Рейтинг@Mail.ru
Сколько в мире «государств на сохранении»? - РИА Новости, 26.05.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Сколько в мире «государств на сохранении»?

© РИА Новости / Владимир Попов / Перейти в медиабанкНародные гуляния в Сухуми по случаю признания Россией независимости Абхазии.
Народные гуляния в Сухуми по случаю признания Россией независимости Абхазии.
Читать ria.ru в
Ровно два года назад в семью частично признанных государств вошли Абхазия и Южная Осетия. Россия 26 августа 2008-го официально признала их независимость. Они влились в семью «неидентичных близнецов», которые в геополитической среде планеты исправно вырастают уж точно больше века.

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости.

Ровно два года назад в семью частично признанных, провозглашенных, но никем не признанных, полунезависимых, самостоятельных, частично самостоятельных, считающих себя независимыми стран, территорий, анклавов и образований вошли Абхазия и Южная Осетия. Россия 26 августа 2008-го официально признала их независимость. Они влились в семью «неидентичных близнецов», которые в геополитической среде планеты исправно вырастают уж точно больше века. Для них, в наше продвинутое время, похоже, даже созданы некие особые методы генетической модификации государственности. У подавляющего большинства сильно измененная генетика суверенности, которая иногда выправляется, а иногда и нет.

Если говорить безотносительно к Абхазии и Южной Осетии, то от этого феномена сегодня, в начале XXI века, веет, мягко говоря, анахронизмом. Это в лучшем случае. Колоссальная пропасть между техническим и научным прогрессом и политической отсталостью сопутствовала человеку испокон веков. Ничего не попишешь – природа. Странно, что эта брешь, кажется, не уменьшается: ведь не противоположными же курсами идут технические и гуманитарные материи в своем развитии? 

Самое поразительное в том, что очень многие из «частичных стран» живут - и очень многие вполне благополучно - уже десятки лет. Что ж тут поделаешь, если в нашем мире, до сих пор разделенном на блоки и по «интересам», сейчас уже не случается так, чтобы хотя бы кто-то один да не признал «новоскомпонованное образование», хоть и с нечетко выраженными или сильно искаженными признаками суверенности и государственности. И не помог с «инкубационным периодом». Если использовать перинатальную терминологию (уж очень просится, по причине подходящести), это все «государства на сохранении». Особенно если учесть, что многие, не все, конечно, отключи их от искусственных аппаратов обеспечения жизнедеятельности (от доноров), могут исчезнуть очень быстро.

Таких стран (территорий, анклавов, образований, движений и пр.) гораздо больше, чем можно было бы себе представить. Все вместе и каждое по отдельности, они очень сильно портят международно-правовой ландшафт, мешают стабильности, урегулированию, служат источниками постоянных споров, ссор, конфликтов и войн, тормозят всяческие благотворные процессы (включая иногда и внутри «спонсоров» их независимости) и часто становятся даже обузой для тех, кто вызывал их к жизни. Или пытался «довести до взросления».
Это все сказано не в обиду тем народам, народностям или национальностям, которые по какой-то причине хотят и отделяются от метрополий, «патронов», старших братьев или сестер.

По большей части они-то ни в чем и не виноваты, кроме стремления улучшить свою жизнь. Просто попадают в «нехорошие геополитические игры». После чего одни нации дробятся и распадаются (Югославия 90-х), а другие обретают независимость и частичность признания. Часто (пример Косово) в обход международно-правовых норм и резолюций ООН. С Абхазией и Южной Осетией, между прочим, все было сделано абсолютно в «рамках правил». Во всяком случае, в этом уверена Россия. Хотя многие это мнение не разделяют. На сегодня Косово признали 69 государств. Абхазию и Южную Осетию - по четыре члена ООН (Россия, Никарагуа, Венесуэла и Науру), плюс еще Приднестровье.

Международное право – это, конечно не адронный коллайдер и не хирургия на открытом сердце. Здесь невозможны (может, и не нужны) точность до размеров адронных частиц или бритвенная острота скальпелей. И, как часто бывает в международной юриспруденции, из ее «инструментов» можно выбирать наиболее подходящий для конкретных, данных геополитических (исторических, дипломатических, военных, экономических, спорно-территориальных и пр.) условий. Что, собственно, и ведет к «многослойной» интерпретация двусмысленного решения.

На сегодня в международном праве есть две основные теории признания государственности – «декларативная» и «учредительная». Обе в равной мере применимы к Косово, Абхазии, Осетии… Оно, это право, вообще скроено таким образом, что умелые юристы могут тянуть его гуттаперчу в любую сторону и растягивать до состояния почти полной прозрачности или туманности. То же самое, между прочим, как показывают дебаты в ООН, относится и к резолюциям этой уважаемой организации.

Адепты «декларативной государственности» убеждены, что для признания надо иметь фиксированную территорию, постоянное население, правительство и способность вступать во взаимоотношения с другими государствами. Сторонники «учредительной теории» полагают, что для «государственности» (признания независимости) вполне достаточно быть признанным другими или даже другим (одним) государством. На эту теорию, кстати, ссылался наш Дмитрий Медведев в случае с Абхазией и Южной Осетией. Хотя никоим образом нельзя утверждать, что он – именно ее и только ее сторонник. Упаси Бог. Это был всего лишь пример. Мало ли что может произойти в будущем…

Вся беда только в том, что мировой лагерь «неидентичных государственных близнецов» очень сильно возбуждает пример Косово или Абхазии. В испанской Каталонии, к примеру, на волне нынешнего кризиса в ЕС и стране, снова возгорелись желания отделиться от Испании. Каталония - самая богатая часть Испании и сильно обижена тем, что ее обязывают тащить (правительство объявило режим бюджетной экономии) всю остальную ленивую голь.

Между прочим, в разряд частично признанных на сегодня попадают не только недавно самопровозгласившиеся, но и вполне солидные члены мирового сообщества с большим стажем суверенитета, и даже члены ООН. Армению, к примеру, не признает Пакистан (в знак поддержки Азербайджана в вопросе нагорно-карабахского урегулирования). Северную Корею не признают Япония и Южная Корея, Кипр не признан Турцией, Израиль «не видят» 20 членов ООН (арабские страны и часть африканских государств). Есть частично, полу- и почти никем не признанные Тайвань, Нагорный Карабах, Сомалиленд, Приднестровье, Турецкая республика Северного Кипра, Палестинская автономия, Арабская демократическая республика Шахрави (Западная Сахара). Чехия и Словакия, например, до сих пор не признаны Лихтенштейном (и наоборот), поскольку у княжеской фамилии в этих странах отобраны кое-какие земли.

Число же сепаратистских или автономистских движений в мире вообще невероятно. И больше всего их в… Европе: 28 больших, малых и средних, от Албании до Германии, Бельгии, Испании и Португалии, Франции, Британии, Швеции, Голландии, Финляндии. Африка здесь стоит только на втором месте – 24 группировки. Азия – на третьем – 20. В Северной, Центральной и Южной Америках их общее число 21. Даже на карибских островах США есть те, кто не прочь отделиться от «метрополии».

Между прочим, мы, в России вплоть до 2009-го года имели в своем составе автономные республики с очень раздраженным отношением к своему статусу внутри РФ. В Гааге есть организация под названием Организация непризнанных наций и народов, которая, по определению, объединяет всех обиженных и ущемленных в своей государственности. Так вот, вплоть до октября 2009 года сюда входили российские коми, мари, до 2008 года Чувашия, Ингушетия, до 1998-го Башкортостан.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии,
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала