Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Щелкунчик в 3D: старая сказка на странный лад

© Фото : предоставлено ЦПШКадр из фильма "Щелкунчик и Крысиный король в 3D"Кадр из фильма Щелкунчик и Крысиный король в 3D
В российский прокат выходит "Щелкунчик и Крысиный король в 3D" - музыкальный фильм Андрея Кончаловского, успевший провалиться в американском прокате, но не потерявшийся в московской предпраздничной суете. История, от которой волей-неволей ждешь новогоднего чуда, смахивает скорее на высокобюджетный капустник, поражает воображение размахом и оставляет ощущение, что хорошо быть могло бы – но снова не получилось.

Тамара Бараненкова

В российский прокат выходит "Щелкунчик и Крысиный король в 3D" - музыкальный фильм Андрея Кончаловского, успевший провалиться в американском прокате, но не потерявшийся в московской предпраздничной суете. История, от которой волей-неволей ждешь новогоднего чуда, смахивает скорее на высокобюджетный капустник, поражает воображение размахом и оставляет ощущение, что хорошо быть могло бы – но снова не получилось.

Идею фильма режиссер позаимствовал у Гофмана и Чайковского, правда, от балета последнего осталась только музыка, а сюжет сказки стал скорее вариацией на тему. Идею "Щелкунчика" Кончаловский вынашивал почти сорок лет, первоначально замыслив его как балет, но позже решив обратиться к формату музыкальной истории. Очевидно, итогом своей работы он видел сказку "на все времена" - старую-добрую, по-гофмановски мрачную и вместе с тем по-детски волшебную, историю из тех, что со временем становятся традицией и начинают пахнуть мандаринами и хвоей.

И, казалось бы, все, что нужно сказке, здесь в избытке: шумная праздничная Вена начала прошлого века, новогодние огни, пестрая елка, вырастающая до небес, катание на коньках и чудесная музыка. Маленькой белокурой Мэри и ее брату Максу дядюшка Альберт дарит игрушечный домик и Щелкунчика - неприятной наружности куклу-орехокол. До поры до времени кукла мирно стоит на прикроватном столике и никак не выдает в себе заколдованного принца, чей город захватил мерзкий Крысиный Король на пару с мамашей.

В канун Рождества, когда родители, оставив деток на попечение гениального дядюшки и закладывающей за воротник няни, отчаливают веселиться на балу и беседовать с Фрейдом о детской психологии и снах, кукла оживает, угрожающе увеличивается в размерах и начинает разговаривать странным, писклявым голосом (в российском прокате - с оригинальным озвучанием дела у Щелкунчика обстоят значительно лучше). Оживают и жители игрушечного домика – говорящая горилла, барабанщик и страдающий ожирением и легким неврозом клоун. Всем вместе им предстоит сразиться с крысиным полчищем, волею режиссера превращенным в гитлеровскую армию, которая устраивает в городе настоящий Холокост со сжиганием игрушек в печах.

Но крысы-фашисты - не единственный экстравагантный для сказочной истории ход, кроме них здесь, например, нашлось место Эйнштейну – тому самому дядюшке Альберту, с чьей  песни под "Танец Феи Драже" (петь под Чайковского героев научил сэр Тим Райс, автор текстов к "Королю-Льву" и "Иисусу Христу – суперзвезде") и начинается ощущение, что вот-вот в этой мудреной истории что-то пойдет не так.

И предчувствие не обманывает: все, что ждет зрителей на экране следующие два часа - феерично, странно, обескураживающе и печально. Кончаловскому удалось совместить несовместимое, за что фильма бесконечно жаль: он получился одновременно бледным - по истории,  характерам, сюжетной линии - и пестрым, как новогодняя елка, - в том, что касается всяческих шуток-прибауток, танцев, песен и неожиданных творческих находок вроде крысиного короля с внешностью Энди Уорхола. И только когда Крысиный король начинает петь голосом Киркорова (на пару с Аллой Пугачевой озвучившего для российской версии главный злодейский дуэт) вдруг становится понятно, на что все это так похоже – на костюмированный "Голубой огонек" с "Первого" или любого другого канала, по обыкновению снятый на манер перевранной сказки. Пожалуй,  измученному поиском соответствий зрителю такое открытие может даже принести облегчение.

Разобраться в этом пестром салате оказалось трудно даже самому режиссеру: на пресс-конференции перед российской премьерой Кончаловский честно признался, что не сразу понял, о чем его кино. Но на самом деле набросать круг тем,  в которые метили создатели "Щелкунчика", несложно: отношения родителей и детей, вера в чудо и возможность волшебства, первая любовь и ужасы диктатуры (за нее отвечают, естественно, крысы). А вот какой зритель сможет воспринять все это разом и в таком виде – настоящая загадка. Для детей, пожалуй, все это как-то чересчур.

Себе на службу Кончаловский поставил спецэффекты и 3D, но даже в волшебной сказке, где компьютерное волшебство могло бы сыграть такую важную и такую хорошую роль - чуда не произошло, а стало только с еще большей очевидностью понятно, что никакие компьютеры не заменят чувства меры, такта и хорошего вкуса.

В общем гаме могла бы потеряться прекрасная юная актриса Элль Фэннинг, которую российские зрители уже могли видеть в недавнем фильме "Где-то" Софии Копполы. Но вопреки всему в "Щелкунчике" она так хороша, что пролить под занавес фильма слезу не будет большим грехом даже для воинственно настроенного сноба. Жаль и того, что свое кино создатели при всех его странностях искренне хотели сделать добрым и смешным, что время от времени у них получалось – но только отдельными кусками.

Может, это классика мстит? Может, с Гофманом надо было как-то... осторожнее?

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала