Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Подвиг 6-й роты: мужество солдат, просчеты генералов

Десять лет назад, 28 февраля – 2 марта 2000 года, произошел один из самых известных эпизодов 2-й чеченской войны – бой у высоты 776. В ходе этого боя почти полностью погибла 6-я рота 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка из состава знаменитой Псковской гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости.

Десять лет назад, 28 февраля – 2 марта 2000 года, произошел один из самых известных эпизодов 2-й чеченской войны – бой у высоты 776. В ходе этого боя почти полностью погибла 6-я рота 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка из состава знаменитой 76-й (Псковской) гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Бой с превосходящими силами боевиков, в ходе которого погибли 84 солдата и офицера ВДВ, стал символом мужества и героизма русского солдата наших дней, однако единого мнения об обстоятельствах боя и предпосылках, определивших его исход, до сих пор не сложилось, и, по большому счету, бой еще ждет своего исследователя. Что же именно происходило в эти дни на высоте 776 и в окрестностях?

6-я парашютно-десантная рота под командованием майора Сергея Молодова, которой пришлось принять на себя главный удар боевиков, должна была занять позицию между селами Улус-Керт и Сельментаузен, чтобы предотвратить прорыв боевиков Басаева и Хаттаба в сторону Ведено. Поскольку ротный командир лишь недавно вступил в должность, то вместе с ротой на операцию вышел командир батальона подполковник Марк Евтюхин.

В ходе выполнения задания, днем 29 февраля, разведывательный дозор 6-й роты столкнулся с боевиками, и Марк Евтюхин принял решение отступить к высоте 776 и организовать там оборону. При отходе десантники понесли первые потери, в том числе погиб и Сергей Молодов.

Вскоре боевики начали ожесточенные атаки на высоту 776, где оборонялись десантники. Расклад сил был явно не в пользу 6-й роты: 90 десантников против крупной банды, численность которой, очевидно, превосходила тысячу человек, а по некоторым сведениям достигала 2500.

К концу дня рота потеряла убитыми уже 31 солдата и офицера, но продолжала вести бой. В три часа ночи на помощь 6-й роте подошли 15 бойцов из состава 4-й роты, занимавшей позиции неподалеку, под командованием заместителя командира батальона майора Александра Доставалова. Эта помощь, однако, не позволила переломить ситуацию. Более весомая поддержка – 1-я рота 104-го полка – была направлена к месту боя слишком поздно и кружным путем, и в итоге опоздала. Ее подразделения попали в засаду и смогли прорваться на высоту 776 лишь утром 2 марта.

Несмотря на подавляющее численное превосходство, боевики в течение долгого времени не могли прорваться сквозь позиции роты, умело оборонявшейся при поддержке артиллерии. Понеся значительные потери, они предложили десантникам пропустить их за выкуп, но это предложение, естественно, было отвергнуто.

Бой 6-й роты завершился к семи часам утра 1 марта, когда бандиты пошли в очередную решительную атаку. Выдержать ее 26 десантников, многие из которых уже были ранены, не смогли. В общей сложности к своим прорвались лишь семь человек из состава роты, среди которых не было ни одного офицера. Потери бандитов составили, по разным данным, 400-600 человек, включая нескольких полевых командиров.

Бандиты сумели занять высоту 776, после чего рассеялись в окрестностях – дальнейший прорыв был для них уже невозможен. Указом президента РФ 21 десантник был представлен к званию Героя России (посмертно), 69 солдат и офицеров 6-й роты награждены Орденами Мужества (63 из них — посмертно).

Подвиг десантников, выполнивших свой долг, не подлежит сомнению, но при изучении боя 6-й роты следует понимать, что у этой медали две стороны. На одной из них – мужество солдат и офицеров, на другой – просчеты командования, которые сделали подобный бой возможным.

При изучении этих просчетов встают следующие вопросы:

1.    Каковы были действия разведки, и как оценивалась численность боевиков до начала боя? Если она занижалась – то это просчет разведки, если она оценивалась верно – тогда выглядят неадекватными действия командования, поставившего на наиболее вероятном направлении прорыва банды всего три роты на удаленных друг от друга позициях, при наличии поблизости достаточно крупных сил.

2.    Почему так запоздала помощь? О встрече 6-й роты с крупными силами боевиков, принудивших ее отступить, стало известно уже к часу дня 29 февраля. Тем не менее 1-я рота получила приказ о выдвижении на высоту 776, на помощь обороняющимся, лишь к исходу дня, когда боевикам удалось организовать засады на пути возможного подхода резервов.

3.    Почему 6-я рота была практически лишена тяжелого вооружения, которое можно было доставить на высоту 776 вертолетами до того, как окрестности накрыл сильный туман?

4.    Почему по районам сосредоточения боевиков, до их сближения на опасную дистанцию, не вела огонь дальнобойная артиллерия и не осуществлялись вылеты фронтовых бомбардировщиков Су-24, характеристики которых позволяют действовать ночью и в сложных метеоусловиях? Де-факто артиллерийская поддержка роты ограничивалась лишь огнем 120-мм САУ «Нона», входивших в состав полковой тактической группы.

5.    Наконец, почему, когда стало ясно, что 6-я рота столкнулась с многократно превосходящим противником, она не получила приказа об отходе? Учитывая наличие поблизости крупных сил, прорыв боевиков вслед за отступающей ротой привел бы лишь к заманиванию бандитов в ловушку и их уничтожению.

В значительной мере, по мнению многих исследователей, трагедия 6-й роты была предопределена позицией высшего командования, которое к тому моменту объявило об уничтожении «главных сил» боевиков. «Сегодня мы поставим точку над уничтожением бандформирований. Это не означает, что они до конца разбиты, но уже как банды с сегодняшнего дня они не существуют. Остались огрызки, которые разбежались, чтобы спасти свою шкуру» – заявил 29-го февраля 2000-го года, т.е. в тот самый день, когда начался бой 6-й роты, генерал Трошев (лексика автора сохранена).

В тот же день министр обороны Игорь Сергеев доложил исполняющему обязанности президента Владимиру Путину об успешном завершении «третьего этапа контртеррористической операции».

После подобного заявления использование тяжелой артиллерии и фронтовых бомбардировщиков могло быть воспринято руководством Вооруженных сил и страны неадекватно – так получается?

В результате, уже когда информация о бое начала просачиваться в прессу, командование объединенной группировки войск на Северном Кавказе продолжало отрицать факт боя и понесенных десантниками потерь. Скрыть произошедшее, тем не менее, не удалось – 30 из 84 погибших были уроженцами Псковской области, и местные газеты очень скоро назвали и количество погибших, и основные обстоятельства боя.

Никакие официальные выводы из произошедшего опубликованы не были, а военная прокуратура сочла, что в обстоятельствах боя отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела. Лишь отчасти вина командования была признана летом 2000 года – в день 70-летия ВДВ Владимир Путин, находившийся во Пскове, признал вину руководства «за грубые просчёты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат».

Подобный исход вряд ли можно считать удовлетворительным – привычка прятать за солдатским подвигом ошибки командования, в конечном счете, обходится слишком дорого.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала