Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Глава Коми: любой министр лишится поста за невыполнение планов

© Фото : пресс-служба главы и правительства Республики КомиГлава Республики Коми Вячеслав Гайзер
Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер
В интервью корреспонденту РИА Новости Дарье Шучалиной глава Республики Коми Вячеслав Гайзер рассказал о том, как подбирал кадры и менял функционал министров, проинформировал о ходе реформы госслужбы и поделился планами о создании уникального предприятия – региональной железнодорожной компании.

Глава Коми Вячеслав Гайзер на днях завершил формирование нового состава правительства республики после того, как в январе он отправил кабинет министров в отставку в связи с некачественным исполнением его поручений по итогам 2010 года.
В интервью корреспонденту РИА Новости Дарье Шучалиной руководитель региона рассказал о том, как подбирал кадры и менял функционал министров, проинформировал о ходе реформы госслужбы и поделился планами о создании уникального предприятия – региональной железнодорожной компании.

- Вячеслав Михайлович, ваше решение об отставке правительства рассматривается как двухходовая комбинация по смене команды. Сначала, собственно, сама отставка. Но с сохранением всех чиновников на своих постах с приставкой "и.о." - чтобы не утратить управляемость. А затем – кардинальное обновление правительства. Это так?

- Все проще. Во-первых, это плановое мероприятие. Я говорил в течение всего прошлого года, что по его итогам буду смотреть – кто как справился с работой. Те руководители ведомств, кто хотели, услышали меня. Во-вторых, вы правильно сказали, ни на день не должна была утратиться управляемость республикой. Многие задаются вопросом: почему произошла отставка всего правительства, а не отдельных его членов, которые в итоге заменены? Перемены кардинальные. Произошло прямое изменение позиций правительства. Другое дело, что по некоторым направлениям изменения произошли по горизонтали, а где-то появились новые лица.

- Конкретные чиновники знали, кому предложат остаться, а кого попросят освободить пост?

- Нет.

- Вы принимали кадровые решения единолично?

- Все назначенцы - мои креатуры. Я долгое время все взвешивал, а на последнем этапе, когда принял решение по своему первому заму (им был и остался Алексей Чернов – прим. авт.), мы с ним вместе обсудили этот вопрос. Мнения у нас совпали.

- Год назад, формируя первое правительство, вы требовали от каждого министра представить программы развития отраслей. Теперь новые люди готовят новые программы?

- Члены первого правительства защитили свои программы и год занимались тем, что пытались их реализовать. Насколько это получилось? Отставки - мой ответ на этот вопрос. Сейчас каждый заместитель главы проводит встречи с министрами курируемых отраслей. Все ведомства, с учетом анализа деятельности в прошлом году, готовят планы на среднесрочную перспективу. Каждому предстоит их защита (на подготовку я дал неделю). Главное нам – понять векторы движения в социальной сфере. Это – основа жизнедеятельности республики: образование, здравоохранение, культура, спорт. Плюс экономический блок. По остальным ведомствам с задачами и их реализацией пока все нормально.

- Причина отставки правительства – некачественное исполнение 70 процентов из тех поручений, которые вы давали в прошлом году. Плюс 30-процентное неисполнение вообще. Между тем, некоторые министры, которые, условно говоря, не приняли под козырек, свои посты сохранили. Как, например, Николай Смышляев (Минархстрой), Антон Фридман (Минпромэнерго).

- Не выполнить поручение можно по двум причинам: либо внешние обстоятельства не позволили это сделать, как требовалось, и тогда мы говорим про объективный фактор, либо министры просто не сочли нужным выполнить то, что я просил. Это субъективный фактор. Ведомства, которые вы привели в пример, дисциплинированнее других, где, собственно, и произошли замены.

- В кабмин вы забрали одного чиновника федерального ведомства – Ярослава Бордюга (руководил управлением ФАС по Коми). Почему?

- При принятии кадровых решений я исходил из оценки деловых качеств людей. Руководитель министерства не обязательно должен быть узким специалистом в данной области. На примере Минздрава: врач должен уметь правильно лечить. Но это не значит, что хороший доктор – это хороший министр. Чиновник должен быть менеджером и уметь организовать процесс так, чтобы узкие специалисты эффективно работали. Ярослав Степанович – хороший финансист. Я это знаю по работе в Минфине, когда я его возглавлял, а он был моим замом. Он хороший организатор. Доказал это, выстроив работу в Минэкономразвития и затем в УФАС. Он умеет находить компромисс в конфликтных ситуациях, которых ни в одной сфере не избежать. У него получается вести коллектив к цели и контролировать ее выполнение.

- Своего поста лишился старожил в правительстве Иван Стукалов. Это от того, что у вас были претензии к Минэкономразвития?

- Многие министры давно курировали отрасли. Настает момент, когда глаз замыливается. Сейчас это непозволительная ситуация. Ситуация в стране такова, что чиновники должны успевать быстро и четко реагировать на вызовы времени.

- Некоторые из подобных "старожилов" все же остались на госслужбе. Как тот же Иван Стукалов, ставший вашим постпредом в Госсовете республики.

- Это как раз потому, что специалист он хороший.

- А вот на образование вы поставили узкого специалиста Владимира Шаркова (педагог республиканского физматлицея, затем его возглавивший).

- Образование – та отрасль, в которой мы пока не имеем целостной стратегии, куда и как движемся. Нужен новый взгляд на развитие системы образования. Направление это не простое с учетом реформы в России высшей школы, среднего учебного звена. На этом этапе в регионе важен опыт узкого профи, но при этом стоящего на земле. Шарков достойно себя проявил, выстроив работу лицея - одного из ведущих учебных заведений в Коми и на Северо-Западе.

- Руководивший агентством по физкультуре и спорту Василий Гончаренко больше остальных министров в прошлом году привлек средств из федерального бюджета. Однако его вы не оставили.

- Это не единственный показатель качества. Я посчитал, что он выполнил не все поставленные задачи. Нового руководителя отрасли еще подбираю. Важно, чтобы он справился с таким серьезным пластом, как развитие базовых для Севера видов спорта (хоккей, лыжи, силовые виды) и развитие инфраструктуры (строительство спортобъектов: от дворовых площадок до ледовых дворцов).

- Что касается ваших замов: сохранившие свои посты Александр Буров и Владимир Тукмаков обменялись функционалом. Первый курировал финансово-экономический блок, а теперь отвечает за инвестпроекты. У второго все ровно наоборот. С учетом того, что отвечать за финансы важнее, чем заниматься инвестпроектами, выходит, один нарастил свой вес, а другой его сбросил?

- Александр Буров - хороший специалист по инвестпланированию. Одно из свидетельств тому – курирование им моногородов, в экономику которых мы планируем вдохнуть новую жизнь. Владимир Тукмаков, который стал моим заместителем всего полгода назад, - "мотор", задавший быстрый темп в части развития инвестпроектов. При этом он прекрасный финансист, скрупулезно умеющий заниматься и планированием, и реализацией бюджетного процесса. То, что касается не стратегического, а тактического исполнения, на мой взгляд, у него получается более эффективно, поэтому я пришел к выводу, что гораздо эффективнее использовать более сильные стороны этих моих заместителей.

- Владимир Тукмаков теперь еще и министр финансов, заменивший в этой должности Виталия Стаханова, ставшего вашим заместителем по социалке. Означает ли эта рокировка то, что ужесточится контроль за расходованием гигантских средств, вкладываемых в эту сферу?

- Это одна из причин. Ведь экономический блок на сегодня выстроен. Это наш, образно выражаясь, генштаб. Все вместе заместители, уверен, справятся с новым функционалом. Они ж не по одиночке в окопах. Все будем друг другу помогать.

- Каков для вас главный индикатор, который через год поможет понять: справилось ли новое правительство?

- Все просто. Главное - исполнение тех планов по улучшению жизни северян, нашей Стратегии развития региона. В отличие от прежнего состава правительства у каждого нынешнего члена в контракте прописаны причины отставки – неисполнение решений главы и правительства, недостижение по субъективным причинам тех задач, которые перед ними поставлены.
Я продолжу в он-лайн режиме контролировать их, чтобы по ходу дела корректировать, если что не так. Почему некоторые министры остались при том, что претензии в разной степени, но были ко всем? Потому что серьезно отнеслись к этим вопросам и исправились.

- Сейчас в стране идет масштабная оптимизация системы госслужбы. Вам не кажется, что в Коми слишком много министерств, и что есть лишние? Вот, например, зачем нужно Минпромэрнего, если бизнес сам по себе?

- У меня нет ощущения, что кто-то лишний. Минпромэнерго не управляет бизнесом. Но это не значит, что его работа бессмысленна. Это министерство, кстати, теперь входит в инвестиционный блок, курируемый Александром Буровым: это наш инструмент по взаимодействию с бизнесом и созданию условий для его развития.

- Продолжая тему административной реформы: за два года на 20 процентов должны уменьшиться количество чиновников в исполнительной власти. Как у нас идут дела?

- Я считаю, что определенный процентный показатель в каждом конкретном случае – не самоцель. Поэтому допускаю, что в одном ведомстве у нас может быть сокращено, скажем, три процента сотрудников, в другом – тридцать три. Как идет процесс… Идет. Итоги можно будет подводить ближе к концу года. При этом хотел бы подчеркнуть, что речь о сокращении тех сотрудников, которые имеют статус госслужащего. Этот статус должен быть только, если лицо выполняет какие-либо государственные функции. Если его функционал не государственный, а бюджетный, то он должен потерять "погоны" госслужащего. Он может остаться работать, потому что бюджетную услугу предоставлять населению все равно нужно. Просто при этом зарплата у него будет, как у остальных бюджетников, а не как у госслужащих.

- Ожидать ли привлечения к уголовной ответственности кого-то из теперь уже бывших членов правительства?

- Это не я определяю, а соответствующие органы. Проверки в Коми проводятся регулярно. Если правоохранители или надзорные органы выявят нарушения законодательства, чиновники будут привлечены к ответственности вне зависимости: действующие или отставленные.

- 2011-ый в Коми вы объявили Годом ребенка. Что это должно дать региону?

- Я хочу, чтобы мы все – и власть, и общественность - акцентировали внимание на гармоничном развитии подрастающего поколения. Соответствующие приоритеты будут расставлены и в медицине, и в спорте, и в образовании, в том числе дополнительном.

- Вы недавно выступили с базовыми докладами о стратегии и тактике развития Коми на среднесрочную перспективу. Что делать – чиновникам теперь ясно. А вот проставите ли сроки выполнения задач?

- План реализации мероприятий будет подготовлен к началу апреля. В апреле нам предстоит традиционный пересмотр бюджета региона с перераспределением доходов и расходов на основании финансовых результатов по первому кварталу. Так что сможем скорректировать приоритеты – под те планы ведомств, которые они защитят на правительстве. Времени на раскачку ни у кого нет.

- В последнее время участились жалобы населения республики на низкое качество подвижного состава и сервиса на железной дороге. Этим обусловлена ваша идея, высказана в послании Госсовету, по созданию в Коми своей железнодорожной компании?

- Именно. Северян не волнует, ОАО "РЖД" отвечает за перевозки, или кто-то другой. Людям главное, чтобы был налажен проезд, а предприятиям – отправка производимой ими продукции. На свою компанию мы решимся в том случае, если не удастся переломить ситуацию в ходе переговоров с руководством "РЖД". Создать компанию, которая бы обеспечивала в современном формате транспортировку грузов и отвечала бы за пассажирские перевозки, нам по силам. Благодаря федеральной реформе в этой сфере нишу занимают не только "РЖД", но и тысячи независимых перевозчиков. Многие предпочитают не выкупать уже бывшие в эксплуатации вагоны у "РЖД", а приобретать новые - непосредственно на заводах-изготовителях.

- Будете предлагать "РЖД" принять участие в ее создании?

- Безусловно. С нашей стороны участие в проекте примет инвестфонд республики и сами предприятия, логистика которых завязана на железной дороге. У нас ведь не стоит цель породить конкурента "РЖД". Задача одна - улучшить качество железнодорожного сообщения, которое сегодня не удовлетворяет.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала