Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Недошпионская история

Летом и осенью этого года в Калифорнии почти три месяца провел в тюрьме Владимир Чернявский – IT-бизнесмен, тесно связанный с российскими софтверными компаниями, специализирующимися на информационной безопасности.

МОСКВА, 11 окт - РИА Новости, Андрей Анненков. Летом и осенью этого года в Калифорнии почти три месяца провел в тюрьме Владимир Чернявский - IT-бизнесмен, тесно связанный с российскими софтверными компаниями, специализирующимися на информационной безопасности. Его обвинили в нарушении иммиграционных законов, но на суде обвинение оперировало странными для такого дела материалами - в частности, заявлением о том, что Чернявский знаком с Евгением Касперским.

41-летнего Владимира Чернявского, выпускника МЭСИ, владельца калифорнийских компаний AdvancedForce InfoSecurity Solutions, Inc. (AdvancedForce) и Incubtr, LLC, гражданина Украины, представлявшего в США интересы российских производителей софта Elcomsoft и DeviceLock, утром 29 июня арестовали в его доме агенты ICE (Immigration and Customs Enforcement - силовая структура иммиграционной службы США - USCIS) и ФБР. Арестовали, не зачитывая прав и не предъявляя ордера на арест, зато отобрав паспорта у Владимира и его жены.

Казалось бы, при чем тут наши программисты

В конце ноября 2006 года на конференции по информационной безопасности в Вашингтоне (DC) приехавший на нее специально Ашот Оганесян, владелец российской компании DeviceLock, и его партнер, живущий в Штатах - Владимир Чернявский - впервые встретились с агентами ФБР. Агентов интересовали связи Оганесяна с Александром Каталовым, генеральным директором российской софтверной компании Elcomsoft, которая в 2002 году выиграла в американском суде "дело Склярова". (Сотрудник Elcomsoft Дмитрий Скляров был арестован в июле 2001 года в Лас-Вегасе по обвинению компании Adobe - после того, как сделал доклад об уязвимостях защиты электронных книг производства Adobe.)

Связи такие несомненны, и для того, чтобы это выяснить, не обязательно быть агентом ФБР. Чернявский продавал продукцию Elcomsoft в США. Он, Оганесян и Александр Каталов - члены ISDEF, некоммерческой организации, объединяющей российских разработчиков софта, в которой все друг друга прекрасно знают.

Через год агенты ФБР пришли к Чернявскому в офис. Беседа, по словам Чернявского, шла на такую тему: "В IT-индустрии много выходцев из КГБ. Есть ли у вас уверенность, что они не проникли в DeviceLock?"

Тут придется сделать небольшое отступление и объяснить, что такое DeviceLock; это компания, работающая на небольшом участке рынка информационной безопасности. Стандарт USB появился в 1995 году - именно тогда, когда Microsoft торопилась вывести на рынок Windows 95. Microsoft обеспечила поддержку USB на уровне операционной системы, но не успела сделать это хорошо: у системного администратора не оказалось средств наблюдения за USB-портами на предмет неконтролируемого копирования данных. В эту нишу мирового рынка софта, возникшую благодаря небрежности Microsoft, проникла российская компания DeviceLock - ее программный продукт исключает, если это нужно, воровство информации через USB.

США для DeviceLock, как и для любой успешной софтверной компании, основной рынок сбыта. Чернявский представлял интересы DeviceLock в Америке. Среди заказчиков DeviceLock есть государственные организации, в том числе Пентагон и исследовательский центр в Лос-Аламосе.

"Знаете ли вы, что Касперский окончил школу КГБ?", - спросил агент ФБР Дэвид Коблиц (David С. Koblitz). Чернявский, который начинал заокеанскую карьеру в качестве директора американского представительства "Лаборатории Касперского", не стал отрицать.

Затем Коблиц выразил желание получить исходные коды DeviceLock. Чернявский сообщил агенту, что экспертиза исходных кодов DeviceLock произведена US Air Force перед тем, как это ведомство закупило программный продукт, и результаты этой экспертизы доступны правительству. На том и расстались.

До и во время ареста

В конце 2007-го DeviceLock приобрела часть активов (нематериальных - базу клиентов, на языке финансистов это попадает в категорию "goodwill") у AdvancedForce и открыла представительство в США. Чернявский тем временем учредил новую компанию Incubtr (специализация - маркетинг и IT-консалтинг).

Есть вполне ясные причины, по которым AdvancedForce все еще нужна была для поддержки бизнеса DeviceLock даже после открытия ее американского представительства. Например, AdvancedForce как компании с семилетней историей легче получить государственный заказ. В итоге вышло так, что Чернявский полностью владел одной компанией (Incubtr), частично - другой (в AdvancedForce у него остался 81%) и работал по найму в третьей (DeviceLock).

В этих-то трех соснах и предстояло заблудиться американской бюрократической машине. Миграционная служба и ФБР обвинили Чернявского в том, что он - фактический владелец DeviceLock, который сам себя нанял на работу, чтобы получить green card.

Важной частью сделки DeviceLock и AdvancedForce была договоренность о том, что Чернявский станет работать в DeviceLock полный рабочий день - без этого приобретенные активы эффективно использовать было невозможно. IT-компания, заметим попутно, отличается от угольной шахты и автозавода тем, что ее невозможно приобрести, лишь заплатив деньги. Надо еще сделать так, чтобы не разбежались сотрудники - именно они представляют собой главный актив. Чернявский и был таким "активом", и без него приобретение, сделанное DeviceLock, теряет ценность.

Предполагалось, что Чернявский должен будет работать в американском отделении компании длительное время, и поэтому DeviceLock действительно стала оформлять ему green card.

Долгое время, вплоть до февраля 2010 года, ничего не происходило. А в феврале в один из дней утром домой к Чернявским (жена Владимира - гражданка России, в семье двое несовершеннолетних детей) пришли трое агентов подразделения иммиграционной службы FIU (Fraud Investigations Unit). Одновременно агенты пришли в офис - говорить с сотрудниками. Предлогом для визита стало уточнение информации для оформления green card. Агенты не поленились даже поехать по месту жительства одной из сотрудниц, убедились, что она существует и действительно работает на компанию Чернявского.

В какой-то момент Чернявскому беседа перестала нравиться, и он предложил позвонить своему адвокату. "Честным людям адвокаты не нужны", - возразили агенты. Чернявский тем не менее отказался продолжать беседу.

Еще через месяц позвонил Коблиц. Предложил встретиться, но условия "только в присутствии моего адвоката" не принял.

В конце марта пришел не отказ в green card, но предупреждение о возможном отказе. По закону у соискателя есть 30 дней для разъяснения сомнений. Написали подробный ответ, разъясняющий вызвавшую подозрения USCIS связь между тремя компаниями (Incubtr LLC, DeviceLock и AdvancedForce) и их взаимодействие. Послали документы, подтверждающие, что компании Чернявского - настоящие, активно работающие предприятия, которые зарабатывают деньги и платят налоги.

Статус прохождения документов на green card (его можно видеть онлайн) с тех пор никак не менялся. А 29 июня в дверь к Чернявским постучали пятеро агентов - трое из ICE и двое из ФБР, в том числе Коблиц. Чернявского арестовали, увезли в офис ICE в Сан-Франциско и только там предъявили ордер на арест.

Коблиц хотел еще поговорить с женой Чернявского, гражданкой России (у нее, напомним, агенты изъяли паспорт). Доверительно - в отсутствие адвоката и арестованного мужа. Но получил отказ.

Частный случай калифорнийского правосудия

Официальная причина ареста и последующих событий такова: иммиграционные власти задним числом аннулировали действующую визу Чернявского, выданную в 2008 году, и не дали юристам Чернявского законного времени, чтобы оспорить решение. Ни одного из положенных по закону предварительных письменных предупреждений об аннулировании визы ни Чернявский, ни его адвокаты не получали.

При аресте Чернявскому не зачитывали его права - ни тогда, когда пятеро агентов вошли в его дом, ни в офисе ICE в Сан-Франциско. Это лишает обвинение права приобщать к делу какие-либо материалы, полученные из бесед с Чернявским. Но свидетель обвинения из числа агентов пошел на лжесвидетельство (как утверждает Чернявский) и заявил на суде, что права зачитывались.

Давление на Чернявского оказывалось с первых минут. Войдя в дом утром 29 июня, агенты угрожали арестом не только ему, но и жене - несмотря на то, что в семье двое маленьких детей. В ордере на арест (его выписала ICE) значился запрет на освобождение под залог.

Слушания о выходе под залог назначили на 4 августа - раньше у судьи не нашлось времени, что для Чернявского означало месяц жизни в тюрьме.

Этот месяц прошел, суд собрался. Обвинение предъявило подготовленный ФБР многостраничный документ. В нем среди прочего ФБР открыло Америку, сообщив суду, что Евгений Касперский и Александр Каталов учились в школе КГБ. О том, что Каталов пребывал в этой школе очень недолго, не говорилось, впрочем, ни слова.

Ссылаясь на этот материал, обвинение заговорило о "сложном случае иммиграционного мошенничества".

Защита требует формально предъявить это обвинение. Прокурор отказывается.

Раз обвинение не предъявлено, документ нельзя рассматривать в суде. Тем не менее, судья Энтони Мёри (Anthony Murry) приобщает его к делу, обещая придавать этим "доказательствам" минимум значения.

Выступают свидетели защиты - соседи, партнеры по бизнесу. С их слов Чернявский злодеем не выглядит. Соседи охотно доверяют ему своих детей. В нарушении деловой этики ни разу за десять лет работы в США замечен не был. Представитель InfraGard - организации, созданной ради сотрудничества американской IT-индустрии и ФБР - объясняет суду, что в том бизнесе, который ведет Владимир Чернявский (а он занимается, напомним, IT-безопасностью), репутация значит все, и что репутация Чернявского - вне сомнений.

Иными словами, человек в наручниках и желтой арестантской робе подозрительно безопасен для окружающих - иначе зачем его держать в тюрьме?

Обвинение надеялось на перекрестный допрос, но напрасно - защита Чернявского не допросила. Адвокаты не клюнули на наживку в виде утверждения ФБР о том, что "Чернявский знал Касперского и Каталова, воспитанников КГБ", и не стали оправдываться в том, в чем их клиента формально не обвиняли.

Прокурор, тем не менее, решает допросить обвиняемого. Среди прочего задает странные вопросы. "Правда ли, что вы были членом коммунистического союза молодежи?" "Правда ли, что вы фактически владеете компанией DeviceLick и подделали документы, чтобы скрыть это?"

Чернявский отказался отвечать на вопросы, не связанные с предметом слушаний. Предметом этим была, напомним, возможность выхода из тюрьмы под залог.

Судья в залоге отказал, причем именно на основании того самого документа ФБР, который вопреки здравому смыслу приобщил к делу и которому обещал не придавать значения. Энтони Мёри не рискнул отпустить на свободу человека, который лично знал Евгения Касперского и Александра Каталова. Мало ли, что у Чернявского на уме. Вдруг он русский шпион? Сбежит, купит где-нибудь бензоколонку, и ищи его потом. И вообще, эти шпионы... Помните, сколько русских шпионов арестовали этим летом?

Про бензоколонку и прочую "аргументацию" - увы, не шутка. Именно такую гипотезу сформулировало обвинение, а судья счел предположение правдоподобным.

У этого судебного разбирательства много иных замечательных подробностей. Агент Коблиц, например, давал показания по телефону, т.к. был в Европе. Он лишь представился и отказался отвечать на вопросы защиты - дескать, ему начальством не разрешено говорить что-либо сверх того, что представлено в суд письменно.

Среди "доказательств" обвинения фигурировало, например, такое. В 2009 году газета US Today взяла комментарий у Чернявского как у специалиста по IT-безопасности. В статье репортер по ошибке назвал Чернявского "президентом DeviceLock". Суд оказался не в состоянии установить истину - предпочел руководствовался принципом "газеты врать не станут".

Потом было еще одно заседание того же суда, и был отказ в добровольном выезде из страны. Затем, уже в сентябре - принудительная депортация.

Чернявский пошел на нее вынужденно. Адвокаты не сомневались, что когда дело дойдет до федеральной инстанции, ICE и ФБР проиграют. Но процедура заняла бы до года, и все это время судья держал бы Владимира в тюрьме.

До вылета из США Чернявский провел в камере все 30 суток, в течение которых защита могла подать апелляцию. Пока Владимир в тюрьме, апеллировать было опасно: судья мог, и наверняка отменил бы решение о выезде из США и продлил заключение. Поэтому судейские всячески затягивали время. Например, сначала оформили депортацию украинского гражданина в Россию, а потом исправляли ошибку.

7 сентября Чернявскому сообщили, что билеты на самолет на Украину куплены, но дату депортации не назвали. "Чтобы по дороге в аэропорт сообщники меня не отбили, наверное", - горько шутит Чернявский. Подняли среди ночи, дав десять минут на сборы.

Итак, будучи не в состоянии не то что доказать, но даже формально предъявить обвинение в мошенничестве с целью незаконного пребывания в США, прокурор и принявший его сторону судья оказали сильнейшее давление на Чернявского. Они оставили человеку выбор между годом тюрьмы и принудительной депортацией.

"Малость притопить Обаму"

Трудно определить происшедшее с Чернявским иначе как тяжелый случай американской шпиономании.

"Самое необычное в этом деле - жестокость. Для меня осталось загадкой, кому и зачем нужно было бессмысленно прервать продуктивную работу и нормальную жизнь Владимира в Калифорнии. Все отказы по всем запросам на визы и green card были предъявлены Владимиру в утро ареста и не были посланы по почте ни мне, ни ему, ни компании, хотя датированы числами за месяц или более до ареста", - говорит Марина Серебряная (Law Office of Marina Serebryanaya), адвокат Чернявского.

На вопрос корреспондента РИА Новости о том, типично ли дело Чернявского для американского суда, Серебряная заявила: "Нет-нет, в Калифорнии не все суды так проходят. Я такого в жизни не видала. Володю в самом суде уже, в перерыве, в наручниках в туалет провожали два охранника. Бёртон (Joseph M. Burton - еще один адвокат Чернявского - А. А.), который долго работал федеральным прокурором, сказал, что такого не видел тоже, и был глубоко возмущен".

Председатель подкомитета Госдумы РФ по технологическому развитию Илья Пономарев в беседе с корреспондентом РИА Новости сказал в связи с делом Чернявского: "Есть ощущение, что в США структуры, которые у нас принято называть силовыми, имеют желание малость "притопить" Обаму с его перезагрузкой российско-американских отношений - подозрительность этих структур в отношении бывшего потенциального противника все еще сильна. Хотя, на мой взгляд, США если уж и должны кого-то опасаться, так это китайцев, которые участвуют как аутсорсеры в огромном количестве американских IT-проектов, и которых ФБР намного сложнее контролировать".

"Чернявский стал жертвой не только шпиономании, но и безграмотности. Чиновникам и прокуратуре оказалось не по силам понять такую простую вещь, что один человек, работоспособный, трудолюбивый и талантливый, может владеть одной компанией полностью, другой - в большей её части, а в третьей быть сотрудником, и при этом нанимать нескольких американцев для работы в этих трех разных компаниях", - говорит Серебряная.

Связаться с прокурором Стивеном Джонстоном (Stephen Johnston) и агентом Дэвидом Коблицом корреспонденту РИА Новости не удалось - на их телефонах включен автоответчик.

Дело Чернявского никак не связано с укреплением национальной безопасности США. Скорее, наоборот. Корреспонденту РИА Новости три года назад довелось интервьюировать Крейга Манди, члена совета директоров Microsoft. Речь среди прочего шла о кадровых проблемах IT-индустрии в России. "Я рекомендовал бы России то же самое, что рекомендую США: тщательная, продуманная иммиграционная политика, имеющая целью привлечь рабочую силу высокой квалификации", - сказал тогда Манди.

История Владимира Чернявского свидетельствует: в США не всегда следуют этой рекомендации. О том же говорит отказ в американской визе для временного въезда в США, который недавно получил Ашот Оганесян. Прежде он многократно бывал в Америке, и власти не чинили ему препятствий.

Американские тюрьмы. Впечатления программиста

Наш соотечественник Дмитрий Скляров, о котором упоминалось выше, летом 2001 года провел три недели в трех американских тюрьмах: в Лас-Вегасе, в пересыльной тюрьме Оклахомы и в Сан-Хосе, где его наконец выпустили под залог.

"Я относился к происходящему спокойно - в ситуациях, которые невозможно изменить, стараюсь быть просто наблюдателем. За свою безопасность не тревожился. Марина (Серебряная, она, как и Джозеф Бёртон, вела также и дело Дмитрия Склярова - А. А.) звонила каждый день, и если бы у меня были жалобы, перевели бы в одиночную камеру. Эксцессов с заключенными не было, в тюрьме мы относились друг к другу с пониманием. Условия содержания различны. Лучше всего было в Оклахоме - еды с избытком, в камеры заводили только на ночь и один раз в день для проверки. Хуже всего - в Сан-Хосе, где из камер, наоборот, не выпускали. Охранники не агрессивны. Смешно было: когда в Оклахоме сломался титан, из которого мы брали кипяток для чая, пришел охранник и извинялся перед заключенными, обещая исправить устройство через два часа", - рассказал Дмитрий корреспонденту РИА Новости.

С большой похвалой отзывается об оклахомской пересыльной тюрьме также и знаменитый хакер Кевин Митник, с которым корреспондент РИА Новости встречался в Москве в 2005 году.

Владимир Чернявский провел без малого три месяца не в Оклахоме, а в Ричмонде, к северо-востоку от Сан-Франциско, в одной из старых тюрем.

"Дело Склярова" закончилось безоговорочной победой - присяжные единогласно оправдали Elcomsoft по всем пунктам обвинения. Надежда на справедливое решение по делу Чернявского также сохраняется.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала