Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Чем дальше в лес, тем больше партизан

В последнее время очень популярным и даже модным стало слово "партизаны". Его применяют по отношению к нескольким уголовникам, бандитам и разбойникам из Приморского края. Говорят, что одного из них - или, по другой версии, его брата - избили в местном отделении милиции. Вот он, дескать, и "встал на путь мщения", да еще и товарищей подбил. И для того, чтобы начать мстить, они ушли в леса, в суровую приморскую тайгу.

«Слово - полководец человечьей силы», - писал Владимир Маяковский. Словом можно возвеличить и вознести. Но можно и припечатать так, что мало не покажется. Припечатать и того, кому слово адресовано, и того, кто его некстати употребил.

В последнее время очень популярным и даже модным стало слово «партизаны». Его применяют по отношению к нескольким уголовникам, бандитам и разбойникам из Приморского края. Говорят, что одного из них - или, по другой версии, его брата - избили в местном отделении милиции. Вот он, дескать, и «встал на путь мщения», да еще и товарищей подбил. И для того, чтобы начать мстить, они ушли в леса, в суровую приморскую тайгу.

«Мщение» выглядело несколько странно. Милиционеров из того районного отделения, где кого-то из них обижали, они и пальцем не тронули. Зато начали обстреливать и отбирать оружие совсем у других правоохранителей - из соседнего района. Одного убили, еще нескольких ранили. Естественно, против «мстителей» развернули операцию, при поимке двое были застрелены, остальных арестовали и будут судить. В общем, банальная уголовщина, которая вроде бы не заслуживает обсуждения.

Однако резонанс превзошел всякие ожидания. Примерно в те же дни, когда все это происходило, в Интернете появилось некое «воззвание приморских партизан». Цитировать его я не буду, по соображениям брезгливости. Сочиняли этот текст отнюдь не «лесные братья», так как всемирная сеть до тайги пока не добралась, а использовать словосочетание «огромные мегабайты информации лжи» может только отвыкшая от нормального русского языка личность, у которой компьютер заменяет мозги.

Именно из этого бредового и безграмотного «воззвания», которое слишком многие восприняли всерьез, выпорхнуло словечко «партизаны». И пошло гулять по просторам сети, а потом и за ее пределами.

Дело дошло до абсурда: когда в двух разных концах страны, в Пермской и Новгородской области, случились вооруженные нападения на посты ДПС, их тоже записали по линии «партизанской борьбы». Хотя нападения на милицию/полицию с целью завладеть оружием, а также формой - хотя и недобрая, но старинная традиция преступного мира.

Откуда же взялись эти байки про вездесущих и чуть ли не всемогущих «партизан»? Немало постарались обитатели Интернета и особенно блогосферы. Там немало любителей самых радикальных словес, готовых раздуть любое событие до уровня явления. Отдельные, - с виду вполне интеллигентные, - пользователи доходят до того, что проводят кощунственные параллели с советскими партизанами времен Великой Отечественной войны и оправдывают крутой самосуд, ласково именуя его «прямой демократией».

Но хотя блогосфера не зеркало, а скорее увеличительное стекло, она, тем не менее, отражает реальность и передает общественные настроения.

Зерна упали в хорошо удобренную почву. Народ поверил в «партизан», потому что ему этого очень хочется. Людям свойственно выдавать желаемое за действительное. К милиции и прочим правоохранительным органам у нас в России относятся негативно, причем огульно и с разухабистым размахом. Факт есть факт: многим приятно думать, будто нашлась «управа на ментов». И относится это отнюдь не к одним лишь блогерам, хотя они и идут в авангарде. Да и, что греха таить, сами милиционеры часто дают основания для самых людоедских желаний и настроений. Что ни в коем случае не оправдывает людоедства.

На Руси издавна романтизировали «благородных разбойников» и симпатизировали им, начиная еще с новгородских ушкуйников, совершавших грабительские набеги на города русского Севера, а про Стеньку Разина сложили трогательную народную песню. Явление это вовсе не уникальное. Достаточно вспомнить английские легенды о Робин Гуде.

Вот и в приморской истории многим обывателям чудятся такие же робингуды, хотя сами они предпочли бы не встречаться с лесными «народными мстителями». Хорошо хоть их «неуловимыми» нельзя назвать. Причем чем дальше от Приморья, тем вера крепче, а эмоции сильнее и радикальнее.

Это касается не всех. Безусловно, можно понять родственников самих этих мнимых «партизан», ими движут естественные человеческие чувства. Как заявила одна из родственниц, «мы добиваемся объективного расследования дела наших погибших родственников. Для этого нам необходимы опытные адвокаты, но у нас нет денег на оплату их услуг. Важно установить, что в милиции их жестоко избивали, выколачивая из них показания о том, чего они не совершали». Что ж, объективное расследование - дело всегда полезное. В том числе поможет развеять многие информационные мифы.

И, наконец, два слова про милицию, которая нас бережет, хотя иногда вовсе даже не бережет, а наоборот. Ее не прислали с другой планеты и не завезли из-за рубежа. Это наши сограждане. Собственно говоря, это - мы. Такие, какие мы есть. Если многие из нас готовы оправдывать и защищать явных уголовных преступников, которые грабят и убивают, и неважно, кого именно они грабят и убивают, хоть милиционеров, хоть слесарей, если присваиваем им славное звание «партизан», то почему мы хотим, чтобы сотрудники милиции были созданы из особого, идеального материала? Так не бывает.

Реформирование МВД - занятие чрезвычайно сложное, но возможное, исполнимое. Было бы желание. А вот как «отреформировать» человеческую психологию, я не знаю. Можно только индивидуально, по капле выдавливать из себя веру в сказки про народных мстителей, благородных разбойников и всяких прочих «партизан».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала