Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Начало ядерной эры: бомбардировка Хиросимы

© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанкВзрывы ядерных бомб над Хиросимой и Нагасаки положили начало эпохе ядерного сдерживания
Взрывы ядерных бомб над Хиросимой и Нагасаки положили начало эпохе ядерного сдерживания
6 августа 1945 года состоялась первое и пока последнее боевое применение ядерного оружия: бомбардировщик B-29 американской армейской авиации сбросил ядерную бомбу "Малыш" на Хиросиму. Второй налет с использованием ядерного боеприпаса состоялся спустя три дня.

Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости.

6 августа 1945 года состоялась первое и пока последнее боевое применение ядерного оружия: бомбардировщик B-29 американской армейской авиации сбросил ядерную бомбу «Малыш» на Хиросиму. Второй налет с использованием ядерного боеприпаса состоялся спустя три дня. С тех пор и до нашего времени мир живет в условиях постоянной угрозы применения ядерного оружия, которая то возрастает, то уменьшается, но всегда остается на заднем плане, обеспечивая мир между великими державами. В этих условиях все, связанное с историей ядерного оружия, и особенно - история налетов на Японию, продолжает вызывать неослабевающий интерес.

Исследования в сфере военного применения ядерного оружия велись в США (да и в других странах) еще до войны. В 1939 году в США был создан «урановый комитет S-1». На этом этапе военное ведомство еще не проявляло большого интереса к данной работе. В апреле 1940 года возникает MAUD Committee - от «Military Application of Uranium Detonation» («Военное Применение Уранового Взрыва»). В состав комитета вошли виднейшие английские и немецкие физики (эмигрировавшие из Германии) - Рудольф Пайерлс, Джордж Томпсон, Отто Фриш, Клаус Фукс, Джеймс Чедвик и другие.

Научно-исследовательская работа группы «Мауд Комитти» завершились созданием организации «Тьюб Эллойс», задачей которой стало производство ядерного взрывчатого вещества. Тем временем в США узнали о том, что собственную ядерную программу осуществляет Германия, и внимание к проекту на порядок возросло. Проект, ставший годы спустя всемирно известным под названием Манхэттенского, получил приоритетное финансирование, к работе подключились ведущие научные силы, и работа пошла полным ходом.

Научным руководителем проекта стал выдающийся ученый Роберт Оппенгеймер, куратором и организатором - генерал Лесли Гроувз, получивший практически неограниченные полномочия (впоследствии такую схему скопируют в СССР, где научное руководство проектом будет возложено на Игоря Курчатова, а организационные и контрольные функции - на Лаврентия Берию).

В «Манхэттенском проекте» была задействована плеяда выдающихся ученых, уже имевших или получивших впоследствии всемирную известность - Эдвард Теллер, Энрико Ферми, Лео Сциллард, Джон фон Нейман и многие другие. Следует, впрочем, отметить, что вопреки популярному заблуждению, Альберт Эйнштейн, чье совместное с Лео Сциллардом и другими учеными письмо Рузвельту, написанное еще в 1939 году, стало отправной точкой для начала работы «Уранового комитета», не участвовал в создании бомбы - американские спецслужбы не были уверены в его благонадежности. Сам Эйнштейн до конца жизни задавался вопросом о моральности (или аморальности) применения ядерного оружия.

То, что создание эффективного ядерного заряда - дело ближайших месяцев, стало ясно к середине 1944 года. Командование армии США начало подготовку к практическому применению нового оружия. Честь первого применения ядерной бомбы выпала 509-й смешанной авиационной группе, изначально созданной для испытаний и применения авиационных бомб большой мощности. В качестве самолета-носителя был выбран стратегический бомбардировщик B-29 Superfortress, обладавший уникальными для того времени летными характеристиками.

К апрелю 1945 в составе 509-й группы было 14 подготовленных экипажей, каждый из которых совершил не менее 50 учебных полетов со сбросом инертного боеприпаса, и командир группы полковник Тиббетс объявил о ее готовности. Началась подготовка к переброске самолетов и экипажей за океан. К этому времени уже было ясно, что целью для атомных бомб станут города Японии - у Германии шансов продержаться до готовности первых боеприпасов нового типа уже не было.

Подготовка

Взлетать предстояло с аэродрома на острове Тиниан - маленького клочка суши в Марианском архипелаге. Первые транспортные самолеты 509-й авиагруппы с экипажами и техниками прибыли на Тиниан 18 мая 1945 года. 29 мая на базу начали прибывать вспомогательные подразделения и персонал группы. 11 июня началась переброска бомбардировщиков. 509-я группа вошла в состав 313 бомбардировочного крыла, принимавшего участие в налетах на Японию с февраля 1945 года. В связи с секретностью новой части район ее базирования был отнесен на несколько миль в сторону от остальных частей и тщательно охранялся.

В это же время командир группы подобрал себе самолет для боевых действий - B-29 серии 45-MO, модификации Silverplate, серийный номер 44-86292, сошедший с производственной линии фирмы Glenn L. Martin 9 мая 1945 года.

Тем временем в США прошли первые ядерные испытания: заряд под названием «Устройство» был взорвано на полигоне в Аламогордо в штате Нью-Мексико 16 июля 1945 года. Находившийся в это время в Потсдаме президент США Гарри Трумэн сообщил об успехе Черчиллю и Сталину. Это сообщение - фактически первый в истории акт «ядерной дипломатии» - стало поводом для активизации работ над советским ядерным проектом.

Боевое применение

16 июля бомба, в которой не хватало небольшой доли урана, была погружена на борт тяжелого крейсера «Индианаполис», немедленно вышедшего в море. 26 июля он доставил на остров Тиниан первый ядерный боеприпас - бомбу «Малыш». 29 июля на Тиниан прибыл генерал Карл Спаатс, командовавший стратегической авиацией на тихоокеанском ТВД. Он привез с собой приказ на боевое применение ядерного оружия, который подписал за сутки до того начальник Объединенного комитета начальников штабов генерал Джордж Кэтлетт Маршалл. Подготовка к боевому применению ядерного боеприпаса вошла в завершающую стадию. 28 июля и 2 августа 1945 года на остров самолетами были доставлены компоненты бомбы «Толстяк».

Самым сложным был вопрос выбора целей. Комиссия, заседавшая в Вашингтоне в мае-июне 1945 года, рекомендовала в качестве возможных целей Киото, Хиросиму, Ниигату и арсенал в Кокуре. Идея применить новое оружие против чисто военной цели (например, авиабаз или воинских складов) была отвергнута, поскольку был шанс промахнуться мимо маленькой цели, не окруженной обширной городской зоной.

Кроме того, считалось, что «это снизит психологический эффект, оказываемый на противника». В качестве основной цели генерал Гроувз рассматривал Киото, аргументируя это тем, что «во-первых, этот город имеет больше миллиона населения, что, следовательно, обещает хороший эффект взрыва; во-вторых, он занимает огромную площадь, на которой вполне укладывается предполагаемый диаметр зоны разрушения».

Приговор Киото не был утвержден: министр обороны США Генри Стимсон вычеркнул древнюю столицу Японии из списка из-за ее культурного значения. По словам профессора Эдвина О. Райшауэра, Стимсон «знал и ценил Киото со времен его медового месяца, проведенного там десятилетиями ранее». На первом месте в списке оказалась Хиросима. В качестве четвертой цели был утвержден Нагасаки.

Подписанный Маршаллом приказ, который разработал Лесли Гроувз, предписывал нанести удар «в любой день после третьего августа так скоро, как только позволят погодные условия». B-29 мог нанести бомбовый удар и по закрытой облаками цели, но для детального контроля результатов атаки и анализа ее эффективности требовалась безоблачная погода.

Пятого августа полковник Тиббетс «окрестил» свою машину. Его B-29 «бортовой номер 82-черный» получил имя Enola Gay в честь матери командира группы. Глубокой ночью, в 2:45 6 августа 1945 года «Энола Гей» оторвалась от взлетной полосы аэродрома Норт Филд и направилась к Японии в составе соединения из семи машин - ее самой, запасного самолета, трех разведчиков и двух контролеров. Разведчикам предстояло определить точную цель из четырех назначенных.

Погода, только что признанная годной, вновь портилась, грозя сорвать миссию. Майоры Джон Уилсон и Ральф Тейлор, командиры разведчиков-бомбардировщиков «Джебит III» и «Фулл Хаус», посланные к Кокуре и Нагасаки, сообщили о плотной облачности над целями.
В 7:10 майор Клод Изерли, пилот бомбардировщика-разведчика B-29 c собственным именем «Стрэйт Флэш», послал сигнал «Бомбите первую цель» - небо над Хиросимой было чистым.

«Энола Гей» продолжала полет без каких-то неисправностей, и запасной бомбардировщик - «Топ Сикрет» под управлением капитана Чарльза Макнайта - совершил посадку на Иводзиме. На Хиросиму выходило звено из двух машин - «Энола Гей» с бомбой и B-29-45-MO 44-86291, «бортовой номер 91-черный», пилотируемый капитаном Джорджем Маркуортом, которому выпала роль фотоконтролера. (После ядерной бомбардировки Нагасаки Маркуорт назовет свой самолет Necessary Evil - «Необходимое зло».) Позади них шел самолет «Грейт Артист» под управлением майора Чарльза Суини, с установленной на нем аппаратурой измерения мощности взрыва и анализа его продуктов.

Радары ПВО Японии обнаружили самолеты в 7:15 утра. Малочисленность соединения заставила японцев предположить, что B-29 выполняют разведывательную миссию, в связи с чем истребители на перехват было решено не поднимать (к этому времени японские ВВС испытывали критический дефицит топлива). Вскоре по курсу самолетов стало ясно, что они следуют на Хиросиму, и в городе была объявлена воздушная тревога.

В 8:00 она была отменена - по радио было объявлено, что при появлении самолетов надлежит укрыться, однако, скорее всего, они выполняют разведывательный полет, и бомбового удара опасаться не следует.

В 7:45 капитан ВМС США Уильям Стерлинг Парсонс - главный технический специалист по эксплуатации ядерной бомбы - установил предохранители в электрической цепи бомбы и включил питание. Возвращение самолета с бомбой на борту стало невозможным.

08:14:17 - бомболюк открыт, бомба сброшена. Тиббетс вводит самолет в боевой разворот, на максимальной скорости уходя от точки сброса. Взрыв произошел в 08:15:02 в шестистах метрах над одним из мостов в центре Хиросимы. Зафиксированная мощность взрыва равнялась тринадцати килотоннам, радиус сплошного разрушения - 1,6 километра, площадь пожаров - 11,4 километра. 90 процентов зданий Хиросимы были разрушены либо тяжело повреждены. Число жертв, по средневзвешенным оценкам, составило около 80 тысяч человек из 255-тысячного населения города. Разрушения оказались столь значительными еще и вследствие того, что японская застройка легко поддавалась огню и совершенно не выдерживала ударной волны. Будь на месте Хиросимы европейский город с каменной и бетонной застройкой, радиус разрушения и процент уничтоженных зданий оказался бы многократно меньшим. Число жертв впоследствии возросло из-за лучевой болезни, составив в общей сложности около 140 тысяч человек.

Поскольку Япония не проявляла готовности капитулировать, то 9 августа настала очередь второй цели. На сей раз жертвой стал Нагасаки. Жертвами ядерной бомбардировки Нагасаки стали 74 тысячи человек. Так же, как и в Хиросиме, впоследствии это число возросло из-за лучевой болезни. К этому моменту японское руководство уже полностью осознало масштаб происходящего - японские физики смогли оценить произошедшее и составить соответствующий доклад. В сочетании с начавшимся наступлением советской армии в Маньчжурии, взрывы ядерных бомб заставили Империю капитулировать.

Взрывы ядерных бомб над Хиросимой и Нагасаки положили начало эпохе ядерного сдерживания. Монополия США на обладание новым оружием была недолгой - с августа 1949 года и до нашего времени мир существует в условиях «равновесия страха» - когда последствия войны равно ужасны для обеих сторон, нет смысла ее начинать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала