Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Фигуристы Елена Ильиных и Никита Кацалапов: мы живем нашими танцами

Про таких спортсменов, как Елена Ильиных и Никита Кацалапов, обычно пишут: загорелись яркими звездами на небосклоне. Разговор с ними корреспондент "Р-Спорт" нарочно начал с банального вопроса.

Про таких спортсменов, как российские фигуристы Елена Ильиных и Никита Кацалапов, мастера журналистского штампа обычно пишут: загорелись яркими звездами на олимпийском небосклоне. Чемпионам мира среди юниоров в танцах на льду первый взрослый сезон уже принес медали этапа Гран-при, четвертое место чемпионата Европы... Разговор с ними корреспондент агентства спортивных новостей "Р-Спорт" Андрей Симоненко нарочно начал с самого банального вопроса, который только смог придумать.

- Лена, Никита, не хотел вас спрашивать о сочинской Олимпиаде, но раз вы сами после произвольного танца на чемпионате Европы назвали ее своей главной на данный момент целью, захотелось узнать: а часто о ней думаете?

Н.К. - Перед глазами стоит эта цель. Каждый спортсмен мечтает попасть на Олимпийские игры, бороться за призовые места...

Е.И. – Мы движемся к ней. На каждой тренировке, конечно, об Олимпиаде не думаем, но вся наша работа, шаг за шагом, на ближайшее время посвящена именно ей. Ради нее нам надо собраться и выдержать эти три года.

- То есть в ситуации, допустим, когда утром самочувствие плохое, настроение никуда, а нужно идти тренироваться, мысль о Сочи может стать мотивацией?

Н.К. – Да, и в такие моменты как раз и закаляешь свой характер. Очень важно побороть себя. Даже когда совсем тяжело – если через "не могу" выйдешь на тренировку, можешь поставить себе плюс. А потом уже имеешь право прийти и с чувством выполненного долга "умереть" на кровати.

- От чего вам в вашем первом взрослом сезоне тяжело?

Н.К. – Лично мне - от лишних сорока секунд в произвольном танце. Я только сейчас начинаю привыкать к длительности "взрослой" программы. А до этого дополнительное время сильно давало о себе знать.

Е.И. – Плюс Золотой вальс. Все взрослые танцоры катали в прошлом году этот танец, он им был знаком. А нам, как новичкам, пришлось учить его и как бы делать двойную работу. Мы целое лето практически потратили на этот вальс – и, может быть, именно поэтому в начале сезона произвольный танец у нас получился немножко неправильным и неудачным.

Н.К. – "Сырым" долго был.

Е.И. – Да, и поэтому в середине сезона нам его пришлось исправлять, кое-что в нем менять.

- Неужто Золотой вальс такой сложный, как о нем все говорят?

Н.К. – Да, это вообще самый сложный обязательный танец, который есть в фигурном катании.

- А в психологическом плане вам сейчас труднее справляться с накалом борьбы, чем в юниорах?

Е.И. – Конечно. Видишь, насколько серьезны соперники, и понимаешь, что кататься надо совсем по-другому. Не так, как раньше. То, что уровень тех, с кем соревнуешься, очень высокий, сильно ощущается. Вокруг люди, которые выступали и на Олимпиадах, и на чемпионатах мира, и вообще зарекомендовали себя... Мерил Дэвис/Чарли Уайт, итальянцы, Керры. Кого ни возьми, все очень крутые ребята.

- Но это ощущение, что соперники серьезные - оно давит?

Н.К. – Нет, оно подстегивает. На тренировках подстегивает. Ты понимаешь, что соперничать с людьми, которые сделали себе имя на международной арене, можно только в том случае, если работаешь в два раза больше, чем они.

Е.И. – Да, а на соревнованиях уже не думаешь об этом. Просто показываешь то, что наработал. Вот к чемпионату Европы мы наконец-то подошли в более-менее хорошей форме. До этого то у Никиты рука перед Cup of Russia болела, то у меня перед чемпионатом России с коньком была проблема... Из-за всего этого не получалось выполнить работу, необходимую для хорошего выступления на соревнованиях. А к Берну мы подготовились.

- И, как мне показалось, были в себе уверены...

Е.И. - У меня это ощущение возникает, когда я набираю хорошую форму. Когда знаю, что подготовлена, все, что должна сделать, сделаю, программу проеду очень легко и знаю, что все получится...

... И что не вылезет дурацкая ошибка на каком-нибудь элементе, который вы на тренировках делаете с закрытыми глазами?

Н.К. – Нет, а вот от этого уже никто не застрахован.

Е.И. – Бывает всякое.

- Но вы же сами говорите, что очень уверены в том, что все получится...

Е.И. – Нет. Когда "очень" – это уже называется самоуверенность. У нас не бывает мысли, что вот он, элемент, никуда не денется. Уверенность – она в другом. Она помогает настроиться на контроль над элементами. После этого ты просто идешь и их делаешь.

- А как вы настраиваетесь на то, чтобы "просто пойти и сделать"? Как получается отвлечься от ответственности, от тех же крутых соперников?

Н.К. – Я на соревнованиях ни о чем другом думать практически не могу, кроме как о программе. Если куда-то выхожу прогуляться, то отвлекаюсь, а в отеле мысленно прохожу программу раз за разом, бывает, и по десять, и по двадцать раз, вспоминаю какие-то нюансы, что-то корректирую...

- Но это же называется накручивать себя?

Н.К. - Да нет, я просто так привык, мне так комфортно.

Е.И. – А я, наоборот, отвлекаюсь. Люблю погулять, полежать, послушать музыку. У меня нет никакого напряжения перед стартом – думать о прокате и готовиться к нему я начинаю только перед отъездом на арену, перед выходом на лед.

Н.К. – Ну я тоже не целый день в мыслях катаюсь (смеется). И в принципе, это осознание ответственного старта на нас не давит. Мы любим соревноваться. И хороший настрой на борьбу – он в плюс идет, на улыбку. Если будешь переживать, чего-то бояться, нервничать – то сам себе помешаешь.

- В плюс, на улыбку – это от души, или тоже тренироваться надо?

Е.И. – От души. На тренировках мы работаем, а на соревнованиях ощущаем выброс адреналина от обстановки: публика вокруг, судьи... Адреналин – и это и есть тот самый плюс с улыбкой. Удовольствие.

Н.К. – Первые аккорды музыки – и мы сразу в нее вливаемся. А дальше уже живем этой музыкой, живем нашими танцами.

- Но начинается-то эта жизнь все равно со слов тренера и хореографа на тренировке: здесь взгляд – туда, там улыбнулись, разве нет?

Е.И. - На тренировке – заучивание движений, поз, хореография рук...

Н.К. - ...ног, головы...

Е.И. - А передавать эмоции и чувства – это у нас с Никитой получается от души. Это только для зрителей.

- Как получается, что у вас нет банальных танцев? А некоторые, взять хотя бы прошлогодний "Список Шиндлера", вообще экстравагантны...

Н.К. – Наш тренер Александр Жулин сказал в интервью – мы не боимся экспериментировать. И я могу только повторить его слова. Мы хотим попробовать все – и к Олимпиаде подойти, зная точно, что будет для нас оптимально.

- Но пробует-то Жулин? Сами вы в какой степени участвуете в этих экспериментах, на уровне "он сказал – мы сделали"?

Е.И. – Нет, мы тоже принимаем участие в обсуждениях. Конечно, в основном все идеи идут от Саши, музыку приносит он...

Н.К. – Но обязательно спрашивает, нравится ли это нам. И мы можем, конечно, высказать свое мнение.

Е.И. – Другое дело, что и чилийская музыка, которую он нашел к нашему прошлогоднему оригинальному танцу, и "Список Шиндлера", и "Дон Кихот" нынешнего сезона – все это нам сразу понравилось. Он действительно попадает всегда в точку.

- Есть предел этих экспериментов? Что если он завтра вам предложит сыграть на льду в вампиршу и невинного юношу-жертву?

Н.К. - Если это ОН предложит – значит, это будет, как всегда, гениальная идея.

- Не испугались поначалу сложности темы "Списка Шиндлера"?

Е.И. – Во-первых, нам очень музыка эта нравится. Мы ее очень глубоко чувствуем. Во-вторых, мы смотрели этот потрясающий фильм, прекрасно понимаем, что такое война, что такое концлагерь, что такое жизнь в этих условиях. Тренер поверил, что мы сможем передать на льду эти образы.

Н.К. – Мы понимали, что это за тема, как мы будем эту историю преподносить и как ее нужно преподнести. Хотя бы постараться.

- Было опасение, что люди не поймут ваш "Список Шиндлера" на фоне всяких "ча-ча-ча", которые катали ровесники?

Е.И. – Никогда. Мы катали эту программу от души и не думали об этом.

Н.К. – Знаю, нас многие критиковали. Говорили, рано им такое. Но, понимаете, все равно это программа, это спорт, это не постановка в театре. Даже несмотря на то, что мы действительно порой ощущаем себя на льду актерами в театре. Такие постановки бывают...

- "Дон Кихот"?

Е.И. – Нам его поставила потрясающий хореограф, Людмила Иосифовна Власова. Это великая женщина и балерина.

Н.К. – Она – наш талисман.

Е.И. – Смотрели "Дон Кихот" в интернете, к сожалению, вживую в театре нам пока не удалось его посмотреть. Но хореограф все объясняет – как и что мы должны делать.

- К своему первому взрослому сезону вы уже, получается, попробовали много образов. В каком комфортнее?

Е.И. – У меня пока на первом месте "Список Шиндлера", я так сильно переживала эту музыку, даже когда на тренировках прокатывали его. Но в последнее время ловлю себя на мысли, что очень нравятся страстные танцы – танго, или наш агрессивный вальс, например.

Н.К. – А мне нравится каждый наш образ. И мне по душе то, что мы его меняем от короткой программы к произвольной. В этом определенно что-то есть.

- Переключаться сложно?

Н.К. – Нет! Все как на тренировке – один танец, другой танец. Совсем несложно.

- Людмила Власова – ваш талисман, а кто для вас Александр Жулин и Олег Волков?

Е.И. – Жулин – это наш вдохновитель.

Н.К. – Он не только гениальный тренер, но и очень близкий нам человек, способный помочь в каких-то сложных жизненных ситуациях. Мы всегда можем обратиться к нему за советом.

Е.И. – Второй наш тренер, Олег Волков – потрясающий технарь, он ставит нам все дорожки, помогает разобраться в разных сложных нюансах в исполнении программ. И за советами жизненными я, по крайней мере, к нему тоже обращаюсь – всегда подскажет, как себя надо девушке вести.

- Кто из них злой Жеглов, а кто добрый Шарапов?

Е.И. – Они меняются! Иногда бывает Волков злой, а Жулин добрый.

Н.К. – Но в последнее время Александр Вячеславович роль злого в основном играет, такого, с "оскалом", а Олег Геннадьевич... Ну не доброго, конечно...

Е.И. – Лояльного (смеется). А Людмила Иосифовна, как женщина, всеми нами заправляет.

- Ну а теперь – блиц, перекрестный допрос. Никита, отвечайте – Лена, она какая?

Н.К. – У меня очень артистичная, красивая и умная партнерша, а еще она очень хороший друг.

- Лена, ваш ход.

Е.И. - Никита тоже мне очень хороший друг. Он очень добрый, открытый и честный человек. На тренировках выкладывается даже не на сто, а на двести процентов.

- А вместе?

Е.И. – А вместе мы – сила!

Рекомендуем
Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова во время брифинга
Захарова прокомментировала заявление о свидетеле запуска "Бука"
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала