Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Турция: на Кавказе все равны. Если центр равновесия в Анкаре

© Flickr / kriskaerТурция: на Кавказе все равны. Если центр равновесия в Анкаре
Турция: на Кавказе все равны. Если центр равновесия в Анкаре
Сначала президент Абдулла Гюль и премьер Турции Тайип Эрдоган принимали 12 мая российского президента Дмирия Медведева. Затем Эрдоган направился 14-го с историческим визитом в Грецию, 16-го незапланированно "заглянул" в Тегеран, где была заключена "ядерная сделка" Иран-Турция-Бразилия, прямо оттуда поехал в Азербайджан с визитом 17 мая, а уже потом отправится в Грузию...

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости.

С середины мая у Турции - выброс необычайной дипломатической энергии. Астрономы назвали бы такое «периодом повышенной солнечной активности». Сначала президент Абдулла Гюль и премьер Турции Тайип Эрдоган принимали 12 мая российского президента Дмитрия Медведева. Затем Эрдоган направился 14-го с историческим визитом в Грецию, 16-го незапланированно «заглянул» в Тегеран, где была заключена «ядерная сделка» Иран-Турция-Бразилия, прямо оттуда поехал в Азербайджан с визитом 17 мая, а уже потом отправится в Грузию. Самое интересное в том, что все, что обсуждалось на одних переговорах, плавно становилось темами других: и иранский атом, и Нагорный Карабах, и кавказский конфликт (обсуждались на переговорах с Медведевым), и черноморские трубопроводы, и европейская энергетика и т.д.

Турки почти в буквальном смысле слова «челночат» по периметру Анатолии, материализуя вокруг Турции основы концепции, которую эксперты в Анкаре именуют «геополитическим и энергетическим плюрализмом». Конечную цель можно было бы охарактеризовать и как «региональную сверхдержавность», но, увы, такого парадоксального понятия не существует. Хотя, кто знает, может оно и появится вскоре усилиями Анкары. Поскольку речь как раз и идет об укреплении ее особой роли в регионе, где сходятся Европа и Азия, мусульманский мир с христианским и где Кавказ смыкается с Россией, где формируется крупнейший энергетический (газо- и нефтяной) перевалочный узел мира. Здесь сталкиваются интересы Москвы и Запада и расположены ворота на Ближний Восток. Так что все это явно выходит за пределы региональности как таковой.

Привет Евросоюзу

Вообще все, что делают в последнюю неделю турки, они делают не без элемента демонстративности. Исключительно «для европейского потребления». Имеется в виду прежде всего ЕС. Поскольку Анкаре отказывают в приеме в Евросоюз (во всяком случае, даже ассоциированное членство ей до 2020 года «не грозит»), Турция очень наглядно показывает, что Брюссель теряет, отвергая свою евроазиатскую соседку. И на что, вернее, к кому, он ее толкает.

С Россией Турция уже подписала соглашение о строительстве атомной электростанции, согласна на частичное участие в газопроводе «Южный поток», приветствует российское участие в строительстве нефтепровода Самсун-Джейхан, по которому пойдет российская нефть. У нас уже появились безвизовые отношения.

Россия, похоже, играет особую роль в обретении Турцией ее нового статуса особой региональной значимости. Здесь Порте приходится очень деликатно маневрировать и сочетать сотрудничество с Москвой в политике с «легкой» конкуренцией с ней же в экономике и энергетике. По большому счету «геополитический плюрализм» должен был бы подразумевать, со стороны Турции, усилия по закреплению статус-кво в «отделившейся» постсоветской Евразии вообще, и на южном Кавказе - в частности. Логически, для этого нужно было бы уводить Баку и Тбилиси подальше от бывшей «метрополии», то есть России. А для этого, в свою очередь, надо было бы изолировать Россию экономически, закрыть ей газо- и нефтепроводные пути в Европу. Но турки этого не делают.

Что хорошо для бизнеса Турции - хорошо для Кавказа

Турки очень умело сочетают свой «российский уклон» с «европейским реверансом». Они согласны пропускать через себя и российские газ и нефть, и азербайджанские (туркменские, иранские) газ и нефть в обход России. При этом они хорошо понимают, что поток российского газа все равно будет несопоставимо «шире» азербайджанского. Но Европе надо демонстрировать энергетическую «альтернативность». Эрдоган, например, должен подписать в Баку новое соглашение о поставках азербайджанского газа с месторождения «Шахдениз-2.» В настоящее время Баку продает Турции 6 млрд кубометров газа в год с поля «Шахдениз-1», на котором вырабатывается 9-10 млрд кубов газа в год. Турки хотят получить еще 6-7 млрд кубоментов с «Шахдениз-2». К 2014-2017 году месторождение должно выдавать до 16 млрд кубометров в год. Часть этого газа может быть пущена для наполнения газопровода «Набукко», который по идее должен дать Европе газ через Турцию, минуя Россию. Турки готовы принять у себя и «Набукко», хорошо понимая, что роль «газового диспетчера» для сырья из России, Азербайджана, Туркмении и Ирана придаст им еще больше «регионального веса».

Но для этого они предлагают устранить политические риски «размороженных» кавказских конфликтов. Эрдоган привез с собой в Баку и Тбилиси предложение Турции по Кавказскому пакту стабильности и сотрудничества, который турки подготовили в прошлом году и усиленно рекламируют как довесок к нефтегазовым контрактам. В Анкаре вполне резонно полагают, что если стороны на Кавказе дополнят согласование действий в области энергетики реальным согласованием шагов в области региональной безопасности, то это подвигнет регион в направлении оформления единой региональной конфигурации безопасности. То есть четкой структуры, в рамках которой могут быть очерчены рамки возможного и недопустимого в отношениях между всеми соседями. В Турции считают, что на Кавказском форуме (в какой бы форме он не был сформирован) можно обсуждать все проблемы и устранять все разногласия. Чтобы они не доходили до конфликтов.

«Кавказ - это ключ к безопасной транспортировке ресурсов и энергии с востока на запад, - так сформулировал главную идею пакта президент Турции Абдулла Гюль. - Такая транспортировка идет через Турцию. Поэтому мы настолько активны в попытках установить атмосферу диалога, правильного климата. Нестабильность на Кавказе будет подобием стены между Востоком и Западом, а стабильность превратит его в открытые ворота».

А сопровождающий турецкого премьера во всех его последних поездках министр иностранных дел Ахмед Давутоглу откровенно сказал, что для Турции Россия - это особый партнер. Анкара не может смотреть на Россию как все другие страны НАТО, по причине своей особой географической расположенности, тесных связей с Россией в экономике.

«Турция это, конечно, часть Запада. Но отношения Турции и России не могут быть такими же, как отношения, скажем, Дании и России, Норвегии и России или Канады и России. Любая другая европейская страна может проводить частичную изоляционистскую политику в отношении России. Может ли это позволить Турция? Может ли Турция позволить экономическую изоляцию России? Мы на 75-80% зависим от России энергетически. Мы не хотим российско-американской или российско-натовской конфронтации. Мы не хотим платить по счетам чьих-то стратегических ошибок или просчетов».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала