Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Рынок тиражного софта: жизнь в эпоху перемен

© isdef.orgСайт Ассоциации ISDEF
Сайт Ассоциации ISDEF
Конференция независимых российских программистов ISDEF-2010, прошедшая в Подмосковье с 30 сентября по 3 октября, обнаружила признаки оживления рынка, словесную готовность государства помогать отрасли, отсутствие государственной помощи на деле и, главное, ожидающие индустрию серьезные перемены.

МОСКВА, 4 окт - РИА Новости, Андрей Анненков. Конференция независимых российских программистов ISDEF-2010, прошедшая в Подмосковье с 30 сентября по 3 октября, обнаружила признаки оживления рынка, словесную готовность государства помогать отрасли, отсутствие государственной помощи на деле и, главное, ожидающие индустрию серьезные перемены.

ISDEF - Independent Software Developers Forum - международная организация с личным членством. Она объединяет 448 человек,  в большинстве своем, наших соотечественников, владельцев небольших (относительно небольших) софтверных компаний. Это мало зависящая от бюрократии, насколько мало от нее вообще можно зависеть в нашей стране, и весьма квалифицированная в инженерном отношении публика, которая с прошлого века привыкла работать непосредственно на мировом рынке, полагаясь на свое умение писать нужный людям софт и продавать его.

Осенние конференции ISDEF проводит с 2002 года. Это рабочие мероприятия, предполагающие обмен опытом. Нынешнее носило условное название "Soft 2.0" и было посвящено драматическим переменам на рынке тиражируемого ПО, вызванным приходом новых технологий разработки и распространения компьютерных программ.

Государство - это не они

Главный рынок сбыта для членов ISDEF - США. Компании, принадлежащие членам ISDEF, без лишнего шума диверсифицируют по мере сил российский экспорт, предлагая миру не нефть, а самую что ни на есть высокотехнологичную продукцию. Но отечественная бюрократия не оставляет программистов своим "попечением" и создает отрасли болезненные проблемы.

Профильное министерство (Минкомсвязь), впрочем, об ISDEF как о важной части софтверной отрасли знает и даже заботится. На пленарном заседании выступил заместитель министра Дмитрий Северов. Чиновник видит перед собой следующие задачи: спасение производителей софта от страховых взносов, облегчение таможенного режима и валютного контроля, подготовка IT-кадров и развитие инфраструктуры.

Главное для членов ISDEF, ведущих бизнес из России, - страховые взносы. Они начисляются на фонд заработной платы и для компаний, где фонд заработной платы (ФЗП) составляет основную статью затрат (у производителей софта это именно так), губительны. Минкомсвязь это понимает: законопроект, предусматривающий 14% выплат с ФЗП (вместо стандартных 34% страховых взносов, которые придется платить даже тем, кто практикует упрощенную систему налогообложения), ведомством подготовлен и проходит согласование у коллег по кабинету. Самые важные среди согласовывающих - Минфин и Минздравсоцразвития. Северов ссылается на существующую процедуру и предлагает членам ISDEF ждать ее окончания.

Если законопроект пройдет все стадии утверждения и превратится в закон, отрасли придется создавать так называемые саморегулируемые организации (СРО) - объединения софтверных компаний, которые обладают правом решать, кто действительно производит софт и, следовательно, должен быть избавлен от страховых взносов, а кто - нет.

Присутствовавший на ISDEF-2010 исполнительный директор АПКиТ (Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий) Николай Комлев попытался было обратить внимание замминистра на то, что требование к программистским СРО иметь в составе не менее 300 членов - чрезмерно. Чтобы избежать монополии одной СРО, придется искать как минимум 600 софтверных компаний, а это нетривиальная задача.

Участников конференции больше волновало другое ограничение. Компании-"льготники", по законопроекту, должны иметь не менее 25 сотрудников. Редкий член ISDEF имеет столько рабочих мест в своей компании. По словам председателя ISDEF Михаила Филиппенко, в подавляющем большинстве компаний работают от одного до 20 людей, исключения единичны.

Но даже не это главное. Законопроект предусматривает налоговые послабления только тем софтверным компаниям, которые получают не менее 90% дохода от разработки программ, а не их продажи. Это, казалось бы, справедливое положение хорошо лишь для производителей так называемого заказного софта, говорит Филиппенко.

Заказной софт представляет собой код, изготовленный по заказу какой-либо компании и отданный ей для неограниченного использования. Заказной софт пишется один раз, и только один раз продается.

В противоположность этому, члены ISDEF производят тиражируемые программные продукты. Такие, которые пишутся один раз, а продаются - много раз. Основной доход при этом образуется от продажи софта. Если наш законодатель в этом нюансе не разберется, парадоксальным образом окажется, что самая перспективная часть индустрии - производители тиражного софта - окажется вне будущего закона.

В этом случае люди из ISDEF придумают иной способ работы без "помощи" российского государства, сообразительности у них хватит. Как вариант, перенесут разработку софта за границу - во Вьетнам, в Белоруссию или на братскую Украину. Прецедентов уже хватает.

С кадровым вопросом в софтверной индустрии положение немногим лучше, чем с налоговой политикой государства. "Тяжесть проблемы подготовки кадров перенесена на бизнес", - говорит член правления ISDEF Сергей Рыжиков.

Тираж в России - 3,4 миллиарда долларов

Член правления и экс-председатель ISDEF, гендиректор Softkey (крупнейший в России онлайн-магазин софта) Феликс Мучник представил данные об отечественном рынке тиражируемого ПО. Они сугубо оценочны, поскольку нет никакой официальной статистики о потреблении программных продуктов в России. Тем не менее, даже если абсолютные цифры по версии Softkey и неточны, динамику рынка, очевидно, они отражают достоверно.

В 2010 году Мучник прогнозирует объем внутреннего рынка тиражируемого программного обеспечения в 3,4 миллиарда долларов (ISDEF, заметим, принадлежит лишь малая часть этой суммы - с продажами одной только Microsoft все вместе взятые отечественные разработчики сравниться не могут).

Важно то, что падение рынка закончилось. В прошлом году его объем, по оценке Softkey, составил 3,2 миллиарда долларов. Мучник признает, что добавившиеся в нынешнем году 0,2 миллиарда лежат в пределах погрешности метода измерения, и с уверенностью можно констатировать лишь стагнацию.

Но и стагнация сегодня - благо. Для сравнения: в самом удачном для отрасли 2008 году рынок вырос до пяти миллиардов, а в 2007-м - до 3,8 миллиарда. Сейчас же он находится, в лучшем случае, на той же стадии роста, что три года назад.

Эпоха перемен наступила на софтверную индустрию

Прогнозировать послекризисное восстановление отрасли было бы куда проще, если бы софтверный мир за три минувших года не изменился. Но он изменился, и из-за этого индустрия разработки тиражируемых программных продуктов попала в точку бифуркации.

Для разработчика до сих пор привычным делом было программирование в определенной операционной среде, и самой популярной средой, как нетрудно догадаться, была (и пока остается) Windows. Теперь все меняется. Филиппенко говорит о том, что понятие "операционная система" вообще исчезает из обихода.

Потребителю все равно, где и как будет реализовано приложение - в коммуникаторе ли, в социальной сети, автомобиле, на "планшетнике" или где-либо еще в "облаке" компьютеров. Потребитель более не имеет дела с "операционной системой", он вообще скоро перестанет знать, что такое "инсталляция" и EXE-файл. И это не просто следствие эволюции технологий, это серьезная мутация привычной модели продаж.

Cофт, разрабатываемый членами ISDEF, чрезвычайно разнообразен функционально - от средств восстановления паролей и серверов до казуальных игр. Но он однообразен в отношении системной платформы. Купив программный продукт, пользователь устанавливает его на свой компьютер, и чаще всего этот компьютер - PC под управлением Windows.

Члены ISDEF продают свою продукцию, как правило, онлайн. При этом между программистами и пользователями посредничают так называемые регистраторы, глобальные компании, предлагающие потребителю интернет-магазин софта, а разработчику - возможность загрузить из Сети на полку этого магазина свой программный продукт. Регистраторы (крупнейший из них - Digital River) умеют правильно платить налоги с продаж в любой стране, где осуществляется покупка, и перечислять деньги разработчику. Члены ISDEF, впрочем, все чаще обходятся и без регистраторов, торгуют своим софтом напрямую.

И вот все меняется. Там, где хозяйничали регистраторы, появляются App Store - онлайн-магазин софта от Apple, Android Market (Official directory of applications), Ovi Store и иже с ними. На наших с вами глазах владелец операционной системы усаживается прямо на канал продаж, чтобы самостоятельно решать, что можно, а что нельзя продавать. И кому можно, а кому нельзя предлагать свой софт для продажи.

Ладно, если бы каналы сбыта седлали только Apple (для нее это привычное занятие), Google и Nokia. Нет, тем же самым займется и никогда не практиковавшая ничего подобного Microsoft, едва только выйдет Windows Phone 7.

"Ничего невозможно предсказать, можно только гадать. На какую платформу ставить, чтобы выиграть - никто не знает", - говорит Сергей Рыжиков.

"Мобильники обрушили рынок", - заявляет Михаил Филиппенко. По его словам, 20 долларов - очень высокая цена для приложения, продаваемого в App Store. А ведь для того, чтобы что-то не без выгоды продать в этом магазине, мало назначить такую цену, надо еще попасть хотя в первые сотни списка приложений. Добиться успеха на этом рынке - все равно что выиграть в лотерею.

Директор одного из подразделений Digital River Дэвид Холс (David Halls) говорит: "Да, мы ощущаем, как производители программных платформ конкурируют с нами. Это для нас проблема, и в этом одна из причин, по которой наш бизнес снизил темпы роста до 5% в год. Раньше было 25%". Digital River адаптируется к изменению обстановки, предлагая потребителю не только программные продукты, но и онлайн-сервисы. В частности, программные продукты по модели SaaS - "Soft as a Service"

Феликс Мучник уверен, впрочем, что "закрытые операционные системы" (то есть те системы, разработчик которых оседлал канал сбыта софта) не смогут овладеть всем рынком: "Сегодня бизнес не может там покупать софт и не сможет никогда, по многим причинам. Как они будут это делать - по кредитке? А корпоративная политика безопасности? А сопровождение, без которого сложный продукт не продашь? Монополии в любом случае ни у кого не будет - хотя бы потому, что на рынке присутствует не одна-единственная программная платформа, а множество. И единственной модели продаж не будет тоже".

Мучник признает, что предугадать форму, к которой придет рынок тиражируемого софта в результате происходящей сегодня трансформации, невозможно. Нужно, по его оценке, еще два года, чтобы новые формы распространения софта устоялись.

Государство заинтересовано - по крайней мере, должно быть заинтересовано - в том, какие формы обретет "Soft 2.0" не менее, а более участников рынка.

Когда софт продается в коробках, государство имеет возможность контролировать такую торговлю как всякую другую. Когда софт продается онлайн, но в российском онлайн-магазине - государство взимает налоги с этого онлайн-магазина, как со всякого российского предприятия. Но если иностранный производитель продает российскому гражданину программный продукт прямо со своего сайта, получая деньги с пластиковой карты посредством онлайн-платежа - наше государство не получает ни копейки.

В ISDEF знают, как монетизировать социальные сети

"Социальные сети - огромный бизнес-инструмент", - говорит Филиппенко. Он имеет в виду то, что аудитория социальных сетей огромна и хорошо структурирована, из нее легко вычленить определенные группы людей, отбирая их по возрасту, полу, уровню дохода и множеству других параметров. Если предлагать в социальных сетях цифровой товар, который можно немедленно оплатить и загрузить, для его продвижения никакой рекламы и не потребуется.

Пока что воспользоваться этим инструментом смогли только производители игр. Рынок игр (и некоторых иных приложений) для социальных сетей в России достиг, по оценке Mail.Ru, 30 миллионов долларов в год.

На этом основании Филиппенко сравнивает нынешний этап эволюции социальных сетей с первыми IBM PC - самыми популярными приложениями для них были простейшие компьютерные игры, а серьезный (и дорогой) софт пришел позднее, образовав к нынешнему времени рынок объемом в триллионы долларов.

Помимо прочего, социальные сети представляют собой идеальную модель той самой среды, в которой понятия "операционная система" не существует. В этом смысле социальные сети представляют собой, возможно, отдаленный прообраз будущего софтверного рынка.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала