стоял метрах в трех-четырех от смертницы.

Евгений прочитал все тома уголовного дела. Он говорит, что осколки прошивали людей насквозь и убивали стоящих за ними. В Севиной сумке нашли железный обрезок, который пробил толстое портмоне с документами, лишь последняя страничка осталась целой.

 

По правилам паспорт брата полагается сдать, но Евгений этого делать не собирается. Он хранит Севины вещи и всю электронную информацию о нем, которую смог собрать - статьи, фото. Когда-нибудь он создаст сайт, посвященный памяти брата. Но не сейчас.

"Я хотел войти, но не успел, - рассказывает Влад. - Открылась дверь, стали выходить люди, и в этот момент взрывное устройство сработало… Я даже не понял, что произошло. Было похоже на очень громкий хлопок... Меня сбило с ног взрывной волной. Я слабо помню, что происходило. Вокруг кровь, крики... Передо мной стоял крупный мужчина, который принял на себя все осколки. Только благодаря этому я жив остался. У него с лицом было… не все в порядке. Я поднял его и понес наверх (к выходу из метро). В башке сидело, что что-то случилось, что оно может повториться и надо отойти подальше".

Выжил ли мужчина, который закрыл собою Влада от смерти, неизвестно. Что было дальше, Влад знает с чужих слов. Его жена Марина, услышав о теракте, стала звонить ему на мобильный, но телефон не отвечал.

Тогда она дозвонилась до друга семьи, у которого на станции "Парк культуры" жил хороший приятель. Этот человек, незнакомый с Владом, пришел к метро и отыскал его там по описанию.

В Боткинской больнице у Влада диагностировали минно-взрывную травму и частичную потерю слуха. Он шутит, что проблемы со слухом усложнили ему жизнь на работе, но упростили отношения с женой.

"Понимаете, не факт, что я услышу предложение вынести мусор", - говорит Влад.

Он рассказывает, что в больнице у пострадавших от взрывов происходили странные "зависания": "Ешь ты, ходишь, лежишь – неважно, вдруг все пропадает - и ты мысленно возвращаешься туда, на станцию".

Им помогли психологи, и теперь в метро Влад спускается без опаски. А поначалу он все старался высмотреть мужчину покрупнее и встать возле него.

Всегда готов

Компенсацию Владу выплатили, как обещали. Часть денег он отнес в церковь. Ну, а остальные  - "было куда потратить", как он говорит. Его 16-летняя дочь - инвалид с рождения, она плохо видит. Несмотря на это, Влад приучает ее к спортивной игре, в которую начал играть давно, а вот увлекся по-настоящему только после теракта. Это пейнтбол.

"В пейнтболе ситуация меняется каждую секунду. Необходимо мгновенно реагировать. Эта игра учит тело человека, как правильно действовать в сложной ситуации. Это может помочь в жизни, - уверен Влад. – Тогда, в метро, мысль о том, что может быть повторная атака, неспроста ведь у меня появилась. Своих мы не бросаем, кого-то надо вынести с поля боя. И я вытащил мужчину, который прикрыл меня от осколков. Меня оглушило, мысленно я отключился - это факт. Но при этом я продолжал действовать".

По выходным Влад ездит на тренировки. Жена против этого больше не возражает. На Новый год она даже подарила ему защитную маску.

В команде Влада к пейнтболу относятся более чем серьезно. Перед игрой полагается инструктаж.

"Что любит победа?", - строг командир.

Кто-то робко отвечает: "Веру?". Ответ неверный.

"Подготовку!", - веско роняет командир.

Да-да, конечно, теперь игроки вспомнили. Им досадно, что они не нашлись сразу.

Влад задумчив, он ушел в свои мысли и тихо повторяет: "Надо быть готовым. Всегда. Ко всему".

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала