Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Бриллианты искусства

Помните знаменитую песню Мэрилин Монро с рефреном: "Бриллианты – лучшие друзья девушки"? Голливудская дива забыла упомянуть золото, серебро, рубины, изумруды, сапфиры. Предновогоднее российское искусство ослепляет публику ювелирным блеском.

 

Ольга Соболевская, обозреватель РИА Новости.

Помните знаменитую песню Мэрилин Монро с рефреном: "Бриллианты – лучшие друзья девушки"? Голливудская дива забыла упомянуть золото, серебро, рубины, изумруды, сапфиры. Предновогоднее российское искусство ослепляет публику ювелирным блеском.

Ювелирные украшения Рустама Хамдамова

С 23 декабря этого года по 6 февраля будущего в Галерее на Солянке сияют "Бриллианты" режиссера и художника Рустама Хамдамова. Выставка его живописных и киноработ названа в честь его недавнего фильма, который в начале сентября демонстрировался на Венецианском кинофестивале.

 

В "Бриллиантах" – немом кино о краже бриллиантов, стилизованном под фильмы 1914-1919 годов с участием Веры Холодной, – играют балерина Диана Вишнева и режиссер, актриса и сценарист Рената Литвинова. "Бриллианты" действительно стали лучшими друзьями этих девушек. Они по-новому высветили драматический талант Вишневой и дар мима и клоунессы (в стиле музы Феллини Джульетты Мазина) Литвиновой.

Критики назвали картину "волшебной" и "загадочной" и те же эпитеты применили к самому режиссеру. Хамдамов всегда интригует. Он трудноуловим для публики и прессы, его ювелирные работы – кино ("Нечаянные радости", претерпевшие реинкарнацию в "Рабу любви" Михалкова, "Анна Карамазофф", "Вокальные параллели") и рисунки – требуют мыслительных усилий и подчас вызывают недоумение.

Творчество Хамдамова можно назвать "чистой поэзией" – так некогда называли стихи Тютчева и Фета, которые были в литературе не трибунами-общественниками, но философами. Так и Хамдамов – созерцатель, эстет, пишущий не густой гуашью, а полупрозрачной, эфемерной акварелью. Его живописные работы, купленные несколькими европейскими и американскими музеями, поражают изяществом и ностальгией по искусству, которое еще недавно было великим и самоценным, а теперь превратилось в "продукт".

Нью-йоркские "Рубины" в Большом театре

Новогодний подарок Большого театра балетоманам – "Рубины" Джорджа Баланчина, великого хореографа-новатора родом из Петербурга, основную часть жизни прожившего в Нью-Йорке. Две другие части его хореографической трилогии "Драгоценности", "Бриллианты" и "Изумруды", вероятно, засверкают на сцене Большого позже.

Мариинский театр в Питере давно взялся за их собственную "огранку". Балетная труппа Большого, танцуя "Рубины", вдруг открыла в себе дух и драйв Бродвея. "Рубины" на музыку Стравинского – по сути, дразнящее и темпераментное шоу, ослепляющее алым цветом костюмов, сексуальностью хореографии и электричеством ритма.

 

"Рубины" и "Серенада" Баланчина вошли в вечер одноактных балетов, премьера которого состоялась в Большом 22 декабря. А центральную часть программы заполнил балет Уильяма Форсайта "Херман Шмерман". Дерзкий неоклассик, один из ярчайших современных хореографов, Форсайт в своем балете сделал ставку на исключительные возможности пластики. В балете нет сюжета, есть только экспрессивный, магический и акробатически сложный танец – под музыку Тома Виллемса.

Новому хореографическому языку артистов Большого учил бывший танцовщик труппы Форсайта Ноа Гелбер. Какой получилась русская "сага о Форсайте", судить зрителям. Вечер одноактных балетов идет в субботу и в воскресенье.

Бриллиант русской иконописи

С 21 декабря по 27 февраля в Третьяковской галерее идет выставка "Андрей Рублев. Подвиг иконописания. К 650-летию великого художника".

 

 

О великом иконописце известно не так уж много. Даже дата его рождения "назначена" с большей или меньшей точностью. Его биографию отчасти рассказывают его работы – в Москве, Владимире, Звенигороде, Троице-Сергиевой лавре.

А когда пытаешься представить себе лицо монаха-иконописца, то в памяти сразу всплывает аскетичное лицо Анатолия Солоницына в фильме Тарковского "Андрей Рублев" 1966 года. Режиссер нашел актера, похожего на Спаса Вседержителя на иконе Рублева (1410-е годы). Иконописец у Тарковского и Солоницына был сомневающимся и вечно ищущим художником. Такое "прочтение" души иконописца трудно оспорить.

В Третьяковке самая большая коллекция работ Рублева и его круга. Здесь находится "Святая Троица" – самая знаменитая икона художника.

В Третьяковке считают, что главная удача нынешней выставки – экспонирование многих частично разрушенных росписей работы Рублева и его мастерской. Это 14 фрагментов фресок из Успенского собора в Звенигороде (около 1400 года создания), 44 фрагмента из Благовещенского собора Московского Кремля (около 1416 г.), 35 фрагментов из Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря (около 1427 г.) и снятая со стены роспись алтарной преграды из Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря 1420-1430-х годов.

Экспонаты для выставки, помимо Третьяковки и Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Рублева, предложили Исторический музей, петербургский Русский музей, музей "Московский Кремль", Владимиро-Суздальский музей и другие собрания.

Блеск искусственных самоцветов

 

"Щелкунчик и Крысиный король в 3D" Андрея Кончаловского напоминает украшение из искусственных самоцветов. Такая красота радует глаз, но смущает суррогатностью. "Ювелирный гарнитур" фильма складывается из отдельных, с трудом соединяемых частей: тут и Эйнштейн, и Фрейд, и тема нацизма, и усложненный Гофман, и сильно упрощенный Чайковский (автор балета "Щелкунчик), чрезмерно сладкоголосый в современной обработке.

 

 

Все эти сольные партии никак не складываются в единый оркестр гофмановской сказки. И хотя на этом костюмированном балу "маски" играют очень неплохо, его хочется слегка сократить. Такого ощущения не возникает, когда смотришь балет Чайковского, особенно в российской версии. Кончаловский немного перемудрил, впрочем, из самых лучших побуждений – желания провести культурный ликбез.

 

"Он Шуберта наверчивал, как чистый бриллиант…"

 

 

Это стихотворение Мандельштама применимо к Денису Мацуеву, одному из самых известных сегодняшних российских пианистов. Правда, на 47-м фестивале "Русская зима", проходящем в Концертном зале им. Чайковского, он будет 27 декабря "наверчивать" не Шуберта, а Шумана. В программе – "Детские сцены", Симфонические этюды и "Карнавал" великого композитора-романтика.

 

Чайковский считал, что 19-й век назовут шумановским периодом в истории музыки. Сам Шуман высоко ценил Шуберта, Берлиоза, Мендельсона, Паганини и Шопена. "У Шумана практически не было творческих неудач, – замечает Денис Мацуев. – Я играю очень много его произведений. "Детские сцены" - это один из самых совершенных циклов".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала