Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Тайна таланта Валентина Гафта

2 сентября народному артисту РСФСР Валентину Гафту – 75 лет. Этот замечательный актер, глубокий поэт и интересный литератор, человек, в котором сочетается несочетаемое – не похож ни на кого. Как говорится, сейчас таких уже не делают.

Сергей Варшавчик, обозреватель РИА Новости.

Этот замечательный актер, глубокий поэт и интересный литератор, человек, в котором сочетается несочетаемое – не похож ни на кого. Как говорится, сейчас таких уже не делают. 2 сентября народному артисту РСФСР Валентину Гафту – 75 лет.

В нынешнюю эпоху сериальных актеров, которые схожи между собой, как сиамские близнецы, в период артистического конформизма, когда исполнитель за более или менее приличные деньги готов играть кого угодно, где угодно и как угодно, Валентин Иосифович высится над этими тараканьими бегами, как мачта с прожектором.

Все его роли, что киношные, что театральные – штучная, ручная работа, которые запоминаются надолго, становясь некоей доминантой для молодых коллег.

К примеру, граф Альмавива в «Безумном дне, Или женитьбе Фигаро», которого Гафт сыграл некогда в театре Сатиры, оказался настолько интересно и глубоко исполненным, что его спустя почти 40 лет помнят и коллеги и зрители. Не говоря уж о том, что после этого спектакля Олег Ефремов пригласил Гафта в театр «Современник», где он и служит по сию пору.

«Артист – это тайна», - как-то сказал Олег Даль. Гафт, в свое время друживший с ним, безусловно, подходит под это определение. Кто он? Трагик? Лирик? Комик? В стародавние времена антрепренеры затруднились бы определить его актерскую сущность. Впрочем, и в советское время он долгое время был не ко двору. В частности, кинороли ему предлагались небольшие и достаточно проходные.

Сам он впоследствии объяснял это так: «Кино меня не баловало. Мало того, что типаж у меня был не тот. Нерусская, странная внешность. В те времена герой должен был быть другим. Это и естественно. В 50-60-70-ые годы я не подходил ни для какой роли, за редким исключением. Чаще всего было так – делали кинопробы, и казалось, что вот-вот возьмут на роль, но потом кто-то приходил, и в картине снимали не меня».

В эпоху раннего и позднего Хрущева киногерои требовались попроще. Более свойские, более узнаваемые. Парни с соседского двора. Которые и кукурузу на целине посадят, и в космос полетят, и коммунизм к 1980 году запросто построят.

Гафт же, несмотря на то, что в молодости не избегал драк и даже поступал в школу-студию МХАТ, по воспоминанию его коллеги Игоря Кваши, с фиксой на месте выбитого зуба, никак не подходил под типаж простого советского человека.

И дело, на мой взгляд, было не только в «нерусской» внешности. Киноэкран почти всегда высвечивает внутреннюю сущность исполнителя, и если он человечески глубок, интеллектуален, то заполняет собой роль до остатка и зритель уже не представляет себе другого артиста на этом месте.

Так, собственно, случилось с гусарским полковником Покровским в фильме Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» - одной из лучших ролей Валентина Гафта. Сам режиссер считает, что картина во многом состоялась благодаря нынешнему юбиляру: «Почему я видел в этой роли именно Гафта, я объяснить бы не смог. Чувствовал, что лучше него эту роль никто не сыграет. Отец-командир, беззаветный храбрец, благородный полковник, покоривший немало городов и женщин, одичавший от казарменной жизни, но с обостренным чувством чести, одинокий, без семьи и домашнего очага, вояка, который не кланяется ни пулям, ни начальству, лихой кавалерист, гусар, преданный Отчизне и отдавший за нее жизнь, – вот кто такой Покровский в сценарии».

Иначе говоря, рыцарь без страха и упрека. Идеалист, который, по словам того же Рязанова, «с трепетом относится к своей актерской профессии, в нем нет ни грамма цинизма». «Это действительно была моя роль», - так оценил ее сам актер.

Надо отдать должное и Рязанову, который в альянсе с Гафтом сделал ряд замечательных лент, поставив последнего в разряд не просто активно снимаемых, но и любимых массовым зрителем актеров. Конечно, и до Рязанова у Гафта были интересные кинороли, например, дворецкий Брассет в комедии Виктора Титова «Здравствуйте, я ваша тетя!», Герман в «Тане» Анатолия Эфроса, парализованный капитан Крамин в «На всю оставшуюся жизнь» Петра Фоменко. Однако именно Эльдар Александрович угадал яркий трагикомедийный дар Гафта, который во всю мощь развернулся в его картинах, начиная с «Гаража», где наш герой сыграл циничного и беспринципного ветеринара Сидорина, председателя правления гаражного кооператива, персонажа, на котором во многом строится сам фильм - на мой взгляд, лучший у Рязанова.

Гафт впоследствии в одной из своих эпиграмм шутливо воздал режиссеру должное:

«Пересматривая заново
Фильмы Элика Рязанова,
Заметим, что его талант растет,
Как и живот.
Им нет предела.
Но вырывается вперед,
Его талантливое тело».

Григорий Горин сказал о нем когда-то: «Гафт не фамилия, а диагноз». Имея в виду, конечно, его очевидный талант (замешанный на тонком и остроумном интеллектуализме), бешеную самоотдачу, независимость и нетерпимость к фальши.

Я как-то видел со сцены одну его встречу со зрителями и хорошо запомнил, как зал то смеялся, то грустил вместе с его стихотворными строками, на какой высокой и искренней ноте прошло общение.

Чем он нас еще удивит? Отвечает сам Гафт:

«Тук-тук-тук – стучат колеса,
Сердце – тук-тук-тук в груди.
Задаю себе вопросы,
Все ответы впереди».


Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала