Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

В России нужна единая система реабилитации наркозависимых - Крупнов

© ФотоПредседатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов
Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов
Дело главы центра реабилитации наркоманов "Город без наркотиков" Егора Бычкова, которого Дзержинский районный суд Нижнего Тагила признал виновным в похищении людей и незаконном лишении их свободы и приговорил к 3,5 годам заключения, показало необходимость создания в России единой системы социальной реабилитации наркозависимых.

МОСКВА, 15 окт - РИА Новости. Дело главы центра реабилитации наркоманов "Город без наркотиков" Егора Бычкова, которого Дзержинский районный суд Нижнего Тагила признал виновным в похищении людей и незаконном лишении их свободы и приговорил к 3,5 годам заключения, показало необходимость создания в России единой системы социальной реабилитации наркозависимых. Благодаря громкому судебному процессу, стало понятно, что на данный момент в стране нет не только законодательной базы, регламентирующей социальную реабилитацию, но и самих реабилитационных центров. Наркоманы и их родители обращаются к сподвижникам, которые с помощью поручных средств помогают преодолеть болезнь. Как заявил в интервью РИА Новости председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, эксперта в области борьбы с наркоманией Юрий Крупнов, государство и в частности профильные ведомства должны активнее участвовать в процессе создания такой системы.

Дело Егора Бычкова

"Гособвинение требовало для Бычкова 12 лет лишения свободы. Центральный вопрос в этом деле - почему прокуратура заняла такую жесткую позицию. В этой ситуации поражает энергия прокуратуры. Я знаю по жизни разных людей, что для того чтобы в прокуратуре чем-то занялись требуются гигантские усилия со стороны граждан. Прокуратура с огромной неохотой чем-то занимается. А здесь какая-то гигантская энергия. Не хочу никого обвинять, но, на мой взгляд, здесь первый вопрос: источник этой энергии?", - сказал Крупнов.

При этом отметил, он видит три версии такой активной позиции прокуратуры. "Первая - самая простая, это то, что прокурор госпожа Кузнецова, в 2008 году назначенная на должность прокурора Дзержинского района Нижнего Тагила, захотела для дальнейшего карьерного роста некое громкое, масштабное дело. При том, что никто не был взят под стражу, она вытребовала для себя охрану, ОМОН, и фактически превратила это дело в шоу", - пояснил собеседник.

Вторая версия, по его мнению, связана с "заказом" с конкурирующей организации. "На территории города действовал не единственный реабилитационный центр. Есть еще один, который в отличие от центра Бычкова, окормляемого русской православной церковью, мягко говоря, не является православным, но при этом имеет некие религиозные претензии. Методы, которые там используются, мало отличаются от методов Бычкова. Отсюда назревает вторая версия. Почему один центр продолжает работать, а второй закрыт, разрушен, более того, был взят чуть ли не штурмом?", - обрисовал ситуацию Крупнов.

Тут собеседник пояснил, что наркоманы в 99% случаев не хотят идти лечиться, а если идут, то как только начинается абстинентный синдром, так называемая ломка, пытаются избежать ее всеми возможными средствами. "И поэтому в подобных реабилитационных центрах все начинается с того, что человеку надо помочь побороть зависимость", - рассказал Крупнов.

"Третья версия, наиболее популярная в интернете и СМИ, - Бычкова заказали те, против кого он боролся. Потому что фонд "Город без наркотиков" - это структура, которая в партнерстве в представителями правоохранительных органов борется с наркоторговцами, а это сразу  вызывает недовольство у двух категорий лиц: во-первых, у наркобарыг, во-вторых, у тех отдельных представителей власти, в том числе представителей силовых органов, которые, как говорят в народе, "крышуют" наркоторговцев, получая свою долю", - выразил действительно популярную в обществе точку зрения Крупнов.

Но, по мнению собеседника агентства, это громкое дело вскрыло серьезную проблему общероссийского масштаба – оно показало острую необходимость более активного участия государства в строительстве системы социальной реабилитации наркозависимых. "Бычков занимался реабилитацией и выявлением наркоторговцев не от безделья, а потому, что мы сейчас не имеем достаточного количество поддерживаемых государством центров, по сути ничего нет - пустыня", - подчеркнул Крупнов.

Реабилитационные центры

Как только Бычков со своими сторонниками начали выявлять наркоторговцев, к ним пошли люди с информацией о точках продаж, а потом и просьбами вылечить детей, потому что им больше некуда было обратиться, рассказал собеседник.

По его оценке, существующих сегодня реабилитационных центров крайне недостаточно. "Людям некуда обратиться за помощью, поэтому родители сами приводят своих детей и просят сделать что-нибудь. А что сделаешь? Пока он не "переломается", с ним ничего сделать невозможно. Конечно, хорошо, чтобы это все было в сверхсовременных медицинских центрах под контролем специалистов, но их нет. И отсюда возникают наручники, потому что человека надо удержать", - объяснил Крупнов ситуацию.

При этом он подчеркнул, что существует острая нехватка людей, которые могли бы сидеть возле каждого пациента.

"Если бы были деньги, можно было бы сделать лучше. Да, нарушения были, но они были мотивированные. Ни один потерпевший, кстати, не пришел в суд", - сказал Крупнов.

Он напомнил, что летом 2010 года была принята стратегия государственной антинаркотической политики до 2020 года, которая, на взгляд собеседника, отвечает всем сегодняшним требованиям, но "ее надо было принимать в таком виде лет десять назад", - считает председатель наблюдательного совета.

По его словам, стратегия делает серьезный акцент не только на полицейские меры репрессивного характера, геополитике и международном сотрудничестве, но и, прежде всего, на сокращении спроса, а следовательно на немедицинской реабилитации. Более того, в качестве центрального звена выбрана социальная реабилитация, потому что 98% всех усилий в излечении наркозависимого - это именно социальная реабилитация, пояснил Крупнов.

Он подчеркнул, что "ломка" - это неделя-две, а на реабилитацию уходит полгода минимум, а реально год, это большая проблема - возвращение в строй. Как правило, наркоман теряет работу и профессию, если успел ее получить.

Экспериментальные площадки

По словам Крупнова, важно то, что к работе по созданию центров реабилитации наркоманов, приступило силовое ведомство, которое занимается борьбой с наркотрафиком и наркопреступностью.  «Силовики считают, что репрессивный потенциал в борьбе в наркоманией исчерпан и нужно подкреплять полицейские меры социальными. Государственный анаркотический комитет и ФСКН главной свой целью определили борьбу со спросом, а здесь главное звено - звено социальной реабилитации», - подчеркнул Крупнов.

При этом, от отметил, что социальная реабилитация преследует сразу несколько целей: больные излечиваются сами, временная их изоляция подразумевает, что они не смогут распространять наркотики, а кроме того, "когда мы обсуждаем вопрос о социальной реабилитации, мы начинаем обсуждать вопрос о социально модернизации страны, и если мы выстроим нормальную систему реабилитации наркозависимых, мы придем к созданию нормального общества".

Уже сейчас Государственный антинаркотический комитет начинает создавать экспериментальные площадки для отработки системы реабилитации. «В ближайшие полгода будут определены примерно десять пилотных регионов. Но для того чтобы финансировать такие центры должны быть строка в бюджете под социальную реабилитацию. Я хочу заострить внимание, что это вопрос не только гуманизма, но и вопрос безопасности наших детей: каждый наркоман втягивает за жизнь в наркоманию 10-15 человек. Кроме того, это вопрос демографии и нравственности", - подчеркнул Крупнов.

Работа только начинается, но, по словам собеседника, он надеется через год увидеть серьезный эффект.

Участие Минздрава

В то же время, по словам Крупнова, ведомства, которые должны отвечать за социальную реабилитацию, даже не пытаются начать работу в этом направлении.

"При моем глубочайшем уважении к Татьяне Голиковой и работникам Минздравсоцразвития, к сожалению, в ведомстве проблема наркомании отнесена к той части, которая "здрав", а ведь там не только медицинская вертикаль, внутри этого мегаминистерства есть еще социальная вертикаль и вертикаль труда и занятости. Это как раз то, что нужно наркоману. Но пока получается, что Минздравсоцразвития по отношению к наркомании считает себя просто Минздравом, то есть он берет на себя только наркологию, медицинскую реабилитацию и лечение. Социальным блоком там никто не занимается", - обозначил проблему Крупнов.

Также, по его словам, ведомство не занимается и проблемой дезоморфиновой наркомании. Дезоморфин - наркотик, который изготавливается в домашних условиях, в частновти из кодеиносодержащих препаратов, находящихся в свободной продажи. ФСКН и эксперты в области борьбы с наркотиками неоднократно предлагали Минздавсоцразвития запретить продажу таких лекарст без рецепта. "Эти препараты до сих пор в открытой продаже. Если к январю 2011 года ничего не изменится, то Минздрав можно смело называть министерством смерти", - сказал Крупнов.

Закон и бюджет

По мнению эксперта, реабилитационные центры могут быть по-разному сконструированы, но сначала нужно заполнить пробелы в законодательстве РФ и внести изменения.

"Государственная дума этот вопрос не то что пропустила, а бездарно и полупреступно его игнорирует. Такого закона нет в проекте. Это вопрос номер один", - отметил собеседник.

По его словам, в данном случае не требуется отдельных законов, а нужно просто внести дополнения в существующий. "Вставить термин и описать его как систему социальной защиты и социальных услуг по предоставлению наркозависимому возможности через труд по программе социальной реабилитации выкарабкиваться из той беды, в которую он попал", - уточнил Крупнов.

Кроме того, по словам Крупнова, сейчас необходима государственная финансовая и правовая поддержка центров, аналогичных центру Бычкова, но оно «вместо того, чтобы помочь организовать его работу применяет репрессивную дубину».

"Государство ничего не делает, чтобы поставить саму систему реабилитации, но оно бьет тех, кто пытается это сделать. Это вызывает негатив", - считает собеседник.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала