Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Поражение мультикультурализма?

Заявление немецкого канцлера Ангелы Меркель о том, что попытки построить мультикультурное общество в Германии «полностью провалились», стало сенсацией недели не только в Европе, но и далеко за ее пределами. Мультикультурализм – это кредо современного западного общества, его новый «символ веры». Когда о его поражении заявляет глава одной из ведущих западных стран, это равносильно отрицанию Бога римским папой или по крайней мере главой крупнейшей католической епархии.

Заявление немецкого канцлера Ангелы Меркель о том, что попытки построить мультикультурное общество в Германии "полностью провалились", стало сенсацией недели не только в Европе, но и далеко за ее пределами. Мультикультурализм – это кредо современного западного общества, его новый "символ веры". Когда о его поражении заявляет глава одной из ведущих западных стран, это равносильно отрицанию Бога римским папой или по крайней мере главой крупнейшей католической епархии.

В мировой прессе заявление Меркель вызвало шквал комментариев – необычное явление для высказыва ний западных политиков, обычно очень сдержанных на язык. Испугалась, например, официозная Times of India: "Броские высказывания Ангелы Меркель о полном провале мультикультурализма в Германии симптоматичны для более широкой и очень беспокоящей тенденции, которая охватила всю Европу". Голландская Volkskrant старается отнестись к высказываниям вдруг сбившейся с тропы политкорректности главной дамы Германии более щадящим образом.

"Фраза о том, что мультикультурное общество в Германии провалилось "абсолютно", еще года два назад стоила бы Меркель карьеры, решила бы ее судьбу навсегда,- отмечает "Фолькскрант". – Сегодня же этой фразой Меркель легитимирует дискуссию на крайне чувствительную тему".

Хороша демократия, где от постыдных поступков политика удерживает только страх загубить карьеру. И где дискуссия на чувствительную тему открывается не письмами рядовых читателей, а отмашкой первого лица: раз он (она) об этом говорит – значит, давайте и мы повысказываемся. Впрочем, от демократии, как и от мультикультурализма, современное потребительское общество отодвигалось с давних пор. Современное потребительское общество, включающее теперь и Россию. Так что параллели с Россией, где традиция "отмашки" имеет глубокие корни, здесь никого не должны удивлять. В этом смысле наше государство с его элитой – полноправный член восьмерки, двадцатки и прочих магических "номерных клубов", в которых богатые и "оседлые" стараются нынче отделить себя от бедных и кочевых.

"Любой человек, не говорящий по-немецки, автоматически становится нежелательным для нашей страны",- заявила канцлер перед весьма ответственной аудиторией – "комсомолом" своей консервативной партии, Христианско-демократического союза. Впрочем, о слове "христианский" в своем названии члены ХДС предпочитают в последние десятилетия не вспоминать.

В Библии слишком много идеалистических до экстремизма фраз, беспокоящих и немецкого бюргера, и российского обывателя, мешающих им духовно спать и наслаждаться плодами вышеупомянутого общества потребления.

Например, такая: "Приидите ко мне все труждающиеся и обремененные, и я успокою вас". Помня эту фразу, видя ее на иконах каждый день, как-то неудобно соглашаться со следующими высказываниями фрау Меркель: "В начале шестидесятых годов наша страна приглашала к себе иностранных рабочих, и теперь они живут в нашей стране… Мы сами себя обманывали. Мы говорили себе: "Они не останутся, когда-нибудь они уедут". Но вышло совсем по-другому".

Прочтя эту тираду, давайте зададим себе вопрос – что же все-таки "провалилось" в Германии? Мультикультурализм? Демократия? Или что-то другое, выдававшее себя за эти два весьма важных понятия? Напомню, что мультикультурализм предполагает мирное сожительство и сотрудничество в одном обществе людей и общин разных культур. При "классическом" мультикультурализме меньшинства имеют возможность проявлять свои национальные особенности не только у себя дома, но и на улице и в общественной жизни, создавая соответствующие общественные объединения, не скрывая свои религиозные верования и так далее. Мультикультурные общества на самом деле существовали на протяжении всей человеческой истории. Мультикультурными были древний Рим и мусульманско-православный Константинополь, Золотая Орда до официального принятия ислама ханом Узбеком, наследовавшая одновременно Константинополю и Золотой Орде Российская империя. Мультикультурной была и советская Абхазия до эмиграции этнических греков и евреев, а также незабвенной формулы Звиада Гамсахурдиа о Грузии для грузин. Примеры можно множить.

Для всех этих обществ был характерен искренний интерес к культуре "другого". Не "уважение", не "терпимость", а именно интерес. А чем нас старается заинтересовать в "другом" современное общество потребления? Что, нынешние голливудские фильмы, заполонившие ныне кинотеатры по всему миру, раскрывают нам американскую культуру? Они вообще – американские? Да нет, это глобальные, денационализированные страшилки, стрелялки и "ржачки" для подросткового сознания. Общество потребления даже этническую музыку или классическую (то есть великую музыку европейских народов семнадцатого-двадцатого веков) старается упаковать в "попсовую" оберточку, говоря, что так молодежи будет понятнее.

О литературе в этом обществе говорить вообще не приходится: литературным трудом в нем не прожить, больше всего рекламируются самые глупые или откровенно шарлатанские книги. Литература изгоняется из школьных программ и становится самой нежеланной темой на телевидении и радио. Причина понятна: литература – это самое индивидуальное, самое непредсказуемое, самое человеческое. Она – вечный "неформат".

Самый удобный для современных транснациональных корпораций работник – это на самом деле человек не мультикультурный, а равнодушный.

"В обществе будущего человек будет менять родину так же, как сегодня он меняет компании мобильной связи,- огорошил меня несколько лет назад в начале своей медийной карьеры нынешний редактор журнала "Джентльмен’c квортерли" Николай Усков, тогда еще не ставший телепроповедником новых ценностей. – Всюду один и тот же пакет услуг, один и тот же набор культурных продуктов. Переезд будет определяться только ценой – где-то налоги пониже, где-то недвижимость подешевле".

Всего-то? Похоже, Маркс ошибся, когда писал, что у пролетария нет отечества. Отечества нет как раз у капитала. Потому что пролетарий – это человек, со своими привычками, страхами, ностальгиями. А капитал – субстанция текучая, стремящаяся отвязаться от всех старых привязанностей, преодолеть все преграды, перейти все границы. Нет никакого первоначального капитала, капитал всегда – юн и первоначален. И этот капитал ищет себе соответствующего работника-менеджера – не слишком привязанного к «исторической родине», ищущего лишь набор услуг подешевле. Не слишком много читающего, терпимого ко всем мнениям, а потому не имеющего никаких мнений вообще. Спортивного, с одинаковым удовольствием гоняющего шары в кегельбане в Бангкоке и Берлине, Лондоне и Ленинградской области… И капитал себе этого работника находит.

Беда одна – мультикультурного общества с этим человеком не создашь. С ним можно в лучшем случае создать этнический ресторан с оригинальной концепцией, "запустить проект", "замутить вечеринку". Жить, думать, чувствовать, творить (по Пастернаку) с ним нельзя.

И когда выходцы с мусульманского Востока сталкиваются с населенными подобными людьми просторами в Германии или в России, они рассматривают эти просторы как духовные пустыни, подлежащие освоению. Естественно, не христианскому и не просвещенческому. Кто же нам в этом виноват? Те же чувства испытывали католические конквистадоры, высаживаясь в языческой Латинской Америке или казаки Ермака, гнавшие на восток "нехристей" Кучума… Средний европейский человек (то есть вышеописанный "нейтральный менеджер") для новых завоевателей – пустое место.

Вот этот-то "нейтральный менеджер", обитатель духовных пустынь и провалился в Германии, а не мультикультурализм. Это он, современный денационализированный и деинтеллектуализированный человек, проигрывает схватку с исламом – и воинственным, и невоинственным.

Но признать это для канцлера Меркель – дело сложное, неприятное и непопулярное. Куда легче сделать еще один репортажик о том, как в мусульманских семьях отцы совершают "убийства во имя чести", отправляя дочерей на смерть за попытку учиться или выйти замуж по своему желанию. "Убийства во имя чести" – явление отвратительное. Но и европейские разводы, безотцовщина и тотальное отчуждение друг от друга бесконечно развлекающейся цивилизации "злых взрослых детей" – все это не внушает большого уважения.

Кто-то скажет, что лозунг "Приидите ко мне труждающиеся и обремененные" – не для простых смертных. Но ведь в той же книге написано "Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный". Похоже, в немецком Христианско-демократическом союзе об этом забыли.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала